Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Журналисты-художники и иллюстраторы рассказывают о Сирии с новых точек зрения

Иллюстрация «Сирия: пекарня и танк, используемый как шведская стенка» — Аазаз, август 2012 года (Джордж Батлер/SyriaUntold)]

[Все ссылки в тексте — на английском языке, если не указано иное]

Этот материал написан для Syria Untold франко-германской писательницей Натали Розой Бучер (Nathalie Rosa Bucher), находящейся сейчас в Бейруте. Был опубликован впервые 6 декабря и издаётся на этом сайте в рамках партнерского соглашения. Ниже приведена сокращенная версия оригинальной статьи Бучер.

Иллюстрации как альтернатива огромному числу фотографий в социальных медиа помогают рассказать новую историю и достучаться до аудитории. Неправительственные организации — например, SyriaUntold — используют изображения и рисунки, чтобы привлечь внимание к жизни сирийских беженцев, в таких проектах, как «Шади, чьё письмо опоздало» (июнь 2017 года).

Британский иллюстратор Джордж Батлер (George Butler) высказывает свое мнение о силе и влиянии изображений в историях нового плана:

“illustrations don’t need to be competing with photographs, but I think they connect more powerfully with a smaller number of people, I think they are great tools for engaging people who care and understand. I think they can stick in your mind for life. I think they stand out in a world obsessed with photography.”

Иллюстрациям не обязательно конкурировать с фотографиями, но я считаю, что они создают гораздо более сильную связь с небольшими группами. По-моему, это прекрасный инструмент для привлечения тех, кто действительно чувствует и понимает. Иллюстрации остаются в твоей голове навсегда. И они выделяются в нашем мире, одержимом фотографией.

Огромную ответственность, легшую на его плечи, Батлер ощутил, когда работал с чернилами, акварелью и бумагой в городе Аазаз, недалеко от турецкой границы, после того как Свободная армия Сирии (FSA) захватила эту территорию в 2012 году.

“I think one criticism of drawing or perhaps it is just me – is that it is easy to be biased in favor of the person you are sitting in front of. I like doing justice to the people sitting in front of me. In Azaz I felt like it was the least I could do. But I think the press significantly contributed to the idea that the opposition would overthrow the Assad regime (because they only had access to one side), whereas, in reality, the regime was never going to ‘lose’ without outside involvement.”

Представляю единственную критику в адрес рисунка, или в мой адрес, – очень легко принять позицию человека, который в данную секунду сидит напротив тебя. Мне нравится отдавать должное тем, кто оказывается передо мной. В Аазазе я понял, что это — самое меньшее, что я могу сделать. Но мне кажется, что пресса пропагандировала идею о том, что оппозиция свергнет режим Асада (потому что у нее был доступ только к одной стороне), тогда как в реальности режим никогда бы не «проиграл» без привлечения участия извне.

Вернувшись из Аазаза, Батлер запустил небольшой проект «Сирийские вечера» (Syrian Suppers), который постепенно вырос в Hands Up Foundation.

«Мы собрали почти 4 миллиона фунтов стерлингов, — говорит Батлер. — Иллюстрация позволила мне находиться в Сирии достаточно долго, чтобы прочувствовать ее и начать действовать. И Hands Up — это то, как мы это делаем».

Иллюстрировать разные точки зрения

Революция в Сирии вызвала резкий всплеск активности среди творческих людей, включая создателей комиксов. Видад Аль-Хамави (Widad Al-Hamawi), чье имя изменено по соображениям безопасности, является членом сообщества Comic4Syria [араб], и он поделился своим мнением о том, в чем заключается сила иллюстрации:

“the colors, the emotions, the clarity of the event, the sense of bitter humor sometimes, tackling the subject from different points of view, catching a moment that cannot be photographed or was not photographed, but we know it happened. Illustration gives you more freedom to document events and feelings.”

…цвета, эмоции, чёткое понимание происходящего, порой горькое чувство юмора, возможность рассмотреть момент с разных точек зрения, умение зафиксировать событие, которое невозможно поймать в объектив или которое не было сфотографировано, однако мы знаем, что оно действительно произошло. Иллюстрация дарит нам абсолютную свободу выражения чувств и эмоций.

Хамави подчеркнул:

“illustrations have the liberty of seeing the picture from any perspective you want, literally speaking. This helps the audience put themselves in the place of all characters. Illustrations magnify the truth, emotionally and graphically. Illustrations are about telling the truth through lies.”

…иллюстрация — это свобода посмотреть на сложившуюся картину с любой точки, буквально выражаясь. Это помогает читателям поставить себя на место персонажей. Иллюстрации помещают правду на передний план, эмоционально и графически. Иллюстрации — о том, чтобы раскрыть правду сквозь ложь.

Хотя коллектив перестал публиковаться несколько лет назад, его члены смогли зафиксировать события очень важной части истории, в своем незабываемом стиле:

“We wait and wait for the time to come where we [will] be able to publish again.”

Мы будем ждать, когда придет время, чтобы снова публиковать наши работы.

Последняя иллюстрация Comic4Syria. Она появилась в статье [араб] о коррупции, связанной с обвинениями в «терроризме» на территории Сирии, подконтрольной действующему режиму, – 4 декабря 2017 года (Comic4Syria/SyriaUntold)

Поделиться скрытыми историями

Серия изображений американского иллюстратора Молли Крабаппл (Molly Crabapple's) под названием «Сирийские зарисовки» (Scenes from Syria, 2015 год) — результат блестящего союза, тайно заключенного в 2013 году между Крабаппл в Нью-Йорке и сирийским журналистом Марваном Хишамом (Marwan Hisham) в его родной Ракке.

Позже дуэт работал над Алеппо и Мосулом, и на данный момент собирает историю о своем труде в 82-страничные мемуары, которые увидят свет в 2018 году. «Наша первая совместная работа была посвящена Ракке», — вспоминает Хишам, живущий сейчас в Турции:

Molly, at the time a Twitter acquaintance, suggested if I can take photos that give an idea about the general life in the city under ISIS occupation. The idea, we both knew, was risky but was also very tempting. We agreed to make up to ten illustrations. Since it was my city, I knew exactly where to go, and in some cases, what to capture. We were in daily contact exchanging ideas. Molly ended up drawing all my photos of nine scenes. We had one thing in mind: Depicting civilian and human life in Raqqa and other cities away from the stereotype.

Молли, с которой мы были знакомы через Twitter, предложила, что я мог бы делать фотографии об обычной жизни города под властью ИГИЛ. Мы оба понимали, что затея весьма рискованна, но, в то же время, очень соблазнительна. В итоге мы сошлись на десяти иллюстрациях. Так как это был мой родной город, я точно знал, куда идти, и, в некоторых случаях, что именно снимать. Каждый день мы обменивались идеями. В итоге Молли создала девять сцен на основе моих снимков. Основная мысль стучала в наших головах: показать обычную гражданскую жизнь в Ракке и других городах, избегая стереотипов.

Первая и, возможно, самая яркая из девяти иллюстраций Крабаппл в серии «Сцены повседневной жизни в фактической столице ИГИЛ» — рисунок Часовой Башни, известного памятника, изображающего сельских жителей, мужчину и женщину, несущих факел — с отрубленными головами.

Лишь одного человека видно на заднем флаге. Основание монумента окрашено в черный цвет и покрыто слоганами ИГИЛ. Чернильные пятна — как предвестник нависшей над всем этим бури. Хишам рассказывает:

[…] the Clock Tower illustration from Raqqa, […] symbolized ISIS’ vandalization of the city. It was a magnificent start. It gave me an irresistible motive to help make more.

[…] изображение Часовой Башни в Ракке […] символизировало вандализм, творимый ИГИЛ над городом. Эта работа стала превосходным началом и подтолкнула меня к тому, чтобы помочь сделать больше.

Хишам также обрисовал детали творческого процесса с Крабаппл:

In the Raqqa project I shot short videos around some of the scenes I picked, to make it easier for her to see through my eyes.

В проекте о Ракке я снимал короткие видеоролики в некоторых местах, чтобы дать Молли возможность взглянуть на события моими глазами.

Часовая башня — иллюстрация в рамках проекта «Сцены повседневной жизни в фактической столице ИГИЛ» (Молли Крабаппл-Марван Хишам/Добросовестное использование. Все права принадлежат автору)

Идеальная среда для нового взгляда

Журналисты находят разные причины, чтобы использовать иллюстрации и графику, рассказывая новые истории.

Иракский обозреватель Гаит Абдул-Ахад (Ghaith Abdul-Ahad) изображает места ужасных событий в своем альбоме для зарисовок не только для того, чтобы рассказать нерасказанные истории, но и чтобы исцелить травмы. Профессиональный архитектор в настоящее время работает над книгой, где появится весь объем работы, проведенной в его родном Ираке, а также в Сирии и Йемене.

За последние 30 лет политический карикатурист Патрик Шаппетт (Patrick Chappatte) построил карьеру журналиста-художника, освещая проблемы и личные истории, которые медиа обошли своим вниманием. Среди множества его работ — рассказы о смертной казни в США и анимационный фильм о бомбе в Ливане («Ливан: Смерть в поле»).

В документальной ленте «Plans-Fixes – Patrick Chappatte» («Планы-Поправки – Патрик Шаппетт») он подчеркнул, что графическая журналистика является честным способом диалога с читателями и что эта форма искусства, появившаяся и стремительно развивающаяся с 90-х годов, помимо прочего, может способствовать обновлению медиа.

Шаппетт утверждает, что:

contrary to a common prejudice, comics can help address serious, difficult issues. This form allows, if not requires, the reporter to be part of the story he tells, both as a narrator and a character.

…вопреки сложившемуся стереотипу, комиксы помогают решать серьёзные и сложные проблемы. Эта форма позволяет, а иногда даже и принуждает репортёра стать частью истории, которую он рассказывает, быть одновременно и повествователем, и героем сюжета.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо