Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Отвергнутые Австралией и обречённые на содержание под стражей в Индонезии, беженцы протестуют против неопределённости своего положения

Протест беженцев. Фото: Асиф Рахими

[Ссылки ведут на страницы на английском языке, если не указано иного].

Асиф — 28-летний молодой человек незаурядного ума. Несмотря на все трудности проживания в разрушенном войной Афганистане, ему каким-то образом удалось получить образование на факультете международных отношений в Кабульском университете и даже выучить четыре иностранных языка, некоторым из которых он обучил себя сам.

В другое время и совсем в другом месте Асиф смог бы осуществить свои любые мечты: стать профессором или дипломатом — но не сегодня и не там, где он в данный момент вынужден находиться.

Четыре года назад, увидев, что ситуация в стране становится всё более нестабильной, Асиф решил покинуть Афганистан. Молодой человек уехал в надежде добраться до Австралии, где, вдали от войны, он планировал начать новую жизнь. Во время путешествия он узнал о беременности своей жены. Добравшись, в конечном итоге, до Индонезии, спустя месяц после того, как его поместили на принудительное содержание в центр предварительного заключения, он узнал о том, что стал отцом очаровательной малышки, с которой у него так и не было возможности встретиться. Но Асиф не преступник — он беженец. Уже прошло четыре года с тех пор, как он, наряду с другими 183 людьми, находится в центре предварительного заключения в Баликпапане, в Индонезии.

Центр предварительного заключения в Баликпапане. Фото: Асиф Рахими

Задержанные, возраст которых колеблется от 14 до 62 лет, являются, в числе прочих государств, выходцами из Сомали и Ирана. Из общего числа задержанных 181 человек составляют афганские хазарейцы — этническая группа, в прошлые десятилетия подвергавшаяся преследованиям «Талибана», а сейчас гонимая ДАИШ [группировкой, запрещенной законодательством России — примечание переводчика].

Центр предварительного заключения Баликпапан представляет собой строение, обнесённое забором с колючей проволокой под напряжением. Первоначально комплекс предназначался для содержания под стражей подозреваемых в таких правонарушениях, как торговля людьми, оборот наркотиков и киберпреступления. Заключённым Баликпапана запрещено учиться и работать, им также отказано в получении надлежащего медицинского обслуживания. Среди узников находится как минимум один подросток, а также многие взрослые, нуждающиеся в срочной медицинской помощи.

Всего в Индонезии находится 13 центров предварительного заключения иммигрантов с общей вместимостью 1 300 арестантов. Такие центры предварительного заключения, как правило, отличаются антисанитарными условиями, перенаселённостью, а в сезон дождей они подвержены наводнениям. С 17 января 2018 года беженцы центра предварительного заключения Баликпапана протестуют против подобных условий содержания.

Для модернизации и расширения Международная организация по миграции (IOM) предоставила указанным центрам финансовые средства, полученные от нескольких правительственных учреждений Австралии. Однако австралийские НПО выступили против подобного «индонезийского решения», заявив, что их правительство итак выплачивает Джакарте «сотни миллионов долларов на задержание и содержание под стражей просителей убежища». В соответствии с законодательством Индонезии, иммигранты могут находиться в заключении вплоть до 10-ти лет без судебного пересмотра.

Несмотря на то, что IOM не является гуманитарной организацией и не обладает полномочиями по оказанию помощи беженцам и просителям убежища, как иммиграционные службы Индонезии, так и Управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ ООН) направляют искателей убежища в её ведомство. Фактически, IOM осуществляет пограничный контроль Австралии с территории Индонезии, и это далеко не единственный случай, который наглядно демонстрирует, что организация действует вразрез со целым рядом аспектов своей миссии. IOM подвергалась критике со стороны исследователей за участие в гуманитарной деятельности, а также за сомнительные проекты в различных частях мира. Международная организация по миграции получила миллионы долларов на укрепление системы, созданной с целью предотвращения переселения людей в Европу из Ливии — страны, которая до сих пор не полностью восстановилась после военной интервенции стран блока НАТО в 2011 году [рус].

Индонезия не ратифицировала ни Конвенцию ООН о статусе беженцев 1951 года, ни протокол, касающийся этой конвенции, а на территории Юго-Восточной Азии нет своих договоров в области прав человека. В результате, рассмотрение заявлений на получение убежища подпадает под юрисдикцию УВКБ ООН, которое занимается выдачей сертификатов о статусе беженца индивидуальным лицам и их семьям.

Невзирая на то, что УВКБ ООН предоставило убежище почти всем лицам, содержащимся в Баликпапане, по законодательству Индонезии эти люди беженцами не считаются.

Как сообщает неправительственная организация Human Rights Watch:

Even with recognition from UNHCR, refugees have no viable future in Indonesia. They have no legal status under Indonesian law, cannot work, and have limited access to education (…) The impact of prolonged, indefinite immigration detention is particularly severe for children, many of whom experience post-traumatic stress disorder or depression. Most unaccompanied children are detained with unrelated adults at risk of violence and exploitation. The situation is particularly harsh for children, who are arbitrarily detained in terrible conditions for months or years, without knowing how long they will be held.

Даже при условии признания их статуса УВКБ ООН, у этих людей нет перспективного будущего в Индонезии. По индонезийским законам они не обладают легальным статусом, не могут работать и имеют ограниченный доступ к образованию (…) Последствия длительного неопределённого иммиграционного заключения особенно сильно сказываются на детях, многие из которых испытывают посттравматическое стрессовое расстройство или депрессию. Большинство несопровождаемых детей помещаются со взрослыми, не имеющими к ним никакого отношения, что создаёт опасность насилия и эксплуатации. Такая ситуация в особенности тяжела для детей, произвольно задержанных и содержащихся в ужасных условиях в течение месяцев или лет в полной неизвестности относительно длительности срока их задержания.

Аналогично тем, кто находится в австралийских центрах предварительного заключения на островах Науру и Манус, проживающие в Баликпапане остаются заложниками как всплесков антииммигрантских настроений, так и политиков, стремящихся заработать на этом дополнительные голоса своих избирателей.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо