Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Саамская женщина-оленевод из Финляндии борется против глобального потепления

Инка Саара Арттиджефф — советник председателя Саамского парламента — происходит из семьи потомственных саамских оленеводов. Она представляет Финляндию на международных саммитах по вопросам глобального потепления. Фото: Соня Наранг / PRI

[Ссылки ведут на страницы на английском, если не указано иного].

Этот репортаж, подготовленный Соней Наранг для GlobalPost, был первоначально опубликован 7 марта 2018 года на PRI.org и переиздается здесь в рамках партнерских отношений между PRI и Global Voices.

Кастрюля с супом разогревается на медленном огне на плитке в то время, как Инка Саара Арттиджефф и ее семья потихоньку собираются на уютной кухне своего красного деревянного дома. Они живут на краю замерзшего озера в как будто сошедшей со страниц волшебных сказок деревне Неллим, в отдаленных районах северной Финляндии. Сейчас начало февраля, и солнце здесь начинает садиться около 3 часов вечера. Арттиджефф принадлежит к семье коренных саамских оленеводов, которые не боятся коротких дней и минусовой температуры.

Саамы — это коренное население северных районов Финляндии, а также Швеции, Норвегии и России. Этот народ известен своими многовековыми традициями оленеводства (северные олени считаются в Финляндии животными «полуодомашненными», сезонные миграции которых осуществляются при помощи оленеводов). Однако в последнее время потепление климата угрожает оленеводческим традициям саамского народа. По мере того как арктические температуры растут более чем в два раза быстрее, чем общемировые, оленеводам становится тяжело справляться со все более непредсказуемой погодой и погодными катаклизмами.

Из окна дома Арттиджеффов можно увидеть обширные просторы заснеженных деревьев, заполняющих лесной пейзаж. Однако в последнее время в лесах, где Саамы пасут оленей, развиваются лесозаготовительные работы. Таким образом, сочетание погодных изменений и постоянно увеличивающаяся вырубка леса усложняют поиск животными пропитания, что сказывается на их миграции.

«Оленеводство — это наш образ жизни», — говорит Арттиджефф.

«Мы рождаемся для того, чтобы быть оленеводами. Это часть нашей идентичности, — добавляет она. — Нам трудно представить свою жизнь без этого».

Женщина провела всё свое детство вокруг северных оленей, и стадо научилось узнавать ее. «Когда я была маленькая, я выбирала себе детеныша, приручала его и брала гулять с собой. Таким образом, он становился моим питомцем», — рассказывает она, смеясь.

Повышение арктических температур привело к изменению погодных условий в северной Финляндии, что, в свою очередь, затруднило процесс добычи пищи северными оленями из под затвердевшего снега. Фото: Соня Наранг / PRI

Культура саамов всегда была большой частью ее жизни. Одежду Арттиджефф дополняют традиционные саамские аксессуары, такие как шапка ручной работы, которую она носит на улице, и узорчатая шаль с круглой золотой брошью, предназначенная для помещения.

Арттиджефф — одна из числа тех смелых саамских женщин, которые в своей борьбе выходят далеко за пределы своих небольших деревень. Число таких активистов постоянно растет. Этот 33-летний оленевод стала советником женщины-президента Саамского парламента, Тиины Санилы-Айкио, и представляет Финляндию на мировых встречах. Каждый год в составе делегации представителей коренных народов Арттиджефф принимает участие в дискуссиях ООН по вопросам изменения климата. Кроме того, она учится в аспирантуре по направлению «Международные отношения и право».

Арттиджефф признается, что представлять саамский народ и её страну на международных саммитах для нее большая честь. «Это довольно странно, но раньше решения за нас принимались людьми, не имеющими к саамам и коренным народам никакого отношения. Теперь мы сами можем быть частью этого процесса, и нас действительно слушают», — говорит она.

Древняя традиция под угрозой

Для коренных оленеводов даже небольшое повышение температуры может иметь серьезные последствия. Раньше северные олени легко могли найти себе под зимним снегом любимую пищу: лишайник, смесь грибов и водорослей. Но более мягкие зимы вызывают таяние и повторное подмораживание осадков, не давая северным оленям учуять и раскопать пищу, спрятавшуюся под затверделым льдом.

Арттиджефф рассказывает об изменениях климата, наблюдаемых в последние годы, когда традиционные снегопады сменились дождем. «Может идти снег, затем дождь, а потом снова заморозки… и снег затвердевает», — рассказывает она. «Оленям становится тяжелее находить пищу в лесу… они ослабевают, — продолжает Арттиджефф. — Со временем стадо становится всё меньше и меньше…»

Инка Саара Арттиджефф и ее семья живут в этом доме в одной из первых деревень саамской народности. Эта деревня была основана на краю озера, когда народ саамов перешел от кочевого образа жизни к жизни оседлой. Фото: Соня Наранг / PRI

Ученые Финляндии также изучают воздействия таких изменений. «Арктические акватории, очень теплые в начале зимы, образуют влажный воздух, — говорит Йоуко Кумпула, ученый из Института природных ресурсов Финляндии. — Этот [воздух] опускается на землю, дождь выпадает поверх снега, и эти явления создают неблагоприятные условия для северных оленей».

В дополнение ко всему прочему, потепление сделало климат более привлекательным для вредных насекомых. «Новые виды паразитов и болезней распространяются на север ввиду изменения климата, и северные олени могут заразиться такими болезнями», — говорит Кумпула.

В своем доме в саамской деревне Арттиджефф и ее дядя обсуждают проблему лесозаготовок в своем регионе. 68-летний саамский старейшина Калле Паадар всю свою жизнь занимался тем, что пас северных оленей и рассказывает, что лесохозяйственная деятельность является серьезной проблемой для их разведения. По мере вырубки деревьев происходят изменения в растительной жизни леса, а северным оленям приходится менять свои маршруты миграции. Кроме того, в результате такой деятельности образуются древесные отходы, которые засоряют землю и прикрывают источники питания для оленей. «Для оленеводства нужен здоровый лес», — говорит Арттиджефф.

Оленеводство и материнство

Саара Терваниеми также говорит о лесной промышленности как об одной из самых больших угроз для района. Она — оленевод и мать троих детей. «Мы теряем наши зимние пастбища из-за лесной промышленности», — говорит она, находясь в штаб-квартире саамского парламента.

Metsähallitus, государственная лесная служба Финляндии, управляет примерно одной третью всех лесов страны, а также отвечает за заготовку и продажу древесины. Кирси-Марья Корхонен, региональный директор и специалист по охране окружающей среды в Metsähallitus, говорит, что служба тесно сотрудничает с общинами саамов по вопросам вырубки деревьев в оленеводческих районах. Корхонен отмечает, что 60 процентов деревьев на землях чаамов расположены в охраняемых районах. Но тем не менее, как отмечают оленеводы, большие участки саамских лесов остаются доступными для вырубки, и служба производит сплошную лесосечную вырубку продуктивных лесов.

Терваниеми говорит о необходимости следить за лесохозяйственной деятельностью на землях ее народа, поскольку лесозаготовки подрывают культуру, которую, как она надеется, смогут унаследовать ее дети. Терваниеми научилась пасти северных оленей еще в детстве, когда она гоняла их вместе со своим отцом. Ее дети также хотят пойти по стопам своих родителей.

«Как матери мне трудно думать об их мечте стать оленеводами, зная, что в нашем районе оленеводство находится под угрозой, — делится она. — Если лесозаготовки продолжатся согласно плану, моим детям будет очень сложно продолжить семейное дело».

Саара Терваниеми, член Союза саамов, говорит, что трое ее маленьких детей мечтают стать оленеводами. Фото: Соня Наранг / PRI

По словам Терваниеми, такой образ жизни в крови у Саамов. «Если вы скажете моему мужу или оленеводам нашего района найти другую работу, я не думаю, что они смогут заняться чем-то еще. Они были воспитаны как оленеводы. Это наш стиль жизни», — говорит она.

37-летняя Терваниеми — член Союза саамов [ру], который объединяет представителей этой народности из четырех стран. «Необходимо быть немного активистом, чтобы иметь возможность обеспечивать себя и сохранять свою культуру», — говорит она. По словам Терваниеми, которая пишет кандидатскую диссертацию по проблемам народности саамов, саамские женщины всегда были наравне с мужчинами, и многие из них играют важную политическую роль.

Это становится очевидным при взгляде на парламент саамов в Финляндии, который поровну поделили между собой мужчины и женщины и возглавляет который женщина-президент. Кроме того, такие региональные женские организации, как «Сарахкка», названная в честь мифической дочери древней матери и отца из саамов, и «Саамский ниссонфорум» (Женский форум) объединяют саамских женщин из северных стран. Основное внимание в своей работе они уделяют гендерному равенству и политическим вопросам, затрагивающим коренные народы, в их числе права на землю и воду.

Поскольку женщины Саамы в первую очередь несут ответственность за уход за детьми и прививание им своей культуры, оленеводство стало для них важным вопросом, особенно в связи с активизацией лесозаготовок и изменением климата в последние годы.

Леса занимают 75 процентов территории Финляндии, и саамские оленеводы обеспокоены вырубкой леса на пастбищах. На этом фото изображен вид, открывающийся из здания парламента саамов в северной Финляндии. Фото: Соня Наранг / PRI

«Северный олень сам по себе имеет огромное значение в саамской культуре», — говорит Терваниеми, добавляя при этом, что «быть связанным с природой, заниматься северными оленями — прекрасно».

Арттиджефф также много говорит о связи народности саамов с оленями. «Когда мы не видим их, мы начинаем скучать. Мы скучаем по их запаху, тому, как они выглядят, и даже звукам, которые они издают. Они знают наши голоса. Когда мы зовем их, они приходят».

Риску подвергается не только оленеводство, но и четыре других источника существования для саамов: рыболовство, собирательство, охота и ремесла. «Для всех этих занятий нам необходимы природные материалы, — говорит Арттиджефф. — Если состояние природы будет меняться, мы не сможем существовать традиционными для нас занятиями. Так что изменению подвергнется не только оленеводство — для нас изменится всё».

Соня Наранг предоставила репортаж из Финляндии при поддержке программы «Lookout360» Европейского лесного института.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо