Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

После многолетних кампаний правозащитников Иран приостанавливает исполнение тысяч смертных приговоров, связанных с наркотиками

Иранский страж у петли во время публичного повешения в Иране. Снимок: Центр по правам человека в Иране.

[Ссылки ведут на страницы на английском языке, если не указано иного].

Ниже приведена отредактированная версия статьи, впервые опубликованной на сайте Центра по правам человека в Иране.

В Иране в результате вынесения судебного приказа на основании введённой недавно поправки к закону о незаконном обороте наркотиков около 4 000 заключённых, в данный момент находящихся в камерах смертников по преступлениям, связанным с наркотиками, смогут дожить до отмены своих приговоров.

Изданный 9 января 2018 года главой судебной системы Ирана Садиком Лариджани приказ приостанавливает исполнение смертных приговоров по преступлениям, связанным с наркотиками, до пересмотра таких приговоров, а также требует от судей отмены тех смертных казней, которые не соответствуют новым условиям, предусмотренным парламентом в отношении применения высшей меры наказания.

Несмотря на все попытки воспрепятствовать принятию закона со стороны силовых ведомств, 14 октября 2017 года Совет хранителей конституции Ирана, проверяющий законы на предмет их соответствия принципам ислама, одобрил поправку к «Закону о незаконном обороте наркотиков» [перс] после её принятия парламентом.

Решение принято после многолетних кампаний защитников прав человека как внутри страны, так и на международном уровне. По числу смертных казней на душу населения Иран занимает первое место в мире. В 2017 году были казнены более 500 человек, большинство из которых совершили мелкие правонарушения по незаконному обороту наркотиков, включая содержание при себе небольшого количества запрещённых веществ.

По  оценкам, до вынесения судебного приказа в Иране в камерах смертников находились 5 000 человек, осуждённых за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков, подавляющее большинство из них были моложе 30 лет и совершили правонарушение впервые. Данные, предоставленные Центром по правам человека в Иране, демонстрируют, что за 12 месяцев до внесения в закон изменений в октябре 2017 года по крайней мере 270 заключённых были казнены за связанные с наркотиками преступления, в отношении которых смертная казнь более не применяется.

Бывший член парламента в Тегеране Али Акбар Мусави Хоеини заявил Центру по правам человека в Иране, что два года назад в Женеве он содействовал организации встреч между официальными представителями ООН по правам человека и сотрудниками Управления по борьбе с наркотиками Ирана:

I see this as a good omen. It has come a bit late but it will still save the lives of many human beings. I’m happy to see these efforts have led to constructive decisions by Parliament and the judiciary to reduce executions. I hope the amendment to the drug law will become a benchmark for future judicial reform to strengthen justice, freedom, peace and progress in Iran.

Я вижу в этом хорошее предзнаменование. Хоть это произошло несколько поздновато, всё равно это сможет спасти жизни многих людей. Я рад, что эти усилия привели к конструктивному решению парламента и судебной системы уменьшить число казней. Я надеюсь, что внесение изменений в законодательство о наркотиках станет ориентиром для будущих судебных реформ, направленных на укрепление правосудия, свободы, мира и прогресса в Иране.

В соответствии с пересмотренным законом, вынесение смертного приговора допускается только за следующие связанные с наркотиками правонарушения:

  • вооружённый оборот наркотиков;
  • исполнение ведущей роли в организации и финансировании незаконного оборота наркотиков, включая использование детей в качестве распространителей;
  • предыдущие приговоры к смертной казни, пожизненному заключению либо заключению на срок более 15 лет;
  • а также хранение и перевозка более 50 килограммов опиума и других «традиционных наркотиков», двух килограммов героина либо трёх килограммов метамфетамина.

Тридцатого октября 2017 года заместитель председателя парламентского комитета Ирана по юридическим и судебным вопросам Яхиа Камалипу заявил [перс]:

By our estimation, 4,000 of the 5,000 prisoners convicted of drug charges will be saved from execution. I was a judge and prosecutor for 20 years so I’m well aware of the situation facing these prisoners and their families.

Ninety percent of the prisoners on death row for drug crimes were just unfortunate mules carrying drugs to pay for their daughter’s dowry or an operation for their mother.

По нашим оценкам, 4 000 из 5 000 узников, осуждённых за преступления, связанные с наркотиками, будут спасены от смертной казни. В течение 20-ти лет я был судьёй и прокурором, и мне хорошо известна ситуация, с которой сталкиваются эти заключённые и их семьи.

Девяносто процентов находящихся в камерах смертников за такие преступления были несчастными мулами, перевозившими наркотики, чтобы оплатить приданое для своих дочерей или операции для своих матерей.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо