Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

«Финансирование венесуэльских наркоторговцев в стиле Goldman Sachs»

"Bolivar, the weak". Photo by Flickr user Mariely Hernández. Used under CC 2.0 license.

«Боливар слабый». Фото пользователя Flickr Mariely Hernández. Используется по лицензии CC 2.0.

В воскресенье, 28 мая, Wall Street Journal [анг] сообщил, что американская мультинациональная финансовая компания Goldman Sachs приобрела 2,8 миллиарда долларов в венесуэльских облигациях по 31 центу за доллар. Облигации были выпущены государственной нефтяной компанией PDVSA [исп] и должны быть погашены в 2022 году; находящееся в дефиците и весьма непопулярное венесуэльское правительство, таким образом, получает более 895 миллионов долларов.

Рекламный технолог и предприниматель Хуан Бермудес опубликовал на Medium пост под заголовком «Финансирование наркоторговцев в стиле Goldman Sachs» [анг] с целью «объяснить политический сценарий в Венесуэле и понять глубокое неуважение, которое Goldman Sachs питает к этике». Бермудес пишет:

Most people might think there is nothing unethical about taking advantage of a potentially lucrative deal. But once you understand who they purchased the bonds from, you might think you are watching a new Netflix crossover of Narcos and The Big Short.

Большинство людей думает, что нет ничего неэтичного в извлечении выгоды из потенциально прибыльной сделки. Но стоит понять, у кого они купили облигации, и вам покажется, что вы смотрите следующий кроссовер «Нарко» и «Игры на понижение» от Netflix.

Николас Мадуро, выбранный в наследники Уго Чавесом, не имеет такой поддержки и уважения общества, как его предшественник. На фоне трёхлетнего экономического кризиса и рекордных уровней насилия и бедности популярность Мадуро упала ещё больше после «самопереворота» 30 марта, когда Верховный суд принял на себя полномочия Национальной ассамблеи и передал президенту Мадуро некоторые функции законодательной ветви власти — три дня спустя решение было отменено. Этот шаг осудила не только венесуэльская оппозиция: США наложили санкции на восемь судей Верховного суда Венесуэлы, заморозив их счета и запретив им въезд в Соединённые Штаты в наказание за лишение полномочий венесуэльского парламента.

С тех пор прошло два месяца ежедневных протестов, и в столкновениях между участниками демонстраций и полицией погибло как минимум 60 человек [анг]. По меньшей мере 1000 участников протестов оказалась в тюрьме. Бермудес добавляет:

What makes matters worse is the fact that even though Venezuela has carried out elections, there is no real separation of power. The judicial system has been used to silence political opposition and free press but has given a pass to corrupt politicians, drug traffickers, kidnappers, and murderers. This has made the country one of the most violent and dangerous places in the world, with more than 25,000 reported murders in 2016 for a population slightly over 30 million.

Что ещё хуже, даже хотя Венесуэла проводила выборы, реального разделения властей нет. Судебная система используется для подавления политической оппозиции и свободной прессы, но позволяет оставаться на свободе коррумпированным политикам, наркоторговцам, похитителям и убийцам. Это делает страну одним из самых жестоких и опасных мест в мире: в 2016 году было сообщено о 25 тысячах убийств при населении немногим больше 30 миллионов.

Но авторитаризм и откровенное неуважение прав человека не единственные обвинения против режима Мадуро. При его правлении страна стала «храмом преступлений, терроризма и коррупции», пишет Бермудес:

Venezuela is known as one of the largest drug bridges in the world. It is home to “El Cartel de los Soles” (Cartel of the Suns), a drug ring run by government officials and high ranking officers in the armed forces, in collaboration the Colombian narco-terrorist organization FARC. The cartel gets its name from the the medals high ranking officers carry on their shoulders.

Important members of the military and government have been charged by the US for drug trafficking. Among the more prominent cases are the nephews of Venezuela’s first lady, convicted of conspiring to transport cocaine to the United States and the Venezuelan Vice President Tarek El Aissami who had $3 billion in assets frozen under the Foreign Narcotics Kingpin Designation Act.

Венесуэла известна как один из самых больших пунктов транзита наркотиков в мире. Это родина «El Cartel de los Soles» (Картель Солнца [анг]), наркокартеля, управляемого правительственными чиновниками и высокопоставленными служащими вооружённых сил в сотрудничестве с колумбийской наркотеррористической организацией ФАРК. Картель назван в честь эмблем, которые высокопоставленные офицеры носят на плечах.

Важные члены армии и правительства обвиняются США в наркоторговле. Среди наиболее важных дел можно назвать племянников первой леди Венесуэлы, которые признаны виновными в сговоре с целью ввоза в США кокаина, и вице-президента Венесуэлы Тарека эль-Айссами, 3 миллиарда на счетах которого были заморожены по американскому закону об иностранных наркоторговцах (Foreign Narcotics Kingpin Designation Act).

Пока что решение Мадуро — созвать «народное учредительное собрание», которое пересмотрит действующую конституцию страны (ещё один шаг, плохо воспринятый большей часть венесуэльского общества), и усилить наступление на инакомыслие путём продления чрезвычайного положения и эскалации полицейского насилия против участников протестов. Среди этого хаоса Бермудес оценивает неоднозначное приобретение Goldman Sachs:

[…] Goldman Sachs seems to not care if they are in fact giving working capital to the authoritarian drug ring that runs the country so it can stay afloat. And before someone jumps in and argues that the bonds were purchased from Venezuela’s central bank and not these criminals, understand that these national organizations are run like personal businesses by the ministers, hand picked by Maduro. There is not oversight and the more than $800 million paid by the investment institution will be most likely used keep them in power.

On top of the immediate damage Goldman Sachs is doing to the Venezuelan people, in 2022 when the bonds mature, the country will most likely not be recovered from the economic disaster caused by the 21st century socialist revolution. They have sold off and bankrupted a large part of the country’s productive apparatus, failed to invest in infrastructure, created no alternative sources of income, amassed debt with China, Russia and international banks and is already at high risk to default.

But looking back at how Goldman Sachs operates, they most likely don’t care that Venezuela will not be able to be held accountable for the bonds. By that time they probably will have already packaged and sold the bonds to the American people and hedged against them, exactly like they did a decade ago.

[…] Goldman Sachs, судя по всему, не волнует, финансируют ли они авторитарный наркокартель, управляющий страной, чтобы тот мог оставаться на плаву. И перед тем как вскочить и заявить, что облигации были куплены у центрального банка Венесуэлы, а не у этих преступников, поймите, что эти национальные организации управляются как личные компании министрами, которых выбирает Мадуро. Над ними нет контроля, и более чем 800 миллионов долларов, выплаченных в инвестициях, скорее всего пойдут на то, чтобы они удержались у власти.

Помимо немедленного вреда, который Goldman Sachs наносит венесуэльскому народу, в 2022 году, когда подойдёт срок погашения облигаций, страна, скорее всего, ещё не оправится от экономической катастрофы. вызванной социалистической революцией XXI века. Они продали и обанкротили большую часть производственного аппарата страны, не инвестировали в инфраструктуру, не создали альтернативных источников дохода, взяли крупные суммы в долг у Китая, России и международных банков, и риск дефолта уже велик.

Но, если посмотреть на то, как действует Goldman Sachs, их скорее всего не волнует, что Венесуэла не сможет погасить облигации. К томе времени они, вероятнее всего, продадут облигации американскому народу и застрахуются от рисков, как они сделали это десять лет назад.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо