Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

О любви, политике и французской культуре

Жюли Гайе на кинофестивале в Довиле. Это изображение загружено в википедию его автором и размещается на общих условиях лицензии Creative Commons Attribution-Share Alike 2.0.

Жюли Гайе на кинофестивале в Довиле. Это изображение загружено в Википедию его автором и размещается на общих условиях лицензии Creative Commons Attribution-Share Alike 2.0.

Мировое сообщество прекрасно осведомлено о беспорядочной личной жизни президента Франции Франсуа Олланда [фр]. В январе первые полосы газет по всему миру сообщили о том, что у Олланда роман с французской актрисой Жюли Гайе, а также о болезни, вызванной этой новостью, у его официальной подруги Валери Триервейлер. Она до сих пор считается первой леди Франции. Олланд имеет четырех детей от своей предыдущей гражданской жены Сегулен Руаяль – политической деятельницы, которая на президентских выборах в 2007 году стала второй по числу отданных за нее голосов.

Личная жизнь Олланда немного запутана, но это далеко не первый французский президент, который не придерживается традиционной модели семейных отношений (приходят на ум Франсуа Миттеран [анг]  и Феликс Фор [анг]). Многие полагают, что французские избиратели не принимают во внимание личную жизнь политиков, когда дело доходит до голосования. Действительно, опрос, проведенный Исследовательским центром “Пью”, показал, что французские избиратели более снисходительны к изменам [анг], чем все остальные:

Just 47% of the French say it is morally unacceptable for married people to have an affair, the lowest percentage among 39 nations surveyed in 2013 by the Pew Research Center. In fact, France was the only country where less than 50% of respondents described infidelity as unacceptable. Instead, four-in-ten think it is not a moral issue, while 12% say it is actually morally acceptable.

Только 47% французов считают морально неприемлемым для людей, состоящих в браке, иметь романы. Это самый низкий процент среди 39 стран, в которых проводились опросы Исследовательским центром “Пью” в 2013 году. Фактически, Франция – единственная страна, в которой менее 50% опрошенных считают супружескую неверность неприемлемой. Вместо этого, четверо из десяти не считают измену чем-то аморальным, а 12% полностью одобряют.

Французский взгляд на неверность и политиков озадачивает многих из их англоязычных соседей. Великобританец Адам Гопник обсудил культурные разногласия двух стран [анг], которые вышли наружу после огласки романа Олланда: 

France is not a puritanical society – it accepts that human appetites for sex and food are normal, or “normale”, to use a word much prized there, and that attempts to suppress either, will make men and women nervous wrecks at least […] 

Puritans are the least buttoned-up people in the world. They can't wait to pin a scarlet A for adultery on someone's clothing, or hold a public humiliation ritual. Nothing could be more illustrative of this than the tone of outraged indignation directed by British tabloid journalists at their reluctant French press equivalents in the past week. 

Франция не является пуританским обществом и там согласны, что человеческие потребности в сексе и еде – это нормально. Видимо, “нормально” у них считается то, что женщинам и мужчинам не стоит подавлять свое либидо, чтобы не получить нервный срыв […]  

Пуритане – самые несдержанные люди на земле. Они не могут дождаться, когда можно будет прицепить кому-нибудь на одежду алую букву “А”, что будет выделять блудника, или провести публичный ритуал унижения. Ярким примером этому может служить тон оскорбленного негодования, с которым на прошлой неделе британские таблоиды преподносили эту новость. 

Некоторые читатели не соглашаются с мнением Гопника. Читатель “Sean in Belgium” в качестве опровержения теории Гопника приводит тот факт, что достаточно заметить последние массовые протесты в поддержку семейных ценностей [анг] и запрет проституции во Франции:

It is a caricature of the complexities of French attitudes simply to say that desire is accepted. This, after all, is the country that has just banned prostitution.

Это пародия на сложности французских отношений, проще сказать, желание должно быть удовлетворено. И это, между прочим, в стране, где недавно запретили проституцию.   

Любовь и личная жизнь в других франкоязычных странах

Если учесть культурное влияние, которое оказала Франция на страны в пределах своей бывшей империи: насколько свободные взгляды на эту проблему имеют жители колоний?

На первый взгляд, может показаться, что французская неразборчивость в любовных привязанностях не распространяется на франкоязычные страны. Выше упомянутый опрос Исследовательского центра “Пью” показал, что подавляющее большинство граждан Синегала, Ливана, Туниса и Канады считает внебрачные связи неприемлемыми [анг]. Жители государства Кот-д’Ивуар часто были озадачены, когда им задавали вопросы о “французском взгляде” [анг] на любовь и отношения.

В других местах мнения разделились. Выдающийся марокканский писатель Тахар Бенжеллун поддерживает право публичных лиц на личную жизнь, касающуюся любовных отношений. Вот его открытое письмо к официальной подруге Олланда Валери Триервейлер [фр]: 

Je pense à vous en ce moment où votre vie intime, la vôtre et celle de votre compagnon, est sujet de curiosité malsaine, une espèce de cambriolage en plein jour où l'on saccage tout sans penser aux conséquences non seulement sur votre existence, mais aussi celle de vos enfants.[..] Je pense à vous parce que je sais la douleur et la violence, je sais aussi l'attente et l'espoir. Une histoire d'amour est née entre vous et celui qui allait devenir président. Les gens sont durs et s'imaginent que la vie de ceux et celles qui sont sous les lumières de l'actualité ne mérite que des claques. [..] À présent, il vous faudra choisir : continuer à vivre à côté d'un homme qui est ce qu'il est et qui ne changera pas, ou bien tourner cette page douloureuse et trouver votre place

Последнее время я много о Вас думаю. Сейчас, когда Ваша интимная жизнь и жизнь Вашего друга является предметом нездорового любопытства, своего рода ограблением среди белого дня, когда не задумываясь о последствиях разрушают не только Вашу жизнь, но и жизнь Ваших детей. […] Я думаю о Вас, потому что мне также знакомо такое страдание и жестокость, как и ожидание и надежда [про любовь]. Эта история любви случилась между Вами и мужчиной, который стал президентом. Люди – жестокие, они думают, что жизнь тех, кто находится в центре общего внимания и является источником новостей для газет, заслуживает только наказания […] Теперь Вы должны принять решение продолжить жить дальше с человеком, который является тем, кто он есть, и не изменится, или перевернуть эту болезненную страницу и найти свое собственное место. 

Жители других бывших колоний не стесняются обсуждать дела сердечные. Собственно, похоже, что некоторые получают удовольствие, употребляя слово “любовь”. Бывший президент Мадагаскара Андри Радзуэлина изменил девиз государства на “Fitiavana, Tanindrazana, Fandrosoana” (Любовь, Отечество, Прогресс). Бывшая первая леди Миали Радзуэлина является главой Ассоциации FITIA (Любовь). Эта благотворительная организация помогает детям получить образование. 

Ее огромное стремление разделить беды со страждущими, кажется, нашло отклик в сердцах многих малагасийских людей, что доказывает пользователь Твиттера @tagnam:

Кто еще не подписал петицию, чтобы оставить Миали Радзуэлину первой леди?

Сообщество блогеров в Камеруне 237Online отображает общее мнение о правах на личную жизнь для публичных лиц. Максимилиан Омбе размышляет, как такую интрижку будут прикрывать [фр]:

On se demande si c'est possible qu'au Cameroun les médias aient le droit de publier des informations relatives aux loves stories des hommes publics notamment du Chef de l'Etat Paul Biya.

Остается только гадать, будут ли камерунские СМИ иметь право на публикацию информации о любовных историях государственных деятелей, например, главы государства Поля Бийя.

Дьюдоне Мвенг добавил [фр]:

Dès lors qu'on est politique qu'on est une personnalité on est la boussole de la société. La population prend exemple sur nous. C'est aux personnes publiques de bien se tenir.

Как только человек идет в политику и становится публичной фигурой, он по умолчанию становится моральным ориентиром для общества. Большая часть населения берет пример с таких людей, поэтому обязанность общественных деятелей – быть образцом для подражания.  

Ампере Симо заключил [фр]:

La règle qui doit guider les médias et les professionnels de l'information dans le traitement des affaires touchant à la vie privée des individus consiste à ne révéler que ce qui est d'intérêt public.  

Правило, которому должны следовать все СМИ и журналисты, заключается в том, что можно обнародовать факты из личной жизни человека, только имеющие непосредственное отношение только к общественным интересам. 

Похоже, что пока во франкоязычных странах не особенно хорошо относятся к тому, что во Франции сквозь пальцы смотрят на любовную жизнь своей элиты. Они просто хотят оставить в стороне прошлые интрижки и любовные истории и сосредоточиться на решении более насущных общественных проблем.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо