Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Будут ли репрессивные режимы расширять интернет-цензуру, вдохновившись “правом быть забытым”?

Первоначальный вариант данной статьи опубликован в блоге IGMENA [анг].

Узаконенное в ЕС «право быть забытым» заставило многих активистов арабского мира опасаться, что правительства воспользуются им для дальнейшего ограничения свободы информации и выражения мнений в Интернете.

Ben Ali meets with George W. Bush in Washington, DC, 2004. Photo by Paul Morse, released to public domain.

Встреча Бена Али и Джорджа Буша в Вашингтоне, 2004. Фото Пола Морса (Paul Morse), размещено в свободном доступе.

Постановление Европейского суда позволяет гражданам Евросоюза требовать от поисковых систем удаления ссылок на «неточную, не соответствующую действительности, утратившую актуальность или избыточную», по их мнению [анг], личную информацию, дабы она не появлялась в результатах поисковых запросов. Суд пояснил, что право быть забытым «не является абсолютным», и в каждом конкретном случае нужно принять меры к тому, чтобы право отдельного человека быть забытым не нарушало право общественности знать.

Однако, с момента вступления в силу этого постановления, по данным Google, было получено более 135 ˜˜000 [анг] запросов на удаление ссылок из результатов поиска. В августе крупнейший в мире поисковый сервис объявил об удовлетворении более 50% полученных запросов. В их числе — ссылки на вполне законные журналистские работы [анг] и новостные статьи, опубликованные ВВС, а также газетами The Guardian и The Daily Mail [анг]. Некоторые из них впоследствии были восстановлены в ответ на протесты журналистов. Google периодически публикует выборочные данные о процессе; найти их можно здесь.

Что если такая политика приживется в арабском регионе?

Хотя постановление о «праве быть забытым» пока распространяется только на Европу, оно может внушить репрессивным режимам желание расширить их практику интернет-фильтрации. «Другие правительства, не столь передовые и прогрессивные, как европейские, будут использовать его во зло», — предостерегал в конце мая [анг] исполнительный директор Google Ларри Пейдж (Larry Page).

Дхоуха Бен Юссеф (Dhouha Ben Youssef), тунисский защитник свободы и конфиденциальности в Сети, написала в своем интервью по электронной почте, что согласна с Пейджем.

«Правительства воспользуются преимуществами постановления в своих целях. Влиятельные люди получат возможность скрывать свои неблаговидные поступки дабы не испортить репутацию в Интернете. Например, политики смогут обращаться с просьбами удалить статьи, где критикуется их политический курс или злоупотребление властью, — поясняет Бен Юссеф. — Это очень сильно повлияет на развивающуюся в регионе расследовательскую журналистику».

Арабские правительства, если захотят, вполне могут создать свою собственную модель «права быть забытым». Всё, что им нужно сделать, это разработать еще один репрессивный законопроект или просто приказать интернет-провайдерам заблокировать контент, нарушающий этот противоречивый закон.

Правительства стран арабского региона уже применяют строгие законы о клевете и широкой защите конфиденциальности, без какого бы то ни было правового надзора или  механизмов обжалования. Такая политика систематически лишает пользователей доступа к информации и служит для привлечения к ответственности тех, кто выявляет злоупотребления и противоправные действия государственных служащих и прочих облечённых властью людей. Прошлой весной ассоциация Social Media Exchange проводила углублённое исследование [анг] законов такого типа — эта работа может стать дорожной картой для активистов, добивающихся прекращения подобного законотворчества.

Закон ОАЭ о киберпреступности закладывает основу

В 2012 году в Объединенных Арабских Эмиратах был принят Федеральный закон № 5/2012 [анг] о борьбе с преступлениями в Интернете, якобы для «обеспечения правовой защиты конфиденциальности всей публикуемой в сети информации».

Однако, подобно множеству других репрессивных законов, принятых в арабских странах в течение ряда лет, он уже стал еще одним инструментом для легализации подавления онлайн-выступлений и политического инакомыслия.

Закон содержит исчерпывающий список незаконных видов деятельности, признанных таковыми под прикрытием защиты конфиденциальности. Вне закона объявлены:

…using an electronic network or any information technology means for the unwarranted violation of the privacy of others by eavesdropping, intercepting, recording or disclosing conversations, communications, audio and video material; taking photographs of others, creating electronic photos of others, disclosing, copying or saving them; publishing news, electronic photographs or photographs or scenes, comments, data and information even if they are authentic.

… использование электронной сети или любых средств информационных технологий для неоправданного нарушения права других на частную жизнь при помощи подслушивания телефонных разговоров, перехвата, записывания или разглашения разговоров, переписки, аудио- и видеоматериалов; фотосъемки, создания электронных фотографий других лиц, их обнародования, копирования или хранения; публикации новостей, электронных фотографий, фотодокументов или изображений, комментариев, данных и информации, даже в том случае, если они являются подлинными.

Право быть забытым и закон ОАЭ № 5/2012 имеют одну опасную общую черту: они ограничивают распространение подлинного контента с целью защиты права других лиц на конфиденциальность. В арабском регионе эта цель, по всей видимости, является скрытым доказательством нарушений со стороны политиков и официальных лиц. Если в ЕС право быть забытым предназначено, как считается, для защиты частных лиц, тот факт, что бывшие политики ЕС могут им воспользоваться, вызывает тревогу.

Ни Интернет, ни остальной мир не должны забывать о недостойном поведении и продажности политиков, как только они покинут свои посты. Мы все видим, как официальные лица начинают испытывать искушение властью сразу же после отставки.  Бывший президент Франции Николя Саркози недавно объявил о своем возвращении в политику, несмотря на выдвинутые против него обвинения в коррупции. В Тунисе, где я работаю внештатным журналистом [анг], чиновники, находившиеся у власти в период автократического коррупционного правления Зин эль-Абидина Бена Али, снова появляются на политической арене и баллотируются на парламентских и президентских выборах.

Кто-то может возразить, что интернет-фильтрация уже свирепствует в арабском регионе, и постановление Евросуда о праве быть забытым не изменит ситуацию ни в лучшую, ни в худшую сторону. В некоторой степени это правда, однако уровень интернет-фильтрации отличается в разных странах. Где-то он максимальный, а где-то остается минимальным.

В Тунисе, например, с тех пор, как был отстранен от власти Бен Али, Интернет стал открытым и почти не подвергается цензуре. В то же время, некоторые правительственные чиновники  призывают возобновить применение интернет-фильтрации для борьбы с «клеветой» и «терроризмом». Скоро они, возможно, будут выступать за фильтрацию для защиты права других быть забытыми, приводя как аргумент тот факт, что даже «демократичная» Европа закрепила это право.

Диктаторам есть чему поучиться у недемократических методов «Западных демократий»

«Для “Репортеров без границ” (РБГ) — если они покажут мне, как Франция контролирует киберпространство, мы обязуемся сделать лучше», Так ответил [фр] бывший министр информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) Монги Марзук  (Mongi Marzouk), когда РБГ подвергли критике [анг] тунисское правительство за создание скандального Технического Телекоммуникационного агентства [анг] (Technical Telecommunications Agency), имеющего целью «расследование преступлений в сфере ИКТ».

«Основой этого нормативного акта стала Будапештская Конвенция (о киберпреступности)», — заявил Марзук [фр] в защиту закона об учреждении агентства. Хотя Будапештская конвенция является значительным шагом в направлении формирования международных правовых стандартов по киберпреступности, она далека от совершенства. По мнению многих активистов, Конвенция не обеспечивает достаточной защиты при незлоумышленном использовании определенных технологий.

Арабские правительственные чиновники без колебаний утверждают, что их методы и законы так же демократичны, как и европейские, хотя на самом деле это не так.  Они также многое перенимают от недемократических методов «Западных демократий».  Если массовый шпионаж Агентства национальной безопасности США может содействовать диктаторским режимам [анг], то же самое может делать и право быть забытым.

Европейским законодателям нужно помнить, что каждый подготовленный ими законопроект может либо стимулировать про-демократические реформы в менее демократических странах, либо побудить диктаторов «совершать плохие поступки». Выбор за ними.

 

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо