Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Почему так много людей на Балканах возмущены твитом Макрона по поводу смерти сербского патриарха

Президент Сербии Александр Вучич выступает с речью на похоронах сербского патриарха Иринея 22 ноября 2020 года. Общедоступное фото из архива президента Сербии/Димитрий Голл. Используется с разрешения.

Твит президента Франции Эмманюэля Макрона с выражением соболезнования президенту Сербии Александру Вучичу «и всем сербам» в связи с известием о смерти патриарха Сербской православной церкви Иринея от COVID-19 вызвал отрицательную реакцию в Интернете.

Я позвонил президенту Александру Вучичу, чтобы выразить соболезнования после того, как мне стали известны печальные новости об уходе патриарха Иринея. Франция скорбит вместе со всеми сербами.

Критики Макрона требовали, чтобы он придерживался своей открыто выраженной позиции против религиозного экстремизма, который, как известно, подпитывает ненависть, и, если ему не мешать, ведёт к насилию, что показали Югославские войны в 1990-х годах.

Люди на Западных Балканах и в других странах недоумевали, как может человек, обязавшийся защищать светские просвещённые ценности в Европе, инвестировать институциональный политический капитал Франции в связь с личностью, которая вместе с Сербской православной церковью стала символом всего отсталого, глубоко социально консервативного и расистского в сербском обществе.

Сегодня тысячи людей собрались в Белграде, чтобы воздать последние почести сербскому патриарху Иринею, который скончался от COVID-19 в пятницу. Его гроб был накрыт плексигласом, и время от времени его опрыскивали дезинфицирующим средством.

Вот 🧵 по поводу неоднозначных итогов его деятельности.

Многие боснийцы, албанцы, хорваты и даже некоторые сербы указывали в Twitter на то, что патриарх Ириней был известен своим отрицанием геноцида, поддерживал осуждённых судом военных преступников генерала Ратко Младича и бывшего президента Республики Сербской Радована Караджича и заявлял [сер], что приговор 2017 года этому сербскому генералу по делу о геноциде «был дьявольской затеей мировых лидеров». Младич был признан виновным [анг], помимо других преступлений, в геноциде за приказ казнить более 8000 гражданских боснийцев, в основном мужчин и мальчиков, после падения Сребреницы.

Идея: возможно, президент, считающий себя либералом, не должен оплакивать садиста, гомофоба и человека, отказавшегося выступить против педофилии в своей церкви

Хотя патриарх Ириней не выступал с такими же воинственными заявлениями, как его предшественник патриарх Павел, он был явным сторонником великосербского национализма и ирредентизма. Очевидно, что пока он возглавлял Сербскую православную церковь, она не сделала ничего, чтобы дистанцироваться от идеологии Великой Сербии. Сам патриарх в публичных выступлениях многократно говорил [сер], что «где бы ни жили сербы, будь то Сербия, Босния, Воеводина, Черногория или другие места, это Сербия».

Сербская православная церковь давно поддерживает идеологию Великой Сербии. Предшественник Иринея открыто поддерживал военные действия сербов в Боснии и Герцеговине, Хорватии и Косово. Он не только укрывал, но и оказывал публичную поддержку военным преступникам, таким как Милан Лукич [анг], один из самых известных организаторов массовых убийств во время геноцида боснийцев. В 2011 году Сербская православная церковь представила книгу Лукича [анг] в крупнейшем храме Белграда, Кафедральном соборе святого СаввыВ 2012 году Лукич был приговорён к пожизненному заключению за свою роль в массовых убийствах [анг]в которых погибли более 100 человек.

Действительно, роль Сербской православной церкви в раздувании пламени национализма и этнической ненависти настолько очевидна, что в 1995 году она подала иск на три французские газеты [анг]Libération, Le Monde и Le Figaro, за статьи, обвинявшие православную церковь в поддержке этнических чисток, военных преступлений и геноцида в Боснии и Герцеговине. Церковь проиграла это дело во французском суде. В 1998 году сербско-американский историк и богослов Майкл А. Селлс написал в своей книге: «Преданный мост: религия и геноцид в Боснии» [анг]:

“The violence in Bosnia was a religious genocide in several senses: the people destroyed were chosen on the basis of their religious identity; those carrying out the killings acted with the blessing and support of Christian church leaders, the violence was grounded in a religious mythology that characterised the targeted people as race traitors and the extermination of them as a sacred act.”

Насилие в Боснии было религиозным геноцидом в нескольких отношениях: людей к уничтожению выбирали по их религиозной принадлежности; те, кто совершали убийства, действовали с благословения и при поддержке лидеров христианской церкви, насилие коренилось в религиозной мифологии, в которой намеченные жертвы характеризовались как расовые предатели и их истребление объявлялось святым делом.

В июне 2019 года патриарх встретился с сирийским диктатором Башаром аль-Асадом в Дамаске. Как говорится на сайте Balkan Insight, Ириней похвалил Башара аль-Асада [анг] за его «принципиальную позицию» в отказе признавать независимость Косово, а также за сравнение Сирии с Сербией, заявив, что обе страны «подверглись внешнему вмешательству и попыткам подорвать их суверенитет и разрушить общественную структуру», и это создаёт хорошие основания для построения близких отношений и сотрудничества.

Конечно, патриарх не упомянул хорошо документированные массовые зверства [анг]совершённые армией Башара аль-Асада, а также российскими и иранскими силами, в том числе применение химического оружия против мирных жителей [анг], ковровые бомбардировки городов [анг], бочковые бомбы и концентрационные лагеря. Он также умолчал о присутствии сербских наёмников и добровольцев, воюющих за Асада. Как сообщал [анг] сайт Balkan Insight в 2016 году, многих сербских бойцов просто перевезли в Сирию из Украины, где они воевали против украинского правительства.

В 2014 году патриарх Ириней также охарактеризовал [сер] планировавшийся тогда прайд-парад в Белграде как «верхушку айсберга безнравственности», сказав, что он «жалеет людей, принадлежащих к так называемым геям». Он поощрял дискриминацию и дезинформацию, которая дегуманизирует ЛГБТК-людей, говоря:

“It is a disorder or deviation of human nature. I can understand them, as well as their problem, but I cannot understand why they impose this problem unto us or try to show it off publicly.”

Это болезнь или отклонение от человеческой природы. Я могу понять их, а также их проблему, но я не могу понять, почему они переносят эту проблему на нас или стремятся показать это публично.

Ириней выступал также против ужесточения правил для прихожан, посещающих церковь в разгар эпидемии COVID-19. Документально подтверждены [сер] его слова о том, что он уверен, что методы, используемые в ходе богослужений для приобщения к Святым Дарам в Православной церкви, в том числе необходимость мыть стаканы и ложки после каждого человека, не соответствуют церковной традиции; это новшество, не совместимое с верой. После этого появились видеозаписи, на которых верующие Сербской православной церкви по всем Западным Балканам причащаются Святых Даров у священников, пользующихся одной ложкой или одним стаканом, — и это во время пика эпидемии COVID-19.

Это обстоятельство заставило некоторых комментаторов заявить, что Сербская православная церковь стоит выше законов государства и подвергает риску жизни своих приверженцев и других людей, контактирующих с ними, только лишь из-за своего нежелания нарушить традицию даже в условиях пандемии.

Это нежелание погубило Иринея, также как и его коллегу из Черногории, митрополита Амфилохия Радовича, который также скончался от COVID-19. Патриарх Ириней, вместе с большим количеством людей, присутствовал [анг] в церкви на церемонии прощания с митрополитом Радовичем при открытом гробе, при этом почти никто не надевал масок и присутствующие на похоронах по обычаю целовали руки и лоб покойного священнослужителя.

Возможно, своим поступком Макрон хотел задобрить Россию, которую на Балканах часто выдвигают на роль главного союзника и покровителя Сербии и православия среди славян. Аналитики, изучающие его новый подход к России [анг], так называемую перезагрузку, провозглашённую в июле 2020 года, выражают опасение, что он может повлечь передачу Западных Балкан под контроль России [анг], которая традиционно считает Балканы частью своей сферы влияния. Сербская православная церковь является важнейшим элементом продвижения российского влияния на Балканы и давно поддерживает политику Кремля [анг].

Этими соображениями объясняется также интервью [анг], которое Макрон дал в 2019 году журналу The Economist, и его скандальные и опровергнутые высказывания [анг] о Боснии и Герцеговине как джихадистской «бомбе замедленного действия» на Балканах, за которые его обвинили в системной исламофобии [анг]. К этому добавились его комментарии [анг] об Албании и Северной Македонии, а также последующее вето на переговоры о вступлении в ЕС этих двух западно-балканских стран.

Возможно, другая причина — намерение угодить французам-сторонникам правых и крайне правых взглядов. Как сообщало агентство CNN [анг] в конце ноября, «Макрон идёт по пути, протоптанному французскими президентами». Их скептицизм по поводу расширения ЕС путём принятия стран из Восточной Европы, особенно с большими мусульманскими общинами, хорошо согласуется с желанием Макрона угодить России и пойти на новый срок, оперевшись на поддержку местных избирателей «правого уклона».

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо