Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Казахстан: новое законодательство против социальных сетей

В Казахстане новые запреты для компаний, занимающихся социальными сетями, могут ограничить свободу интернета. Фото: DSCF4899, Бесплатный фотобанк, по лицензии CC BY-NC-SA 2.0

[Прим. ред.: оригинал этого материала был опубликован 28 сентября 2021 года; некоторая информация могла устареть.]

Парламент Казахстана принял закон «О защите прав ребёнка», который ограничит деятельность [анг] социальных сетей. Это последняя из целого ряда мер, направленных на ограничение и контроль активности соцсетей в стране.

Широкое распространение интернета [анг] в Казахстане, вкупе с недоверием к информации из традиционных медиа [анг], делает службы обмена сообщениями — как то Telegram и Signal, плюс WhatsApp, Messenger и Instagram, которыми владеет Facebook — наиболее привлекательным способом коммуникации, распространения новостей и, в некоторых случаях, мобилизации.

Предлагаемые поправки в закон «О защите прав ребёнка» принудят компании социальных сетей удалять контент, отмеченный местными властями как потенциально опасный для детей, в течение 24 часов. Несоблюдение требований приведет к полной блокировке ресурса.

Депутаты правящей партии «Нур Отан» Айдос Сарым и Динара Закиева заявили, что их инициатива не направлена против социальных сетей. Их главная цель, как они рассказали журналистам, — уберечь детей от потенциально опасного контента.

Сарым отметил, что прочие предложенные в рамках законопроекта поправки в казахстанское законодательство «более важны и значимы, чем весь кликбейт о „закрытии соцсетей“».

Эти поправки включают обязательство социальных сетей открыть представительство в стране и официально зарегистрировать свою компанию. Иностранцам и иностранным резидентам не разрешается выступать в качестве официальных представителей подобных компаний.

В посте в Facebook Закиева заявила, что всё соответствует мировым практикам и направлено именно на защиту детей.

Во-первых, для крупных компаний открыть представительство не будет проблемой. Во-вторых, если говорить о демократии, это мировая практика, применяемая, к примеру, во Франции, Германии и многих других странах.
Хочу отметить также, что данные поправки рассмотрены всеми госорганами и были рекомендованы правительством в рамках рабочей группы по вопросу защиты детей от кибербуллинга.

Парламент Казахстана одобрил поправки уже после первого чтения, что показывает, что правительство сочло эту меру целесообразной. Для вступления в силу закон должен подписать президент Касым-Жомарт Токаев.

В качестве дополнительного обоснования для ужесточения законодательства использовались данные о самоубийствах среди молодёжи. Нурлан Нигматуллин, председатель парламента, рассказал в интервью, что 143 человека младше 18 лет совершили самоубийство в 2020 году, а 105 — в первые шесть месяцев 2021 года. Издевательства и кибербуллинг были названы одними из основных факторов, приводящих к самоубийствам среди юного поколения.

Детский фонд ООН ЮНИСЕФ, однако, предлагает другое объяснение: «…не менее 90% подростков, совершивших суицид, имели симптомы депрессии и низкий уровень психологической устойчивости».

Связанное с правительством издание «Казахстанская правда» процитировало слова министра внутренних дел Ерлана Тургумбаева: «На конфликты с родными приходится каждый третий случай [попытки самоубийства]».

Попытка замаскировать ужесточение государственного контроля

Правозащитница Татьяна Чернобиль заявила Kloop, что эти меры могут стать предлогом для расширения государственного контроля над коммуникациями.

Эти поправки носят очень широкий характер и выходят за рамки интересов детей, как нам кажется. Фактически всё, что есть в интернете, можно подвести под защиту ребенка.

Через несколько дней после того, как парламент одобрил первый пакет поправок, международная организация Freedom House опубликовала ежегодный доклад «Свобода в сети», где Казахстан [анг] заявлен как «несвободная» страна.

In December 2020, the government tested the National Security Certificate, a MITM technology enabling it to monitor users’ online activities, in Nur-Sultan. The test made many social media platforms inaccessible to users who did not download the certificate.

В декабре 2020 года в Нур-Султане власти тестировали «сертификат национальной безопасности», технологию MITM, позволяющую отслеживать действия пользователей в интернете. Тест сделал недоступными многие платформы социальных сетей для пользователей, которые не загрузили сертификат.

MITM, или «человек посередине» (man-in-the-middle), — технология, которая позволяет правительству наблюдать за интернет-трафиком с выгодной позиции, находясь между пользователем и контентом. Этот вид атаки MITM использовался на протяжении многих лет, несмотря на решительное сопротивление [анг] со стороны нескольких веб-гигантов, которые стремились защитить пользовательский интерфейс от слежки правительства. Казахстан также особо выделили в проекте Pegasus [анг] — расследовании, посвящённом «троянскому коню», установленному на устройства нескольких журналистов, активистов и политиков в стране.

Помимо широкого мониторинга, в докладе «Свобода в сети» подчёркивается роль цензора, которую власти играют каждый раз, когда нежелательный материал попадает в социальные сети.

The authorities use various nontechnical means to enforce the removal of content, including direct pressure on outlets to take down specific material and similar requests aimed at international social media platforms.

Власти используют различные нетехнические средства для принудительного удаления контента, включая прямое давление на СМИ с целью удаления отдельных материалов и аналогичные запросы, направленные на международные платформы социальных сетей.

Freedom House цитирует материал 2019 года, в котором Министерство информации сообщило, что «более 25000 „незаконных материалов“ были удалено владельцами или администраторами веб-сайтов» за предыдущие 10 месяцев. Казахстанские пользователи, которые создают такой контент или взаимодействуют с ним, часто рискуют получить штраф или оказаться в тюрьме.

Аналогичные нормативные акты были приняты в России в феврале с целью держать под контролем компании социальных сетей [анг].

Подобный масштабный мониторинг может спровоцировать решительные меры против компаний социальных сетей, которые не захотят подчиниться государственной цензуре.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо