Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

На Ближнем Востоке обнищавшая молодёжь выбирает дешёвый — при этом иногда смертельный — алкоголь

Бутылки с алкоголем с надписью на арабском. Фото Бена Абдаллы Абдель Карима с Flickr, по лицензии CC-BY-NC-SA-2.0

В мае для нескольких молодых тунисцев [анг], желавших повеселиться с помощью домашнего самодельного алкоголя, вечеринка закончилась трагедией.

В Кайруане, древнем исламском городе, расположенном примерно в 130 км от тунисской столицы, по меньшей мере семь человек умерли и 56 были госпитализированы после отравления алкоголем. Кайруан — один из беднейших регионов Туниса; 40% [фр] населения округа живёт за чертой бедности.

Сосед одного из cкончавшихся молодых людей рассказывает [ара] в видео на Facebook:

Young people want to forget their situation. They don’t care about dying. In fact, they say sometimes they want to die. Look at their environment, at the poverty. We don’t even have roads; the water is dirty. We are not stupid, but we don’t have the means. We are forgotten by the authorities.

Молодые люди хотят забыть о той ситуации, в которой они живут. Они не переживают по поводу смерти. На самом деле они даже иногда говорят, что хотят умереть. Посмотрите на то, что их окружает, на нищету. У нас даже нет дорог; вода ­ грязная. Мы не дураки, но у нас нет денег. Мы забыты властями.

Родители трёх братьев, умерших от алкогольного отравления, добавляют [ара]:

Мои сыновья были безработными. Одному из них было 37 лет, и он не мог жениться и начать свою собственную жизнь. У нас в доме нет даже туалетов.

Это уже не первый случай, когда ядовитый алкоголь домашнего приготовления становится причиной смерти молодых людей на Ближнем Востоке. В регионе растёт потребление алкоголя и наркотиков [анг]; при этом молодёжь, которая не может себе позволить покупку алкоголя местного или импортного фабричного производства, предпочитает пить самопальный самогон с метанолом ­ крепкое зелье, сваренное подпольно.

Метанол — используемый в промышленных целях и в автомобилях — очень токсичное и потенциально опасное вещество, которое, при потреблении в больших количествах, может стать причиной слепоты, почечной недостаточности, припадков и даже смерти.  

Ислам запрещает употребление aлкоголя [анг], и поэтому многие арабские страны накладывают запрет на его продажу или же вводят строгие законы. Но это не мешает спиртному по-прежнему оставаться широко доступным, независимо от того, покупают его в магазине или продают из-под полы.

Гибель семи человек в результате употребления фальсифицированного алкоголя вызвала народные волнения в Тунисе. Кроме трагедии, люди так же говорят о нестабильности положения населения и безразличии государства.

Жажда дешёвого пойла

В ближневосточном регионе проживает самое большое количество молодёжи в мире, причём более половины — моложе 25 лет. Но при этом здесь самый высокий уровень безработицы, 27% на 2019 год [анг]. В 2011 году вспыхнули протесты молодёжи, известные как «Арабская весна», после многих лет разочарований из-за исключённости из социальных, экономических и политических процессов.

В исследовании [анг] 2019 года, подготовленном Brookings Institution, говорится, что подобный отсроченный переход к рынку труда оказывает влияние и на «другие стороны взрослой жизни, такие как заключение брака, домовладение и гражданская активность».    

Молодые мужчины, которые традиционно считаются кормильцами [анг] семьи, не могут выполнять социальные обязательства. 

В патриархальных обществах Египта, Ливана, Марокко и Палестины мужчины «сталкиваются с колоссальным стрессом из-за необходимости быть добытчиками. Мужчинам стыдно смотреть в глаза членам собственных семей из-за нехватки денег», — говорится в репортаже BBC о патриархате [анг] на Ближнем Востоке. 

Алкоголь есть в свободном доступе в ресторанах, барах и магазинах Ближнего Востока — для тех, кто может себе это позволить. К примеру, в 2014 году в Ливии бутылка виски Chivas Regal стоила $100 США, тогда как ливанский самогон домашнего приготовления стоил $15 США [анг, ссылка не открывается в РФ] за литр.

Но в консервативных странах, в которых употребление алкоголя — дорогое удовольствие и социальное табу, ­это может обернуться рискованной авантюрой. Как прокомментировал Global Voices Мохамед Чик, тунисский активист: 

Homemade alcohol is widespread among idle young people, especially in poor remote areas. But it only makes the news when it ends in tragedy.

Самопальный алкоголь широко распространён среди безработной молодёжи, особенно в отдалённых бедных регионах. Но это попадает в новости только тогда, когда происходит трагедия.

Медицинский факультет Александрийского университета [ара] Египта сообщил, что примерно 5% отравлений в месяц от общего числа случаев связаны с алкоголем, но эта цифра скорее всего ниже реальной. Из-за общественного порицания, стыда и страха многие из тех, кто употреблял метанол, не обращаются в больницу за помощью, пока их состояние не станет критическим.

Табу: между традициями и современностью

Хоть алкоголь и широко распространён на Ближнем Востоке, он всё ещё остаётся запретной темой из-за негативных ассоциаций и подтекстов. Молодые жители стран Ближнего Востока зачастую страдают из-за необходимости балансировать между традиционными исламскими ценностями и желанием вести свободный образ жизни, ориентируясь на ценности мировые.

У Туниса сложные отношения с алкоголем. Его потребление в этой стране резко выросло с 20% до 30% [фр] после революции 2011 года. И все же в исследовании, проведенном Pew Research Center в 2013 году, утверждалось, что 82% тунисцев не одобряют употребление алкогольных напитков.

Принадлежность к тому или иному социальному классу тоже влияет на отношение к спиртному. Образованные богатые тунисцы, живущие в больших городах и зачастую не такие религиозные, могут выпивать открыто, тогда как менее обеспеченные люди, живущие в сельской, более консервативной местности могут выпивать втайне, но при этом считать такое поведение аморальным. Тахер аль-Саиди, безработный выпускник колледжа из Ирака, пояснил Global Voices следующее:

We are like schizophrenics. We drink and enjoy drinking while at the same time thinking it is bad and we should not be drinking. I can’t drink in front of my family and society. They would think I am a bad guy and lose my respected social status

Мы как шизофреники. Мы пьём и наслаждаемся этим процессом, но при этом думаем, что это плохо, и что мы не должны пить. Я не могу пить алкоголь на глазах моей семьи или в обществе. Они будут считать меня плохим человеком, и я потеряю уважение.

Комплексное законодательство о продаже спиртного

На Ближнем Востоке коммерческая продажа алкоголя запрещена в основном на религиозной основе. В Тунисе, например, с 1990-х годов продавцы не могут продавать алкоголь в пятницу (исламский молитвенный день), а также во время священного месяца Рамадан и в дни религиозных праздников. Исключение сделано только для баров и отелей. В некоторых cтранах [анг], например, в Ливии, Саудовской Аравии, Кувейте, Судане и Ираке, алкоголь полностью запрещён.

В Бахрейне, Катаре, Омане и в Объединённых Арабских Эмиратах, имеющих большие иностранные сообщества, запрет распространяется только на мусульман.

В Йемене закон более сложный: официально алкоголь запрещён, но его можно употреблять на территории частной собственности и продавать иностранцам в отелях и ночных клубах в городах Сана и Аден [анг]. Эти ограничения оставляют достаточно места для процветания контрабандистов на «чёрном» рынке.

В Кайруане (Тунис) нет магазинов, которым было бы разрешено продавать алкоголь, но молодые люди могут выбирать из более чем 100 точек [фр], торгующих метанолом.

В ближневосточном регионе было несколько случаев отравления алкоголем. Крупнейшая трагедия произошла в 2013 году в Ливии, когда после употребления самопального самогона, содержащего метанол, 101 человек умер, 1066 отравились [анг], при этом последствия для десятков из них оказались ужасающими: необратимые повреждения головного мозга или слепота. После этого трагического происшествия власти попытались расправиться с продавцами алкоголя. Но действия такого рода сами по себе не останавливают молодежь от употребления спиртного.

«Властям следует легализовать алкоголь, потому что ливийцы в любом случае продолжат пить, а легализация приведёт хотя бы к тому, что они будут пить безопасный алкоголь», — в 2014 году поделился своим мнением с американской радиопередачей «The World» (Мир) [анг, ссылка не открывается в РФ] Мохаммед, который производит домашний алкоголь небольшими партиями.

Когда случаются крупномасштабные отравления спиртным, все говорят об этом. В остальное же время политики не заикаются о решении этого щекотливого и противоречивого вопроса.

Эта проблема больше всего затрагивает живущую в нищете молодёжь, зачастую забытую властями. Для процветания молодого поколения, живущего в ближневосточном регионе, властям нужно создать больше возможностей, чтобы молодёжи было к чему стремиться и иметь надежды на будущее.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо