Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

В память о югославском антивоенном движении начала 1990-х

Screen shot from Zetra Project video commemorating an 1991 anti-war concert in Sarajevo, Bosnia and Herzegovina.

“Проект Зетра” отмечает годовщину антивоенного концерта в Сараево, Босния и Герцеговина, прошедшего в 1991 году. Изображение с YouTube

Каждое лето в странах бывшей Югославии вспоминают военные действия, происходившие в 1990-х годах. В связи с этим неизменно нарастают националистические настроения. В июле этого года некоторые пользователи Интернета решили пойти другим путём и вспомнить достойные, хотя и безуспешные, попытки остановить те войны.

По традиции политические элиты использовали годовщину войны для провоцирования этнической и религиозной напряжённости: организовывали национальные праздники, делали пламенные публичные заявления, в которых отрицали геноцид и военные преступления, признанные международными судами, что иногда приводило к медиа-скандалам.

Две наиболее политически значимые даты — резня в Сребренице (Босния) в июле 1995 года и операция «Буря» в Хорватии в августе 1995 года. (Первое событие признано международным сообществом геноцидом боснийского народа сербскими вооружёнными силами. Последнее — важная военная победа хорватской армии, вылившаяся в этнические чистки сербского населения в Сербской Краине).

Устав от постоянной эксплуатации этих событий в политических целях и для разжигания вражды, некоторые интернет-пользователи этого региона попытались сменить фокус внимания общественности на антивоенные настроения начала 1990-х годов. Этот подход противопоставляется официальным сообщениям и большинству репортажей массовых СМИ, а также создаёт возможности для «настоящего примирения», – утверждают активисты. Он включает в себя как спонтанные индивидуальные акции, так и организованные действия.

К примеру, пользователь Twitter из Сербии Zoran Torbica поделился ссылкой на видеозапись первого публичного выступления антивоенной музыкальной группы Rimtutituki [анг], прошедшего 8 марта 1992 года в Белграде.

Призыв к миру в 1992 году требовал большой смелости. Если бы они прислушались к нам, бывшим в то время детьми, той войны могло бы не быть…

После того, как власти отказались организовать концерт, группа выступала в кузове грузовика, разъезжавшего по улицам Белграда. На видео запечатлено выступление, зрителями которого стали сотни молодых людей, протестовавших против войны и мобилизации населения.

Ещё одна памятная дата, 29 июля — двадцать пятая годовщина массового антивоенного рок-концерта, прошедшего в Сараево. «Проект Зетра» провёл сбор информации об этом событии и информационную кампанию в стране и за рубежом для разъяснения важности этого мероприятия. Как поясняется [анг] в статье, опубликованной на Balakanist.net:

Due to a bad weather forecast, the concert was relocated to Zetra at the last minute. A Sarajevo taxi company ferried thousands of people from the original outdoor venue for free. An unprecedented 30,000 people amassed inside Zetra, while another 50,000 gathered around the sports hall to hear the show from outside. The concert was organized and broadcast by the Yugoslavia-wide television station Yutel and carried the name Yutel za Mir (Yutel for Peace). Yutel for Peace was the culmination of earlier peace protests in Yugoslavia uniting anti-war activists from all over the country with Yugoslavia’s most popular rock bands in a collective effort to save Yugoslavia from war and dissolution.

Поскольку синоптики прогнозировали непогоду, концерт в последний момент был перенесён в здание «Зетра». Таксомоторная компания Сараево бесплатно перевезла тысячи человек к новому месту проведения концерта. Внутри здания собралось огромное количество людей – порядка 30 000 человек, остальные 50 000 собрались слушать музыку снаружи, у спорткомлекса. Концерт был организован и транслировался югославской телекомпанией «Ютел» и назывался «Ютел за мир». Он стал кульминацией начавшихся ранее акций, объединив антивоенных активистов по всей стране и популярные рок-группы в совместном усилии сохранить мир и единство в Югославии.

Рабочие языки «Проекта Зетра» — сербский, хорватский, боснийский, а также немецкий. На веб-сайте проекта размещены интервью с несколькими посетителями того концерта о том, как он прошёл и что за ним последовало:

В конце июля медиакомпания Deutsche Welle опубликовала интервью с создателем «Проекта Зетра», живущим в Берлине журналистом и режиссёром Даниелом Висевичем [анг], который пояснил:

The “Zetra Project” is an online space where people that were at the Zetra Hall concert can meet once again. We are collecting stories from people that were actively engaged in promoting peace, who were at the concert, and have a connection to the peace movement. They can tell us their stories so that the memory of the movement remains alive. But also to remind others that back then people around the country wanted peace.

«Проект Зетра» — это онлайн-пространство, где могут снова встретиться люди, побывавшие на концерте в «Зетре». Мы собираем истории людей, которые были активно вовлечены в пропаганду мира, посетили концерт и были связаны с движением за мир. Они могут поделиться с нами своими историями, сохранив таким образом память об этом движении. А также напомнить остальным, что в то время люди по всей стране хотели мира.

Своими воспоминаниями поделилась Ядранка Пеякович Хледе, которой в 1991 году было 13 лет [хор]. Вместе со своими друзьями из города Тузла она собрала 11 586 подписей за мир:

Mojih 11.586 potpisa za mir bili su utopija i zaista je smiješno kad se sjetim s kojom vjerom sam ih skupljala, to je bio posao, danima od jutra do navečer, misija. Sjećam se točno kako je priča krenula, o čemu sam razmišljala, čak i gdje sam sjedila kad sam odlučila pokrenuti akciju. Priča je uskoro postala veća nego što sam očekivala. Ali ako ništa drugo, tih 11.586 ljudi mi je ostavilo vjeru u ljudski rod.

Мои 11 586 подписей за мир были утопией [мечтой], и мне на самом деле смешно вспоминать убеждённость, которая у меня была во время их сбора. Это была моё усилие, с утра до вечера — моя миссия. Сейчас я вспоминаю, как всё это начиналось, что я об этом думала, даже где я находилась в момент, когда решила начать действовать. Вскоре события вышли за рамки моих ожиданий. По крайней мере, те 11 586 людей помогли мне сохранить веру в человечество.

В последующие годы Пеякович Хледе видела ужасы войны в Боснии, включая «освобождение» её родины — города Приедор, убийства на улицах, отправку соседей в концентрационные лагеря. Её отец, никогда не бравший в руки оружия, в конце концов купил ручную гранату и спрятал её на балконе. Он собирался использовать её для «спасения» семьи от пыток, если «освободители», у которых этажом выше было гнездо снайпера, ворвутся в квартиру. Позже они бежали из дома в страхе за свою жизнь.

Сейчас госпоже Пеякович Хледе 38 лет, она живёт в Загребе (Хорватия), у неё двое детей. В своих воспоминаниях для проекта «Зетра» [хор] она связывает свои страдания с современными событиями:

Ponekad sumnjam u preostalu ljudskost, pa čak i u svoju zdravu pamet. Što bi se reklo kod nas «Tko je tu lud?». Na primjer, aktualna je izbjeglička kriza. Gledam te jadne ljude i djecu koji su cijeli život strpali u vrećicu i prelaze mora, rijeke, države, granice, bodljikave žice i koridore u potrazi za boljim životom. Da, možda se među njima sakrio i kakav kriminalac, loš čovjek, kakvog nađeš u bilo kakvoj populaciji, ali generalno sirotinja koja ne zna gdje će i kako će, ali zna da mora spasiti živu glavu, djecu, po bilo koju cijenu. Uh, poznat mi je taj osjećaj, strašno je to iskustvo, svaka sličica ti se utisne kao da si žigosan njom i ostaje zauvijek. Vidim na tim licima strahotu proživljenog i oplačem javno ili u sebi, skoro svaki prilog u medijima. I čini mi se da svi to moraju na isti način vidjeti i suosjećati.

Bila sam uvjerena da svi moji bliski prijatelji, pa čak i poznanici misle isto. A onda čuješ anti-izbjegličke, anti-ljudske, nacionalističke i sadističke komentare naoko normalnih, kulturnih ljudi s kojim si možda još jučer čavrljao o svakodnevnim temama. E tu ja vidim najveći poraz ljudskosti. Pa kako si ti, neobilježen ratom, osobnim strahotama, neugrožen, potpuno neupućen u tekovine tog naroda, uspio postati toliko “nabrijan”, samoživ i ljudogrozan. Zgrozim se što su takvi oko mene, što ih je tako puno, što im ne mogu objasniti, što će njihova djeca s mojom sjediti na nekom igralištu i razmjenjivati mišljenja. Što ako ih bude previše, što ako im povjeruju? I gdje god na svijetu zaviriš, čiji god dnevnik odgledaš, vidiš iste ljudske mržnje, patnje i opasnosti. To je zbilja zabrinjavajuće čak i za nas optimiste.

Иногда меня посещают сомнения в том, сохранила ли я свою гуманность и даже здравомыслие. Как иногда говорят: «Кто здесь лунатик?» Возьмём, к примеру, нынешнюю ситуацию с беженцами. Я вижу этих несчастных людей с детьми, сложивших все свои жизни в сумки и пересекших моря, реки, страны, границы, колючую проволоку и коридоры в поисках лучшей жизни. Да, возможно, среди них есть скрывающиеся преступники, плохие люди, которые встречаются в любой нации. Но в общей массе это разорившиеся люди, которые не знают, где и как им жить. Они знают только, что должны любой ценой спасти свои жизни и жизни своих детей. И мне знакомо это чувство, эти ужасные переживания, всё увиденное остаётся с тобой, как клеймо, навеки. На их лицах я вижу ужас, который они пережили, и оплакиваю их, в голос или бесшумно, всякий раз, когда вижу репортажи о них. И я считаю, что каждый человек должен видеть их и так же им сострадать.

Я была убеждена, что мои близкие друзья и знакомые думают так же. А затем я услышала выражения негативного отношения к беженцам, националистические, бесчеловечные, даже садистские высказывания, от, казалось бы, нормальных, образованных людей — тех же, с кем я только вчера обсуждала повседневные дела. Я вижу в этом величайший удар по человечности. Как вы, не видевшие войны, не испытавшие личной трагедии, находящиеся в безопасности, совершенно не знающие тех людей, могли стать такими резкими, эгоистичными мизантропами? Меня пугают такие люди, потому что их так много, потому что я не могу объяснить им, потому что их дети будут сидеть рядом с моими на детской площадке и делиться мнениями. Что если их будет слишком много, что если мои дети поверят им? И в какой бы точке мира вы ни были, чьи бы вечерние новости вы ни смотрели, везде та же человеческая ненависть, страдание и опасности. Это очень тревожит меня и таких же оптимистов как я.

Примечание: Годовщина десятидневной войны за независимость Словении, продолжавшейся с 27 июня по 7 июля 1991 года, хронологически совпадает с этим периодом, но не считается противоречивым событием и, следовательно, не является частью истории, типично используемой для «разжигания чувств» в это время года.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо