Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Задержание Гаспара Гланcа — признак всё более авторитарного обращения с журналистами во Франции

Скриншот видеокадра ареста Гаспара Гланcа 20 апреля 2019 года, Taranis News

[Все ссылки ведут на страницы на французском языке, если не указано иное.]

20 апреля 2019 года во время съёмки демонстрации в Париже на Площади Республики был арестован журналист Гаспар Гланс. Он является владельцем новостного фотоагенства Taranis News, которое освещает темы общественных движений во Франции.

После ареста Гланса взяли под стражу за «оскорбление представителя охраны правопорядка» и «групповое участие в провокациях насилия и нарушения общественного порядка». Гансу была выдана «карта S» [анг], означающая, что он представляет серьёзную угрозу для национальной безопасности страны и, возможно, за ним будет установлено усиленное наблюдение. Ему также было запрещено находиться в Париже для  освещения последующих демонстраций «жёлтых жилетов»; эта мера означает, что журналист не сможет работать и зарабатывать себе на жизнь.

Фото Гаспара Гланса от Claude Truong-Ngoc, размещено на Викискладе — CC-BY-SA 4.0

Под стражей Гланс находился до 22 апреля, после чего был освобождён. Вместе со своим адвокатом он подтвердил намерение оспорить запрет, который в конечном счёте был аннулирован уголовным судом Парижа 29 апреля из-за недостаточных оснований.

Таким образом, Гланс смог быть в Париже 1 мая и в последующие выходные во время протестов «жёлтых жилетов».

Гланс приобрел известность во Франции благодаря видеорепортажам о социальных движениях и протестах, таких как демонстрации против трудового законодательства, движение  Nuit debout [ру] («Ночное стояние»), демонстрации «жёлтых жилетов», а также репортажам об условиях проживания беженцев [ру] в Кале.

По заявлениям полиции, Гланс был арестован за «участие в группе с целью совершения актов насилия и разгрома» и за «оскорбление сотрудника правоохранительных органов» — оскорбительный жест со средним пальцем в адрес полицейского. Первое обвинение трудно доказать юридически, поэтому оно было отозвано при освобождении.

Гланс описал условия содержания под стражей на Reporterre, французском новостном сайте, где особое внимание уделяется вопросам охраны окружающей среды:

La garde à vue s’est passée assez mal, j’ai des bleus partout. Quand je me suis fait arrêter, je me suis fait écrabouiller par terre, je n’ai rien mangé depuis samedi. J’ai pu boire, mais ce n’était pas facile, il a fallu se battre, et je pense que par ma notoriété, j’ai pu boire, alors que d’autres, dans ma situation, ne pouvaient pas le faire. Je sens encore l’odeur d’urine qui doit couvrir mon corps, pour vous donner une idée de l’ambiance du commissariat.

Период нахождения под арестом был сложным, я весь в синяках. Когда меня привели, то швырнули прямо на землю, и я ничего не ел с субботы. Мне давали пить, но приходилось бороться за это, и, думаю, это из-за моего имени. Мне давали немного попить, а другим в такой же ситуации нет. Я до сих пор чувствую запах мочи, наверное, весь пропитан ею — чтобы вы представляли обстановку в полицейском участке.

Он также пояснил, что считает истинными причинами своего ареста:

Quand il y a eu les attentats de Strasbourg et qu’on filmait leurs unités, ils étaient bien fiers de montrer leurs casques, leurs boucliers, leurs pistolets, là on était journalistes, on faisait leur promotion. Quand par contre, on montre leurs bavures, ce qui se passe dans les rues, la vérité de ce qui se passe dans Paris, alors on est interdit de tourner, parce qu’on pourrait montrer des choses qui ne doivent pas être vues. On a atteint un point de non retour très grave.

Когда случились атаки в Страсбурге [ру], и их подразделения были сняты на видео, они так гордились своими шлемами, щитами и оружием. Тогда мы как репортёры содействовали полиции. Но когда мы показываем их ошибки и то, что происходит на улицах, что на самом деле происходит в Париже, тогда нам не разрешают снимать, потому что мы можем показать то, что им не нравится. Мы пришли к очень серьёзной точке невозврата.

Солидарность с Глансом

Национальная пресса и организации по правам СМИ выступили в защиту Гланса. Серьёзной критике подверглось министерство внутренних дел, которое утверждает, что у Гланса не было при себе карты представителя прессы, а наличие этого документа подразумевает, что его предъявитель работает на определённого работодателя. Однако французские законы не требуют от журналистов иметь при себе пресс-карту для работы в общественных местах.

«Репортёры без границ» и Sociétés de Journalistes de Libération подвергли критике «нападки на свободу прессы».

Желтые жилеты: @RSF_inter и @SNJ_national осудили нападки на «основополагающие свободы прессы».

Адвокаты указали на правовую несостоятельность доводов министра внутренних дел:

Независимое правосудие? Помимо нападок на свободу прессы, меры в отношении журналиста @GaspardGlanz ставит под сомнение независимость судебной власти

« Je rappelle à #GaspardGlanz qu’il existe dans notre pays une séparation des pouvoirs» En préjugeant – es qualité de ministre de l’intérieur – de la commission d’un délit à la place d’un juge indépendant.

Quelqu’un pour rappeler à M Castaner la séparation des pouvoirs ? https://t.co/bZUggfy5Zm

— AuPalais (@palais_au) 26 avril 2019

Журналисты ведущих средств массовой информации Франции продемонстрировали крепкую солидарность. Политический обозреватель Radio France Inter сформулировал определение журналиста, объяснив, что Гаспар Гланс полностью соответствует ему:

Qu'est-ce qu'un journaliste ?
L'édito de @lofejoma #le79Inter pic.twitter.com/c3q025J9g9

— France Inter (@franceinter) 25 avril 2019

Ещё одна цель атак на свободу СМИ: сайт расследований Disclose

24 апреля, через 4 дня после ареста Гаспара Гланса, с двумя репортёрами веб-сайта сайта журналистских расследований Disclose и журналистом Radio-France связалась DGSI, разведывательная служба Министерства внутренних дел, в связи с раскрытием секретных документов обороны в ходе их расследования «Сделано во Франции» о массовом применении Саудовской Аравией и её коалицией французского смертоносного оружия в войне в Йемене.

[URGENT] Deux journalistes de https://t.co/aJsaTD26Fz [Disclose] sont convoqués dans le cadre d'une enquête pour “compromission du secret de la défense nationale” suite à une plainte du ministère des Armées. #yemenpapers #madeinfrance @Mediapart @InvestigationRF @ARTEInfo@konbininews pic.twitter.com/heA1zeXML2

— Disclose (@Disclose_ngo) 24 avril 2019

enquête Disclose

Скриншот домашней страницы Disclose с изображением расследования применения французских наступательных вооружений «Сделано во Франции» в продолжающейся войне в Йемене

И вновь журналисты громко и ясно заявили о своей солидарности. Rue89 Strasbourg пишет:

Aujourd’hui, pour avoir exposé ces informations, trois journalistes se retrouvent sous la menace d’une procédure, pour un délit puni d’une peine d’emprisonnement, dont l’objectif manifeste est de connaître les sources à l’origine de leur travail.

Сегодня троим журналистам грозит иск за преступление, караемое тюремным заключением, в связи с тем, что они обнародовали эту информацию; их целью, очевидно, является раскрыть источник этой информации.

37 sociétés de journalistes, de rédacteurs ou rédactions (dont celle de @LaCroix) apportent leur soutien aux journalistes de @Disclose_ngo et @RadioFrance qui seront entendus mi-mai par la DGSI suite à une enquête sur l'utilisation des armes aux Yémen #secretdessourceshttps://t.co/0Rf3ed41kM

— Aude Carasco (@a_carasco) 25 avril 2019

Во Франции наблюдается регресс свобод СМИ

С момента вступления в должность у французского президента Эммануэля Макрона и его кабинета установились, в лучшем случае, холодные отношения с прессой, а в худшем — печальные. Статья из ежедневной французской газеты Le Parisien рассказывает историю любви, которая остыла.

Ce n’est pas du mépris ou de la détestation, il veut installer une relation directe avec les Français », analyse un interlocuteur régulier. Raison pour laquelle il est si féru des réseaux sociaux.

«Он не ненавидит и не презирает прессу, он хочет напрямую общаться с французским народом», — даёт свою оценку один из постоянных авторов. И это объясняет, почему он так влюблён в социальные сети.

Сегодня Франция занимает 32 место из 180 стран, согласно рейтингу свободы прессы «Репортёров без границ» за 2019 год, что по сравнению с 2018 годом ниже на 1 место и 0,34 балла.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо