Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Сторонники египетского активиста Алаа Абдель Фаттаха требуют его освобождения

Алаа Абдель Фаттах, фотография Нариман эль-Муфти, использована с разрешения.

Жизнь египетского блогера и активиста Алаа Абдель Фаттаха находится в опасности. 39-летнего мужчину заключили под стражу ещё в 2019 году по обвинению в распространении ложной информации, но с тех пор он не предстал перед судом.

На недавнем слушании по этому делу его адвокат рассказал об ухудшении психического здоровья Абдель Фаттаха и процитировал его слова: «Я так больше не могу».

Ярый сторонник открытых технологий, способствующих свободе слова в сети, и один из деятелей арабских восстаний в 2011 году, за свою жизнь Абдель Фаттах попадал в тюрьму или под следствие при каждом президенте страны. В 2006 году он был арестован за участие в мирном протесте. В 2011 году — провёл два месяца в тюрьме, пропустив рождение своего сына Халеда, а через 2 года был арестован и находился под стражей в течение 115 дней без проведения судебных разбирательств, прежде чем в конечном итоге отбыл пятилетний срок. Затем он ещё пять лет был вынужден проводить каждую ночь в местном полицейском участке.

Спустя несколько месяцев условного срока он был повторно арестован по обвинению в распространении ложной информации и экстремизме. С тех пор он находится в Торе, тюрьме строгого режима, хотя суд над ним так и не состоялся. В апреле 2020 года Алаа объявил голодовку, которая длилась почти месяц. 29 сентября 2021 года его срок предварительного заключения превысил максимальный, предусмотренный уголовным кодексом Египта. Но активист по-прежнему остаётся за решёткой.

За исключением периода голодовки, Алаа Абдель Фаттах не имеет доступа к книгам и прессе, а также лишён прогулок и возможности заниматься спортом. Ему не разрешается иметь какие-либо часы. С начала ограничений, связанных с COVID-19, ему было позволено только одно 20-минутное свидание в месяц.

В последние недели семья и адвокат Алаа Абдель Фаттаха начали бить тревогу, высказав опасения по поводу ухудшения его психического здоровья и суицидальных мыслей.

В одном из постов, опубликованном на Facebook, его сестра просит вернуть активисту свободу и обеспечить безопасность:

Alaa is in imminent danger…His mental health is failing after two years of careful planning and cruel implementation by the Interior Ministry and National Security Agency. His life is in danger, in a prison that operates completely outside the space of the law and with the complete disregard of all officials, foremost among them the public prosecutor, the interior minister, the justice minister, and of course the president.

Алаа действительно находится в опасности… Его психическое здоровье ухудшается после двух лет тщательно спланированных и жестоких действий со стороны Министерства внутренних дел и Агентства национальной безопасности. В тюрьме, где царит беззаконие, а авторитет власти ничего не значит, жизнь Алаа находится в опасности.

Правозащитники арабских стран и всего мира поддержали его семью, призывая к освобождению Алаа. Кроме того, они требуют, чтобы активиста перевели в другую тюрьму с улучшенными условиями, в которой будет доступ к литературе, занятиям спортом на свежем воздухе и более частым посещениям.

Команда Global Voices присоединяется к различным группам и международным организациям, включая Amnesty International, Комитет по защите журналистов, Фонд электронных рубежей и SMEX, требуя освободить Алаа.

Мы также призываем сторонников оформить предзаказ на его готовящуюся к выходу книгу «Ты ещё не проиграл». Действительно, несмотря на свои испытания, Абдель Фаттах написал серию текстов во время содержания под стражей, которые были собраны и отредактированы независимым издателем Fitzcarraldo Editions в Великобритании. Сборник будет представлен 20 октября, со вступительным словом канадской писательницы и общественной активистки Наоми Кляйн.

В книгу также вошли некоторые из более поздних работ Абдель Фаттаха для независимой египетской онлайн-газеты Mada Masr.  В одном из эссе, озаглавленном «Наши тела и жестокость: личный опыт», он пишет об «истории» тел заключённых и размышляет об огромном воздействии государственного контроля на его тело:

The story is not about prisoners’ health, but the health of the nation. It is a story of oppressive tools passed down for generations and a vicious enmity that will be inherited by future generations. The total negation of the voice and body is the impetus of the enmity. We think of an enmity as a willful decision to pursue a feud and inflict pain, but if you see and hear me, there’s a chance for retreat and a truce; even if we don’t take advantage of it, we at least remain on equal footing. When the feud rages, you don’t see or try to understand me. I become an object, something to be eliminated, destroyed, disappeared, negated, excluded; I become a symbol or a bogeyman, without a material, physical presence. An enmity’s legacy is the price paid by all bodies, and they continue to pay it even after the feud fades.

How do we protect our children’s bodies from this legacy of prisons? The solution does not stop with the release of detainees. It starts with release, but must end with an imaginative vision for the erasure of prisons, not prisoners.

Речь идёт не о здоровье заключённых, а о здоровье нации. Это история инструментов угнетения, передаваемых из поколения в поколение, и ужасной вражды, которую унаследуют будущие поколения. Полное отрицание права голоса и личности порождает жестокость. Мы думаем о ней как о преднамеренном решении причинить боль и страдания, но если вы видите и слышите меня, есть шанс на перемирие; даже если мы не воспользуемся им, мы, по крайней мере, останемся на равных. Когда бушует вражда, вы не видите и не пытаетесь понять меня. Я становлюсь объектом, чем-то, что должно быть устранено, уничтожено, отвергнуто; я становлюсь символом или привидением, без материального, реального воплощения. Наследие жестокости — это цена, которую платят все, и они продолжают платить её даже после того, как всё стихнет.

Как нам защитить наших детей от этого наследия тюрем? Решение не ограничивается освобождением задержанных. Всё начинается с него, но должно закончиться изменением тюрем, а не убийством заключённых.

 

Поддержите акцию #SaveAlaa

Во вторник, 5 октября, сторонники активиста по всему миру использовали хештеги #Savealaa и #FREEALAA, чтобы привлечь внимание к его проблеме. Вы можете поддержать их следующим образом:

  • Присоединиться к открытой петиции, размещенной SMEX, в которой содержится призыв к обеспечению безопасности и освобождению Алаа.
  • Разместить в своих социальных сетях публикации с хештегами #SaveAlaa или #FreeAlaa.
  • Публиковать фотографии профиля в социальных сетях с хештегом #SaveAlaa
  • Оформить заказ книги Алаа, которая выйдет 20 октября. Подробнее: https://www.freedomfor.network/
  • Заявлять об Алаа и защищать его в рамках таких мероприятий как Генеральная Ассамблея ООН, Копенгагенский саммит демократии, Глобальный демократический саммит США, неконференция Bread&Net, Форум по управлению интернетом, сессия Совета ООН по правам человека в Женеве.

Перевод: Шабалина Дарья

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо