Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Как меры по сдерживанию COVID-19 влияют на ситуацию с правами человека и гражданскими свободами на Ближнем Востоке

Саудовская активистка Луджейн аль-Хазлуль, выступающая за права женщин, — одна из многих правозащитников на Ближнем Востоке, которые продолжают находиться в тюрьме, несмотря на многочисленные призывы освободить их на фоне опасений из-за COVID-19. Фото Луджейн аль-Хазлуль из системы OTRS / лицензия CC BY-SA

[Все ссылки ведут на страницы на английском языке, если не указано иное.]

Автор публикации — Халид Ибрагим, исполнительный директор Центра прав человека в странах Персидского залива (Gulf Center for Human Rights (GCHR)), независимой некоммерческой организации, выступающей за свободу слова, ассоциаций и мирных собраний в странах Ближнего Востока и Северной Африки. 

Случаи COVID-19 в странах Ближнего Востока и Северной Африки (БВСА) привели к тому, что правительства стали применять политику сдерживания и другие меры, чтобы замедлить распространение чрезвычайно заразного коронавируса.

Эти меры повлияли в первую очередь на некоторые наиболее уязвимые группы населения, в частности на правозащитников, находящихся в тюрьмах, рабочих-мигрантов и независимые СМИ. Центр прав человека в странах Персидского залива проследил, как элементы подобной политики начали менять ситуацию с правами человека в целом в регионе.

Многие из этих несправедливых мер нарушают международное законодательство. Например, рабочих-мигрантов и заключённых, которые часто проживают в ненадлежащих бытовых условиях, должна защищать статья 25 Всеобщей декларации прав человека (ВДПЧ) [рус]:

Каждый человек имеет право на такой жизненный уровень, включая пищу, одежду, жильё, медицинскую помощь и необходимое социальное обеспечение, который необходим для здоровья и благосостояния его самого и его семьи, и право на обеспечение на случай безработицы, болезни, инвалидности, вдовства, наступления старости или иных случаев утраты средств к существованию по независящим от него обстоятельствам.

Центр по правам человека в странах Персидского залива составил краткий обзор того, как COVID-19 повлиял на ситуацию с правами человека в странах Ближнего Востока и Северной Африки:

1. Правозащитники, находящиеся в заключении

Бахрейнские правозащитники Набиль Раджаб (справа) и Абдулхади аль-Хаваджа продолжают находиться в тюрьме, несмотря на призывы освободить их и других политических заключённых на Ближнем Востоке. Фото бахрейнского Центра прав человека / лицензия CC BY-SA

Ситуация такова, что большинство правозащитников в странах Ближнего Востока и Северной Африки всё ещё находятся в тюрьме, в то время как правительства отдельных стран, включая Марокко, Саудовскую Аравию и Египет, освободили некоторых заключённых в рамках превентивных мер по борьбе с вирусом. Распространение COVID-19 поставило под угрозу жизни арестованных правозащитников в Иране, Египте, Кувейте, Сирии, Бахрейне, Саудовской Аравии, ОАЭ, Алжире и в других странах, где в переполненных заключёнными тюрьмах не соблюдаются элементарные санитарные нормы.

Среди тех, кто на данный момент находится в заключении, — Абдулхади аль-Хаваджа и Набиль Раджаб, директора-основатели Центра прав человека в странах Персидского залива, которые отбывают пожизненный и пятилетний сроки соответственно. В Объединённых Арабских Эмиратах в одиночной камере сидит Ахмед Мансур, который отбыл три года из 10-летнего тюремного срока за активистскую деятельность в сфере прав человека, в том числе за мирное выражение своих взглядов в социальных сетях. В Саудовской Аравии Луджейн аль-Хазлуль, активистка, выступающая за права женщин, также продолжает находиться в заключении.

2. Доступ к информации и закрытие газет

Большинство правительств стран БВСА не публикуют информацию о реальном количестве случаев заражения вирусом, а также очень усложняют журналистам доступ к достоверной информации о распространении, лечении и жертвах COVID-19. При этом журналисты, которые предоставляют гражданам правдивую информацию о кризисе, подвергаются риску.

Например, в Йемене 23 марта 2020 года Муаммар аль-Арьяни, министр информации при правительстве президента Абд-Раббу Мансура Хади, издал указ [араб] под номером 6 на 2020 год, в первой статье которого говорится: «Выпуск государственных и частных газет будет приостановлен, публиковаться будут только электронные копии». Как говорится в статье 2 вышеупомянутого указа, эта мера предусмотрена на период от 25 марта до 12 апреля 2020 года и входит в пакет превентивных и профилактических мер, принятых правительством для предотвращения распространения COVID-19.

В Омане 22 марта 2020 года Высший комитет по борьбе с COVID-19 приказал всем газетам, журналам и другим изданиям прекратить печать и тиражирование, как сообщает газета Times of Oman. Приказом также запрещена продажа и тиражирование импортных газет, журналов и изданий.

В тот же день в Марокко министр культуры, молодёжи и спорта Хассан Абьяба объявил [араб] о приостановке публикации и тиражирования печатных газет на неопределённый срок.

В Иордании 17 марта 2020 года Совет министров приостановил на две недели публикацию всех газет, основываясь на официальном постановлении [араб] министра связи Иордании Амжада Адалеха. Газеты всё ещё не издаются, в связи с карантином и просьбой правительства к гражданам оставаться дома.

3. Законопроект, который ставит под угрозу свободу слова в Тунисе

Парламенту Туниса 29 марта был представлен законопроект № 29/2020 [араб] о внесении изменений в статьи 245 и 247 положений Уголовного кодекса. Законопроект, который был отозван на следующий день после протеста со стороны групп гражданского общества и граждан, предполагал уголовную ответственность за «публикацию и распространение среди пользователей коммуникационных и социальных сетей ложной или сомнительной речи, которая может быть оскорбительной для личностей, групп или институтов».

Законопроект явно противоречил статьям 31, 32 и 49 тунисской конституции и статье 19 Международного пакта о гражданских и политических правах, который был ратифицирован республикой Тунис. В случае принятия, этот законопроект неизбежно отменил бы некоторые статьи законодательного указа 2011-115 от 2 ноября 2011 года о свободе прессы, печати и издательской деятельности, так как он содержит исчерпывающие правовые положения, касающиеся таких правонарушений, как публикация ложных сведений (статья 54) и клевета (статья 55 и 56).

4.  Временное лишение свободы за распространение слухов в ОАЭ

Ежедневная англоязычная газета «Gulf News» со штаб-квартирой в Дубае опубликовала 1 апреля 2020 года статью, в которой говорится, что «люди, распространяющие слухи, могут быть приговорены к одному году тюремного заключения, если они распространяют ложную информацию». Теперь возможно, что COVID-19 может стать предлогом для того, чтобы посадить некоторых блогеров и интернет-активистов, которые находятся в поле зрения органов госбезопасности (State Security Apparatus, SSA).

5. Приложения, отслеживающие местоположение

Некоторые государства Персидского залива, например Бахрейн, используют или рассматривают возможность применения технологий, отслеживающих местоположение, которые позволят регистрировать все передвижения граждан. Существуют опасения, что использование этих приложений в странах, которые широко известны документально подтверждёнными грубыми нарушениями прав человека, позволят им вводить ещё большие ограничения на личные права и свободы граждан.

6. Ксенофобия по отношению к рабочим-мигрантам в Персидском заливе

В Кувейте актриса Хаят аль-Фахад призвала в своём интервью [араб] 31 марта 2020 года к тому, чтобы выгнать рабочих-мигрантов из страны из-за кризиса, связанного с COVID-19.

После публикации 10 марта 2020 года фотографии рабочего-мигранта компании Saudi Aramco, одетого в костюм огромной бутылки санитайзера, нефтяная компания подверглась жёсткой критике за такое бесчеловечное дурное обращение с сотрудником, которое можно было бы расценивать как расизм. Позже компания извинилась.

Отчёты, полученные Центром по правам человека в странах Персидского залива из разных государств БВСА, подтвердили, что рабочие-мигранты не получают равного доступа к медицинской помощи и на данный момент находятся в трудном положении, так как многие из них живут и работают в и без того неблагоприятных условиях.

Власти стран БВСА могли бы помочь остановить распространение COVID-19, освободив всех правозащитников и узников совести, потому что они не представляют опасности для общества, а скорее наоборот — сами подвергаются большой опасности. В отношении тех, кто содержится под стражей, власти должны придерживаться Минимальных стандартных правил ООН в отношении обращения с заключёнными [рус], обеспечивая базовую медицинскую помощь и требуемые санитарные условия. Важно также разрешить посещения экспертов из ООН и Международного комитета красного креста (МККК).

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо