Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Французы легко относятся к сексу вне брака, но очень берегут отношения

Эдуард Мане, «Завтрак на траве» (1863). Общественное достояние, Википедия

Недавно Global Voices обратился к своим редакторам с просьбой: «Расскажите о самом двусмысленном и непонятном аспекте страны, где вы живете, или того места, откуда вы родом».

Их ответы будут опубликованы в рамках цикла статей, разоблачающего мифы и помогающего по-новому взглянуть на разные страны. Первый в серии — Лова Ракотомалала (Lova Rakotomalala), редактор Global Voices по франкоговорящему миру, живущий в Париже, Франция.

Устойчивый стереотип, который отказывается сдавать свои позиции: французы весьма распущены, когда речь идет об их сексуальной жизни. Литература и массовая культура здесь не помощники: они изобилуют французскими персонажами с весьма либеральным отношением к сексу. Яркие тому примеры: виконт
де Вальмон
, маркиз де Сад, Брижит Бардо, Доминик Стросс-Кан. И даже Пепе ле Пью [анг], как это ни смешно.

Но это клише появилось не на пустом месте. Граждане Франции, например, склонны довольно спокойно реагировать на информацию о внебрачных отношениях своих политических лидеров. Феликс Фор, президент страны с 1895 по 1899 гг., скончался от апоплексии в Елисейском дворце, когда в перерыве между рабочими встречами развлекался со своей любовницей. Жена и любовница президента Франсуа Миттерана присутствовали на его похоронах вместе со своими детьми. Из последних примеров можно вспомнить скандальную интрижку действующего президента Франсуа Олланда и актрисы Жюли Гайе.

Исследование, проведенное организацией Pew Research Center, подтверждает, что французские избиратели могут быть более снисходительны к неверности [анг], чем кто бы то ни было: лишь 47% опрошенных заявили, что для женатого человека иметь отношения на стороне неприемлемо с моральной точки зрения. Такие отношения даже признаются — пусть и неофициально — государственными учреждениями страны. Мой друг из Франции, который рассматривал возможность переезда на год на Мадагаскар по рабочему контракту, получил официальные рекомендации от французского консульства на Мадагаскаре с предупреждением, что эта страна считается довольно опасной для экспатриантов. Зная точно, что Мадагаскар является довольно мирным государством, друг потребовал объяснений. Ответ, который он получил от консульства, звучал так: «Вы — молодая супружеская пара. Ваша жена может быть решит приехать чуть позже. Переезд на Мадагаскар в одиночку может нанести непоправимый ущерб вашей семейной жизни». Я до сих пор не совсем уверен, свидетельствует ли это заявление о моральном падении французов или о моральном падении мадагаскарцев!

Тем не менее, есть свидетельства тому, что французы вовсе не склонны настолько распускаться. Хотя местные культурные нормы, касающиеся супружеской неверности, являются менее жесткими по сравнению с другими странами, именно во Франции в 2015 году общенациональная рекламная кампания для сайта знакомств под названием Gleeden получила такую негативную реакцию общественности [анг], что создателям пришлось отозвать опубликованные в разных городах материалы.

Французская актриса Брижит Бардо была одним из самых узнаваемых секс-символов 1950-60-х гг. Фотография: Мишель Бернано (Michel Bernanau) (CC BY-SA 3.0) с Wikimedia Commons.

Мюриэл Демаркус, французская эмигрантка, живущая в Лондоне, рассуждает о проблемах со стереотипами в своем блоге French Yummy Mummy. Она объясняет [анг]:

In London, they make it sound like the French have invented extramarital affairs. All the articles usually paint an idyllic picture of open marriages and glorify women who swallow their pride while their husbands have a roving eye. Apparently, being unfaithful is not that big a deal in France.

What a load of rubbish! Come on, the aristocracy in this country has had affairs for ages (just look at the Royal Family!), and it doesn’t have much to do with the French, does it? They did it all by themselves. Affairs are not the privilege of the French.

Admiring the French for their perceived promiscuity is an easy way to forget their own frustrations.

What would we do without stereotypes? I once was offered an ashtray despite the fact that I don’t smoke. As I am French, people assume I smoke. Well, I don’t.

В Лондоне считается, что французы изобрели внебрачные связи. Во всех статьях изображается идиллическая картина открытых браков, которая прославляет женщин, топчущих свою гордость, пока их мужья поглядывают на сторону. В самом деле, во Франции быть неверным в браке — это абсолютная мелочь.

Какой вздор! Ну в самом деле, аристократия в этой стране [Великобритании] всегда имела интрижки на стороне (взгляните только на королевскую семью!), и это не имело отношения к Франции, неправда ли? Они все делали сами. Внебрачные связи — вовсе не французская привилегия.

Рассуждать о беспорядочной сексуальной жизни французов — самый легкий путь, чтобы забыть о собственных разочарованиях.

Что бы мы делали без стереотипов? Однажды мне предложили пепельницу, хотя я не курю. Но я ведь француженка, поэтому люди предполагают, что я должна курить. А я не курю.

Данные с вышеупомянутого сайта знакомств Gleeden также противоречат аксиоме, что французы — ужасные прелюбодеи [анг]:

Gleeden’s own figures suggest that the French are no more likely to stray than other nationalities. Its own research found that 17 percent of the French admitted to having an affair, the same as in Spain and Italy.

По информации Gleeden, французы не более склонны к интригам на стороне, чем иные национальности. Исследование на сайте показало, что 17 процентов французов признаются в неверности, что равняется показателям в Испании и Италии.

На самом деле, если бы мы углубились во французское представление о любви, то увидели бы, что граждане этой страны пытаются строить и поддерживать взаимоотношения, которые выходят за рамки упрощенного черно-белого представления о моногамии. Французы концентрируются на отношениях в целом, а не только на их физиологической части.

Похоже, ключ здесь — понимание (или прощение). В своей книге Modern Romance [анг], посвященной романтике в эпоху цифровых технологий, американский комик Азиз Ансари (Aziz Ansari) ссылается на исследование французского Института общественного мнения и приходит к выводу [фр], что:

It wasn't that French people didn't care if their spouses cheat, but that they weren't as shattered by the betrayal. Because of their cultural attitude, the French are also the most likely to forgive a cheater.

Не то, чтобы французам было безразлично, изменяют им супруги или нет, но они не сходят с ума, если сталкиваются с изменой. В силу культурных особенностей, французы более склонны прощать неверного.

В том же исследовании выяснилось, что 68% французов верят, что возможно оставаться преданным одному человеку всю жизнь, а 63% считают, что будут по-прежнему любить свою половину, даже если та им изменит.

Французский психолог Мариз Вайан (Maryse Vaillant) по-своему объясняет [анг] эти данные:

My research showed that giving in to temptation can help a man understand the extent to which he is attached to his wife. With his wife he has projects of bringing up children, buying a house, creating a life. With an attraction to another young woman it's not the same thing. Sometimes we need a little emotional crisis to show the difference between a moment's satisfaction and building an existence together.

Мои исследования показывают, что уступить соблазну для мужчины часто означает осознать, насколько он привязан к своей жене. С женой он воспитывает детей, покупает дом, формирует жизнь. Притягательность другой молодой женщины — это совсем другое. Порой мы нуждаемся в небольшом эмоциональном кризисе, чтобы увидеть разницу между сиюминутным удовольствием и строительством совместной жизни.

«Даже если французы склонны признавать неверность частью нашего существования, она все равно должна оставаться тайной», — пишет Дебра Оливье (Debra Ollivier), автор книги «О чем молчат француженки».

“It’s a private thing you do. Marriage and the sanctity of the family are still really important. If you’re going to have a lover, it’s probably because you want to keep your family intact. You’ll have a lover and be satisfied and keep the family unit together. It’s ironic, because we talk about family values in the United States, but we don’t do anything to underwrite it. We have no social infrastructure, whereas there they do. The family structure is important. It doesn’t easily fall apart, and when it does, it’s really traumatic.”

«Это сугубо личное дело. Брак и святость семейных уз по-прежнему важны. Если вы решаетесь завести любовника, вполне возможно, что это потому, что вы хотите сохранить семью. У вас появляется любовник, вы удовлетворены, и вы сохраняете брак. Парадоксально, потому что мы говорим о семейных ценностях в США, но но не делаем ничего, чтобы гарантировать их. У нас нет социальной инфраструктуры, тогда как у них она есть. Структура семьи крайне важна. Не так легко распасться на части, но когда это происходит, это серьезная травма».

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо