Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

В Беларуси новая гражданская культура рождается из переработанных исторических символов в городских дворах

Промышленные окраины Минска выступили единым фронтом с собственными бело-красно-белыми флагами: Алтайская, Ангарская, Сокол, Партизанский район и Шабаны. Последний — самый криминальный район белорусской столицы, часто сравниваемый с нью-йоркским Гарлемом. Фото Константина Косяка, использовано с разрешения.

В Беларуси люди продолжают сопротивляться и протестовать, поскольку в большинстве своём отказались признавать результаты прошедших 9 августа 2020 года президентских выборов, в ходе которых Александр Лукашенко в шестой раз занял пост главы государства. Каждое воскресенье в Минске всё ещё проходят массовые марши протеста — некоторые из них стали крупнейшими [анг] со времён восстановления независимости в 1991 году. Но в рабочие дни развивается новая форма сопротивления: жители нескольких высоток, расположенных на окраине города, собираются на территориях между своими домами и маршируют, демонстрируя собственную местную визуальную идентичность, основанную на переосмысленных старых символах национальной истории.

Национальные символы наносят ответный удар и побеждают: история нового старого флага

В течение нескольких месяцев жестокость полиции была сосредоточена в основном в центре города, где в августе начались протесты и где также проходит большая часть воскресных маршей. По оценкам таких медиа-источников, как «Наша Нiва», с начала протестов было задержано более 30 000 человек. В рамках инициативы независимого мониторинга — проекта «23.34» — было рассмотрено более 3200 случаев задержания; к трети респондентов, большинство из которых моложе 30 лет, применяли физическое насилие. Кроме того, 144 политзаключённых [анг] остаются в тюрьме. Чтобы преодолеть эту травму и при этом продолжать сопротивляться насилию со стороны государства, часть протестующих переместилась в соседние районы.

А вот что не изменилось, так это отсылка к старому, но всё ещё мощному, символу: историческому бело-красно-белому белорусскому флагу. Учитывая, что официальные власти используют зелёно-красный флаг, интеллигенция вовсе не ожидала такого моря бело-красно-белых флагов и их изображений на улицах Минска и других крупных городов по всей стране. Именно потому, что он был очернён властями, люди решили превратить его в символ противостояния Лукашенко и диктатуре, символ солидарности в протестах, придав ему новое значение.

Флаг гомельского района Сельмаш с изображением типичного гопникаФото Дмитрия Новикова, использовано с разрешения.

Как только флаг снова появился на улицах, люди начали создавать его частные варианты [бел] для своих районов и кварталов. Всего за пару недель города и посёлки, районы, и иногда даже отдельные улицы Минска подняли собственные новые флаги. Местная идентичность действительно сильна в Беларуси, в обществе, за долгое время насквозь пропитавшемся крестьянской культурой и гордившемся своими особенностями. Сейчас появились сотни подобных флагов [бел]: их печатают в разных форматах и размерах, они украшают не только окна и стены, но также и автомобили, знаки протеста и одежду.

Интересен, в частности, и процесс «десакрализации» исторических символов: новые флаги и гербы апеллируют и к современной, массовой культуре. Например, в Сельмаше, промышленном районе Гомеля, третьего по величине белорусского города, выбрано изображение гопника, представителя городской субкультуры, которая в городах бывшего СССР ассоциировалась с низким уровнем образования и происхождением, а также своеобразной музыкой и дресс-кодом.

Слышали ли вы когда-нибудь о «революции дворов»?

Двадцать четвёртого ноября 31-летний Роман Бондаренко столкнулся с группой незнакомых людей, приехавших снять бело-красно-белые ленточки в его минском дворе; молодого человека избили, после чего он скончался в больнице.

Эти ленточки во дворе Бондаренко были лишь одним из проявлений активизма на местном уровне. Сначала такие дворы служили убежищами в первые дни протестов: их жители помогали сбежавшим от ОМОНа, пряча их. Сегодня протестующие пытаются выбраться в городское пространство, организовывая случайные и децентрализованные акты гражданского сопротивления. Некоторые из них координируются с помощью платформы Dze.chat [бел], интерактивной карты, где показаны местные Telegram-каналы. Этот шифрованный сервис сообщений пользуется наибольшим спросом в Беларуси. Проект, разработанный блогером-урбанистом Антоном Мотолько, быстро стал незаменимым инструментом самоорганизации местных сообществ. Он стал логичным продолжением протестного движения в пригородах, чего в новой белорусской истории никогда раньше не случалось.

Таким образом, дворы начали сами организовывать свою жизнь. Вновь созданные флаги вызвали ещё больший интерес к тому, что стоит за идеей их появления, и люди приглашали поэтов, музыкантов и деятелей культуры на концерты, лекции, мастер-классы и кинопоказы — нечто беспрецедентное в Беларуси. Как и в случае с Бондаренко, некоторые из этих событий завершились плохо: 21 сентября были арестованы и провели несколько дней в тюрьме рок-музыканты Александр Помидоров и Лесли Найф.

Однако некоторые акции также получили всенародную известность и обрели вторую жизнь в онлайн-формате: в августе работники Национального академического театра имени Янки Купалы, крупнейшего культурного учреждения страны, массово ушли в отставку после увольнения директора Павла Латушко за поддержку протестов против Лукашенко. С тех пор ныне подпольные актёры стали героями дворов: их YouTube-канал, насчитывающий почти 150 000 подписчиков, пользуется всё большей популярностью. 12 сентября едва избежавшая ареста рок-группа J:Морс также провела импровизированный концерт на балконе. Выступление можно посмотреть на этой записи на YouTube:

Концерт прошёл на балконе с видом на то, что сейчас в Минске называется «Площадь перемен» [анг]. Бывшая некогда двориком без официального названия, «Площадь перемен» стала широко известна в Беларуси. Там находится мурал с изображением двоих диджеев, арестованных полицией после того, как на официальном мероприятии исполнили знаменитую песню Виктора Цоя «Перемен» как отсылку к протестной культуре времён конца СССР. Мурал неоднократно пыталась уничтожить и закрасить полиция.

«Площадь перемен» была тем местом, где в последний раз видели живым Романа Бондаренко — и это немаловажно.

Эта новая идентичность дворов — мощный источник не только сопротивления, но также и самоуправления: такие места постепенно становятся широко известными благодаря народным поговоркам, изображениям в сети и даже их использованию в газетных заголовках.

Все эти действия стихийных и естественных масс вместе с местной общиной Беларуси, чья единая позиция и поддержка стали весомым фактором бесконечного сопротивления этого года, и сформировали новое белорусское общество. Процесс идёт своим чередом: от низкого, местного уровня до высокого — национального и даже глобального.

Публикация этой статьи стала возможной благодаря сотрудничеству с Transitions [анг], пражской организацией, занимающейся издательским делом и обучением в сфере медиа.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо