Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Вопреки заявлениям сербского правительства фактчекинговая инициатива доказывает, что журналисты в Сербии далеко не в безопасности

Небойша Стефанович, министр внутренних дел Республики Сербии. Фото Зорана Дрекаловича/Istinomer, используется с разрешения.

[Ссылки ведут на страницы на английском языке, если не указано иного.]

Эта статья изначально появилась на Istinomer (Истиномер), фактчекинговой инициативе Центра исследования, открытости и ответственности (Center for Research, Transparency and Accountability — CRTA). Редактированная версия публикуется ниже как часть соглашения по обмену контентом.

Команда фактчекинговой инициативы Istinomer (Истиномер) доказала ложность утверждения сербского министра внутренних дел о том, что «на сегодняшний день все журналисты находятся в безопасности». С 1991 года в Сербии произошло несколько убийств журналистов по заказу представителей высших эшелонов власти.

Согласно исследованиям Istinomer, угрозы журналистам и редакторским группам заметно участились за последние несколько месяцев. Независимая ассоциация журналистов Сербии (NUNS) сообщает о том, что с 1 января по 10 апреля сего года было зарегистрировано 12 словесных угроз [серб] по сравнению с 23 за весь 2018 год [серб].

Те, кто угрожают (иногда даже смертью), обычно используют интернет: оставляют комментарии к постам, посылают сообщения журналистам в Facebook или напрямую на их мобильные телефоны или даже посылают письма по почте, как то, что было адресовано редакторской группе независимого телеканала N1 в феврале. Журналистов, работающих на N1, являющимся филиалом CNN, тролли и сторонники правящего режима очень часто называют «иностранными агентами».

Телеканал также стал жертвой статей веб-сайта Istraga.rs [серб]. Сайт был создан в феврале 2019 года, и его владельцы (имена неизвестны, подписей они не оставляют [серб], сайт также не имеет выходных сведений) публикуют «разоблачения» таких уважаемых независимых СМИ, как KRIK и NIN, а также организаций гражданского общества и заметных участников антиправительственных протестов, таких, например, как движение «Один из пяти миллионов» [ру].

Некоторые статьи предоставляют информацию о спонсорах организаций в качестве доказательств того, что те являются иностранными агентами, в то время как другие занимаются доксингом [ру] отдельных людей, чаще всего молодых женщин, используя их фотографий с отпусков из соцсетей, чтобы показать, как те купаются в роскоши с предположительно высокими доходами. В контексте Балкан такие статьи преследуют двойную цель: запугивание жертв тем, что за ними следят, и настраивание общественности против медиа.

Страница в Facebook под названием Srbija naša zemlja [серб] (Сербия — наша страна) использует подобную тактику, называя журналистов «экстремистами», «ненавидящими сербов» и обвиняя их в нарушении конституции, в то же время бросая тень на деятелей оппозиции.

Представители Независимой ассоциации журналистов [серб], члена Международной федерации журналистов, считают, что сама атмосфера в обществе стимулирует нападки на журналистов. Они говорят, что некоторые представители власти давят на журналистов.

Вследствие частых угроз в адрес вышеупомянутого телецентра N1 международная и Европейская федерация журналистов в своем заявлении от 28 марта призвали власти прекратить преследования и нападки на журналистов. 23 марта глава европейского и евразийского центра исследований Freedom House Желике Чаки сделала заявление, согласно которому «сербские политики должны воздерживаться от употребления слов „предатели“ и „иностранные наемники“ в адрес журналистов». Она также добавила, что «долг государства в том, чтобы защищать свободу СМИ, а не вызывать злобу и ненависть к журналистам, выполняющим свою работу».

Несмотря на все заявления министр внутренних дел Небойша Стефанович 24 марта в интервью на N1 TV объявил о том, что «на сегодняшний день все журналисты находятся в безопасности»:

The period from 2002 to 2008 was marked by assassinations of journalists in Serbia, but today all journalists are safe. Anyone who threatens a journalist is automatically and expediently brought to justice. These people are arrested, processed and brought before prosecutors’ offices and courts. Every threat, any violence, each strike. We are making the prescribed penalties more severe.

Период с 2002 по 2008 год был отмечен убийствами журналистов в Сербии, но на сегодняшний день все журналисты находятся в безопасности. Любой, кто угрожает журналисту, автоматически и безотлагательно попадает в руки правосудия. Таких людей арестовывают, заводят на них дело, отправляют в прокуратуру и отдают под суд. И это касается любой угрозы, насилия и выпада. Мы ужесточаем предписанные наказания.

Он сказал, что «период с 2002 по 2008 год был отмечен убийствами журналистов в Сербии». Однако за это время в Сербии не было случаев убийств журналистов. Все убийства, ставшие достоянием гласности, произошли до 2002 года: журналист и владелец газет «Dnevni telegraf» и «Evropljanin» Славко Курувия был убит в 1999 году, а корреспондент «Večernje novosti» из Ягодины Милан Пантич был убит в 2001 году. Подозрения об убийстве до сих пор окружают смерть журналистки издания «Duga» Радиславы Дады Вуясинович в 1994 году.

В период, упомянутый министром, случилось только одно серьезное нападение на журналиста, но оно не повлекло за собой смертельного исхода — бомба была брошена в окно дома Деяна Анастасиевича, журналиста ежедневной газеты «Vreme», внутри дома находились он и его жена. Преступление не раскрыто до сих пор.

Похожее нападение произошло в декабре 2018 года, когда в гараж Милана Йовановича, журналиста независимого издания Žiginfo.rs, были брошены два коктейля Молотова. Йованович расследовал случаи коррупции, касающиеся представителей местных властей муниципалитета Гроцки. Его дом сгорел дотла.

Главным подозреваемым в заказе нападения является бывший глава муниципалитета Гроцки, Драголюб Симонович. Государственный обвинитель потребовал высшего срока заключения [серб] для него и еще троих человек. Судебный процесс начался в мае 2019 года. Обвиняемый политик привел толпу своих сторонников в поддержку на первое слушание. Этот местный князек также выдвинул встречное обвинение в гражданском суде против журналиста и его редактора в клевете и «нанесении морального ущерба». Сегодня Йованович 24 часа в сутки сопровождается двумя полицейскими в гражданском.

Журналист Милан Йованович выжил после покушения на убийство — поджога его дома, который сгорел дотла. Фото Зорана Дрекаловича/Istinomer, используется с разрешения.

По крайней мере в этом случае личности злоумышленников и подозреваемых были установлены. Журналистке Crime and Corruption Reporting Network (KRIK) Драгане Печо повезло меньше – прошёл год и 9 месяцев с тех пор, как ее квартира была взломана и разграблена, а злоумышленники до сих пор на свободе [серб].

Насколько быстро правосудие в Сербии?

Стефанович также сказал, что любой человек, угрожающий журналистам или нападающий на них, «безотлагательно попадает в руки правосудия». Однако, согласно NUNS, «правосудие не настолько быстро, а в некоторых случаях даже недосягаемо». Мария Вукасович, юрист Независимой ассоциации журналистов Сербии, сделала заявление [серб] Istinomer в апреле:

Što se tiče prethodnih nekoliko godina, još je veliki broj nerešenih slučajeva koji se i dalje nalaze u postupcima pred tužilaštvom i gde počinioci nisu identifikovani. U poslednjih nekoliko meseci imamo slučajeve gde su policija i tužilaštvo brzo reagovali, ali to svakako nije dovoljno da bi se situacija poboljšala, a pogotovo ne da bi se reklo da se svaka pretnja, svako nasilje i udarac procesuiraju.

За последние несколько лет скопилось большое количество нераскрытых дел, до сих пор ожидающих в приемных кабинетов прокуроров, а преступники в них до сих пор не были установлены. За последние пару месяцев были случаи, когда полиция и прокуроры действовали быстро, но этого, конечно же, недостаточно для того, чтобы улучшить ситуацию, и, в частности, недостаточно для того, чтобы сказать, что любые угроза, насилие и выпад принимаются к рассмотрению суда.

Согласно цифрам, приведенным NUNS, из 31 дела о нападении и давлении на журналистов за последний год 4 были успешно закрыты, 16 до сих пор дожидаются решения прокуратуры и полиции и одно было признано незначительным правонарушением.

«В пяти случаях было установлено, что в них отсутствуют элементы уголовного преступления для официального обвинения, а два других проходят судебную проверку. Два случая угроз не были задокументированы, а по одному делу мы просто не имеем никакой информации», — сообщает Вукасович.

В 2017 году общее число поданных заявлений о нападениях и случаях давления на журналистов составляет столько же, как и в 2018 году — 31. Среди них 13 до сих пор ожидают решения прокуратуры (в одном из случаев ожидается решение о необходимости уголовного преследования).

«В девяти случаях было установлено, что они не содержат элементов для уголовного преследования, то есть в них не было элементов уголовного преступления для официального возбуждения дела. Шесть дел были закрыты — три судебным решением, два применением принципа неуместности передачи дела в суд, в одном из случаев другое государство приняло на себя ответственность за уголовное преследование. В двух других случаях процесс продолжается, а в одном суд отклонил обвинение», — объясняет адвокат NUNS.

Что до ужесточения наказаний, объявленного министром, Вукасович прокомментировала, что представители NUNS не слышали о рассмотрении каких-либо поправок к уголовному. Она также сказала:

Ukoliko jeste, bilo bi dobro da se uključe i relevantna novinarska i medijska udruženja, s obzirom na to da učestvujemo u radu Stalne radne grupe za bezbednost novinara a imamo i Podgrupu za analizu krivičnog zakonika u okviru koje je urađena analiza krivičnih dela koja se mogu izvršiti na štetu novinara. NUNS je zajedno sa pravnim stručnjacima i advokatima uradio predloge za izmene krivičnog zakonodavstva koji bi trebalo da unaprede položaj novinara kada je u pitanju pravo na bezbedan i nesmetan rad.

Если статьи пересматриваются, имело бы смысл привлечь к этому соответствующие ассоциации журналистов и медиа, принимая во внимание то, что мы участвуем в работе Постоянной рабочей группы по безопасности журналистов, а также существует подруппа, занимающаяся анализом уголовного кодекса, где уже готов анализ уголовных преступлений, относящихся к причинению вреда журналистам. Вместе с юридическими экспертами и адвокатами NUNS подготовил проект поправок в уголовные статьи, который облегчил бы положение журналистов, с принятием во внимание их права на безопасную и спокойную работу.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо