Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Обращение с независимым оператором в Кале ставит под вопрос чрезвычайное положение во Франции

Calais Jungle janv 2016

Джунгли в Кале, 17 января 2016 года, фото Flickr пользователя malachybrowne. Лицензия CC BY 2.0

Независимый видеожурналист Гаспар Гланс [фр] был задержан [фр] 26 октября во время съёмки сноса «джунглей» Кале для своего информационного сайта и агентства печати Taranis News [фр]. 33 часа спустя его освободили, запретив ему находиться «в местах с возможным возникновением нарушения общественного порядка», особенно в округе Кале, «до завершения чрезвычайного положения», и обязав его приходить каждую субботу в комиссариат полиции Страсбурга – города, находящегося в 600 км от его места проживания, что затрудняет его дальнейшую работу.

Постановление префекта, описывающее данные меры а также их применение, опирается на действие ЧП, введённое во Франции после террактов в ноябре 2015 года, не отменённое до сих пор. Таким образом, префекты, местные представители государственной власти, могут создавать зоны защиты и безопасности, что и было сделано с Кале начиная с 23 октября 2016 года. В постановлении также указываются юридические процедуры, которые ведутся против него.

Факты

На этот раз репортёр прибегнул  не только к изображениям, чтобы рассказать на своём сайте [фр], подробно и эпично, о развитии своего задержания с последующим долгим пребыванием под арестом, в котором он видит приказ, «пришедший с самого верха».

Его обвинили, в первую очередь, в проникновении без пропуска для прессы — который был запрошен, но не был получен — на «территорию под защитой ЧП».

Второе обвинение связано с кражей рации органов безопасности, неблагоразумно представленной в Twitter как «военный трофей». Его также преследовали за публичное оскорбление двенадцати служащих полиции города Рен, групповую уличную фотографию которых он загрузил на Facebook с простым текстом «Ein Reich, ein Volk, ein Führer» (“Один народ, одна страна, один вождь” – слоган фашистской партии в 1930 годах). Слово “фашист” не произносилось, но намёк ясен. Статья 433-5 уголовного кодекса Франции наказывает за оскорбление «человека, наделённого общественной властью» (как например полицейские) шестью месяцами заключения и штрафом в 7500 евро. За эти два обвинения его ожидают два судебных заседания в январе и марте 2017 года.

На всех фронтах спора

Сайт Taranis News занимает особенное место среди французских СМИ. Он интересуется всеми социальными и спорными движениями — а таких во Франции в последние годы стало больше, начиная со спора по поводу проекта аэропорта в Нотр-Дам-де-Ланд [фр] до операций в Кале, включая демонстрации Ночного стояния [фр] и мобилизацию против трудового закона [фр].

Taranis News присутствует во Франции везде, где проводят демонстрации, каким бы ни был их повод, с репрессиями и без, даже на демонстрациях полицейских [фр].

Форма журналистики Taranis News – погружение в самую гущу демонстрантов, ведёт за собой как физический риск — можно получить тумаков во время столкновений между силами правопорядка и демонстрантов — так и судебный, уселённый привкусом провокации девиза Гаспара Гланса в его Twitter-аккаунте «Мне нравится запах слезоточивого газа по утрам» — который и подтверждают его последние неприятности. Его деятельность, предполагающая свободное постоянное перемещение по территории, которому помешало принуждение отмечаться раз в неделю в полиции его города:

M’obliger à pointer tous les samedi au commissariat de Strasbourg, ça va détruire mon activité professionnelle. Il faut comprendre que je me déplace en permanence, que j’ai fais des dizaines de milliers de kilomètres depuis le début de l’année en faisant des aller/retours entre Rennes, Nantes, Paris, Lille, Calais et je ne suis resté à Strasbourg que moins d’un mois en cumulé sur toute l’année. M’obliger à faire 1600km à 1800km aller/retour (si je suis à Rennes ou à Nantes par exemple) chaque semaine et juste pour pointer au commissariat de Strasbourg, économiquement cela va me laminer.

Обязательство отмечаться каждую субботу в комиссариате Страсбурга разрушит мою профессиональную деятельность. Надо понимать, что я постоянно перемещаюсь, прохожу десятки тысяч километров с начала года, путешествуя туда и обратно между Реном, Нантом, Парижем, Лилем, Кале, и я провожу в Страсбурге меньше месяца на протяжении всего года. Принуждать меня проехать от 1600 км до 18000 км туда и обратно (если я в Рене или Нанте, например) еженедельно только для отметки в комиссариате Страсбурга, это меня пасплющит экономически.

Журналист И/ИЛИ борец

Данный твит журналиста Мишеля Момпонтэ на его личной страничке констатирует некоторую нехватку солидарности в сфере СМИ:

Странно, эти хорошо устроившиеся журналисты с уверенностью объясняют, что @GaspardGlanz не журналист, потому что он борец.

— Мишель Момпонтэ (@mompontet) 29 октября 2016

Гаспар Гланс, олицетворяющий журналиста на нестабильной границе между информированием и действием, обзавёлся крепкими связями не только с органами правопорядка, но и в сфере СМИ. Несмотря на вышесказанное, как AF, так и BBC, хотят получить его видеорепортажи, проведённые с точки зрения демонстрантов, почти без комментариев, как и «No comment» Euronews.

Борец? Несомненно. Он не так далёк от «No borders» [анг], самоуправляемое движение за отмену границ, и от левой стороны французских левых. Regards [фр], СМИ с той же наклонностью, находится среди первых, кто его поддержал, что редко происходит от СМИ, близких к данной политической стороне, как например Mediapart, чьё журналистское сообщество пишет [фр]:

La multiplication des poursuites pour des motifs contestables au regard de la liberté d’expression donne le sentiment d’un harcèlement à l’égard de Gaspard Glanz. La rédaction de Mediapart suivra avec attention le déroulé de ses procès à venir car ils ne concernent pas seulement le sort d’un journaliste professionnel même s’il ne possède pas de carte de presse, mais bien le respect des droits et de l’indépendance de toute une profession.

Повышение преследований по спорным с точки зрения свободы слова причинам порождает чувство поддразнивания в Гаспаре Глансе. Редакция Mediapart будет внимательно следить за течением будущих судебных заседаний, потому что они связаны не только с судьбой профессионального журналиста, даже если у него и нет карточки представителя прессы, но и с уважением к праву на независимость профессии в целом.

Его борьба — утяжеляющий фактор против установленного порядка — делает из него плохого или хорошего журналиста? Гаспара Гланса аттакуют в комментариях под статьями и в соцсетях в связи с тем, что у него нет карточки представителя прессы [фр], и что он борец, что противоречит журналистской этике. Один из критериев для получения карточки представителя прессы во Франции — работать на СМИ, но многие журналисты работают не так, и это не обязательно является залогом независимости и свободы слова.

Злоупотребление ЧП для проведения COP 21 и выборов?

Чрезвычайное положение [анг], введённое во Франции после террактов в ноябре 2015 года, было продлено [фр] в четвёртый раз в июле после терракта в Ницце, до конца января 2017 года. Снятие ограничений в свободе передвижения с Гаспара Гланса привязана к гипотетическому концу ЧП, которое, кажется, будет постоянно продливаться до маловероятного исчезновения террористской угрозы.

Правительство не отказало себе в использовании такого удобства, дабы избавиться от споров, избегая при этом сильное рассредоточение столь ограниченного личного состава полиции. Впервые оно это сделало во время COP 21 в Париже в ноябре 2015 года. В большой и очень спорной книге откровенностей Франсуа Олланда, вышедшей недавно, Un président ne devrait pas dire ça (фр: Президент не должен этого говорить)написано [фр]:

Le Président affirme dans le livre « C’est vrai, l’état d’urgence a servi à sécuriser la COP 21, ce qu’on n’aurait pas pu faire autrement », avoue sans fard Hollande. [Et il poursuit : «Imaginons quil ny ait pas eu les attentats, on naurait pas pu interpeller les zadistes pour les empêcher de venir manifester. Cela a été une facilité apportée par l’état durgence, pour dautres raisons que la lutte contre le terrorisme, pour éviter quil y ait des échauffourées] .

Президент утверждает в книге «Да, ЧП использовалось для обеспечения безопасности во время COP 21, и по другому добиться этого было невозможно», признался без прикрас Олланд. [Далее он говорит: «Представим, что небыло террактов, тогда мы бы не смогли задержать членов организации ZAD и запретить им проводить демонстрации. Это стало возможным благодаря ЧП, не только с целью борьбы с терроризмом, но и во избежание столкновений].

В данном случае и в политическом контексте Франции, в котором настоящий президент глубоко непопулярен в предведении кампании по президентским выборам 2017 года, прямая трансляция со сноса Джунглей и перевоза на автобусе мигрантов в другие города страны, которую мог сделать и распространить Taranis News, могла бы противоречить гармоничной речи правительства, как указала газета Le Monde [доступ только для подписчиков]:

La « com’» était presque parfaite… Dès la préparation du démantèlement de la « jungle » de Calais, la Place Beauvau [le Ministère de l'Intérieur] et la préfète du Pas-de-Calais, Fabienne Buccio, ont travaillé le dispositif d’évacuation du bidonville pour qu’il raconte la belle histoire d’une France terre des droits de l’homme et de l’asile. Tout a été pensé pour convaincre le public qu’il s’agissait d’une opération humanitaire.

Сообщение было практически идеальным… После подготовки сноса “джунглей” Кале, Пляс Бово (МВД) и префект Па-де-Кале, Фабиен Бучо, разработали систему мер для эвакуации трущоб, чтобы он мог рассказать красивую историю о Франции, как о земле прав человека и убежища. Всё было спланировано для того, чтобы убедить публику в том, что это была гуманитарная операция.

Свобода информирования и сужение власти закона

Если причины ареста всё ещё спорны, они всё равно ведут за собой настоящую тревогу по поводу того, как ЧП своевольно используется — и наверняка и дальше будет использоваться — во Франции, чтобы обуздать некторое количество спорных вопросов. К сожалению, они кажутся менее готовыми поставить под сомнение «взрыв судебных процедур», выпавших на долю Гаспара Ганса.

Здесь страница Facebook Taranis News.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо