Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Бороться за, а не против: медиа-освещение и нефтепровод Dakota Access Pipeline

«Стоим вместе со Стэндинг-Рок 11-15 ноября 2016 года», снимок пользователя Flickr Лесли Петерсон (Leslie Peterson). Фотография сделана в ноябре 2016 года (CC-BY-NC-2.0).

[Все ссылки в тексте — на английском языке]

Статья является результатом сотрудничества Media Cloud и Global Voices NewsFrames

Авторы материала: Натали Гиэнес (Natalie Gyenes), Конни Мун Сехат (Connie Moon Sehat), Сэндс Фиш (Sands Fish), Анушка Шах (Anushka Shah), Йонас Кэйзер (Jonas Kaiser), Паола Вилларреал (Paola Villarreal), Симин Каргар (Simin Kargar), Синди Бишоп (Cindy Bishop),  Рахул Баргава (Rahul Bhargava), Роб Фарис (Rob Faris) и Этан Цукерман (Ethan Zuckerman).

В рамках сотрудничества с проектом MediaCloud.org, эту статью также можно найти на сайте MediaCloud.

Среда [22 февраля] — крайний срок, когда резиденты палаточного лагеря Standing Rock [прим. редактора: движение Standing Rock берёт своё название от резервации Стэндинг-Рок, в которой началось; букв. значение — «Стоящий камень»] должны были покинуть свое пристанище у реки Миссури. Эвакуация завершилась в 2 часа дня по местному времени — символическая цифра, так как именно два года назад началось великое противостояние с целью предотвратить строительство нефтепровода Dakota Access Pipeline (DAPL), протяженностью 1,172 мили [= 1.886 километров], предназначенного для транспортировки сырой нефти из Северной Дакоты в Иллинойс. Представители примерно 300 из 566 официально признанных в США индийских племен активно участвовали в происходящем в резервации Стэндинг-Рок в Северной Дакоте с апреля 2016 года.

5-го декабря 2016 года самопровозглашенные защитники воды и их сторонники праздновали победу — официальное заявление Инженерного корпуса сухопутных войск США о блокировке права пользования территорией, необходимого для продолжения работ на нефтепроводе DAPL. Впрочем, ликование оказалось недолгим; в течение четырех дней после своей инаугурации президент Трамп подписал два распоряжения, ускоряющие процесс строительства Dakota Access Pipeline, а также нефтепровода Keystone XL (проекты, отклоненные в ноябре 2015 года президентом Бараком Обамой).

Каждую деталь масштабного сопротивления широко освещали как мировые, так и локальные СМИ: то фокусируясь на знаменитых активистах вроде Шейлин Вудли или Скарлетт Йохансон, то освещая участие в борьбе американских ветеранов на стороне членов лагеря, говоря то о праве на воду коренных народов, то о глобальном влиянии на мировой климат. Статьи, публикующиеся в СМИ и посвященные таким вопросам, как строительство Dakota Access Pipeline, могут быть представлены как цепь взаимосвязанных историй, а политика и язык разных медиа влияет на то, как мы, читатели и потребители информации, воспринимаем эту проблему.

Чтобы проиллюстрировать то, как язык медиа влияет на нас при освещении строительства нефтепровода, мы проанализировали два разных и иногда конфликтующих способа описывать участников движения: защитники и протестующие. В целом, хотя СМИ обычно характеризуют участников как «протестующих», детальный анализ публикаций показывает нам куда более сложную историю, раскрывающую вопросы о представлении суверенитета коренных народов в XXI веке.

Защитники и протестующие: какая точка зрения?

«Мы — защитники, не протестующие», — заявил Iyuskin American Horse в августе 2016 года, пытаясь объяснить, почему он принял участие в борьбе против нефтепровода. Таких высказываний было довольно много, но, несмотря на это, близкое изучение публикаций позволяет нам утверждать, что в новостях участников Standing Rock изображали иначе. Используя Media Cloud, открытый источник и платформу для анализа открытых данных, разработанную в Berkman Klein Center для Internet & Society и MIT Media Lab, мы проанализировали общее внимание со стороны СМИ, или общее количество упоминаний Dakota Access Pipeline. Информация взята из цифровой медиа-коллекции с 819 источниками. Стало понятно, что СМИ больше внимания уделяли «протестующему», нежели «защитнику» (по материалам на конец осени и начало зимы).

Язык и частота использования слов «протестующие» и «защитники».

И все же, акцент исключительно на протестующих дает узкий взгляд на события — в частности, это пики публикаций о протестах в октябре и ноябре — и не соответствует общей глубине и увеличению освещения в СМИ истории лагеря Standing Rock.

С самого начала своей деятельности, в апреле, представители «духовного лагеря» в Стэндинг-Рок называли себя «защитниками воды». Освещение в СМИ их усилий началось лишь месяцы спустя, когда попытки остановить строительство Dakota Access Pipeline привели к конфликтам, арестам и насилию.

Освещение Standing Rock в американских центральных, региональных, ведущих интернет- и иных новостных СМИ (04/16-05/16 информации практически не публиковалось).

Ряд сентябрьских событий привел к появлению новых тем, за пределами освещения вопроса «защиты воды». Хотя судебные тяжбы по поводу трубопровода продолжались и их результатом могла стать защита спорных, священных для индейцев сиу территорий, компания Dakota Access начала строительство. После уничтожения захоронений, в начале декабря, противостояние «ужесточилось», против участников сопротивления использовали перцовые аэрозоли, спускали сторожевых собак.

Вопрос об ответственности за происходящее остается открытым, однако обострение ситуации привело к дискуссии по поводу суверенитета коренных народов и начало обсуждаться в мировых масштабах. В своем обращении к совету Организации Объединенных Наций по правам человека в Женеве председатель совета племени сиу в Стэндинг-Рок Дейв Аршамбо II попросил аудиторию о помощи в деле прекращения строительства трубопровода, заявив, что «нефтяные компании и правительство США не соблюдают права коренного населения». Результат: призыв к прекращению строительства и выступление в защиту прав коренного населения от специального докладчика ООН по правам коренных народов Виктории Таули-Корпус 22 сентября.

В ноябре продолжающееся насилие и прикованное к проблеме международное внимание гарантировали постоянные публикации в СМИ, несмотря на наступающие зимние холода. 15 ноября состоялось второе выступление в ООН специального докладчика по правам на свободу мирных собраний и ассоциаций Майны Киаи, которая также призвала прекратить строительство трубопровода. На этот раз в центре внимания оказались «бесчеловечные и унижающие достоинство условия содержания под стражей» приблизительно 400 человек, а также «военный ответ» на протесты. Впрочем, если судить по происходившему, на эти слова никто не отреагировал: 22 ноября сотрудники правоохранительных органов использовали в противостоянии с защитниками водяные пушки при минусовой температуре, а также слезоточивый газ и резиновые пули с целью «контроля толпы» и пожаров на территории.

Число публикаций достигло пика в начале зимы, когда благодаря Инженерному корпусу сухопутных войск США, 4 декабря блокировавшему разрешение на право пользования территорией, стало возможным остановить строительство нефтепровода.

Национальная проблема — и ее эпизодическое освещение на местном уровне

Хотя проблемы Standing Rock и привлекли международное внимание, медиа отреагировали на ситуацию довольно поздно, уже во время противостояния DAPL. Освещение событий началось в апреле, причем этим занимались время от времени только местные СМИ и блогеры. Так продолжалось в течение года. Изучая то, как медиа-ресурсы ссылаются онлайн друг на друга, мы смогли исследовать всех участников диалога о нефтепроводе в системе цифровых медиа.

На приведенной ниже карте ссылок выделены наиболее часто цитируемые в рамках проблемы источники, а также самые популярные статьи, которыми делятся социальные сети. Карта подтверждает тот факт, что ключевые источники, занимавшиеся проблемой Dakota Access Pipeline, не были крупнейшими новостными порталами. Чаще всего перед нами появлялись местные газеты как, например, Bismarck Tribune, которые обеспечивали прямую трансляцию с места событий вокруг трубопровода. Новостные ресурсы, посвященные проблеме, как, например, daplpipelinefacts.com, и активистские СМИ, как Counter Currents News, — продолжали следить за событиями. Онлайн-карты ссылок (визуализация интернет-гиперссылок) обычно показывают источники, которые пользователями воспринимаются как авторитетные. Тот факт, что на карте выделяются локальные средства массовой информации, позволяет предположить, что внимание национальных СМИ к проблеме в течение года проявлялось лишь эпизодически.

Карта ссылок показывает, как взаимодействуют между собой источники, рассказывающие о DAPL.

Другая интересная находка: отсутствие Википедии как наиболее упоминаемого ресурса. Во многих других наших исследовательских проектах, использующих Media Cloud, Википедия появлялась буквально в каждой сетевой карте, потому что вики-статьи обычно воспринимаются пользователями как авторитетный источник. Здесь, как уже упоминалось выше, основные источники информации — местные новостные медиа и ресурсы, посвященные конкретной проблеме.

Эпизодический характер освещения истории Standing Rock также продемонстрирован самой популярной за это время в социальных сетях историей: Эми Гудман, репортер, занимающийся журналистскими расследованиями, оказалась в тюрьме за освещение протестов DAPL:

Buzzsumo, платформа анализа социальных сетей, демонстрирует посты, посвященные DAPL, которыми чаще всего делились пользователи Facebook (условия запроса остаются теми же, что и для поиска Media Cloud: DAPL или (dakota И pipeline).

Из всех историй, посвященных трубопроводу в 2016 году, около 4% вели речь об Эми Гудман (Amy Goodman). Однако внимание к теме Гудман осенью в свою очередь спровоцировало рост интереса к Standing Rock, поскольку известность и узнаваемость репортера подтолкнули читателей вплотную ознакомиться с проблемой строительства трубопровода. Изучая контент, которым чаще всего делятся пользователи социальных сетей, анализируя детали историй, на которые чаще всего ссылаются в интернете, можно прийти к выводу тема Эми Гудман особенно высветила нюансы анти-трубопроводных выступлений.

Нет четкого, сформированного взгляда…

Отсутствие Википедии как одного из самых популярных источников информации, по-видимому, указывает на то, что найти авторитетный единый нарратив в освещении Standing Rock довольно сложно. Нам удалось это обнаружить через изучение используемой в различных медиа терминологии. В частности, это позволило выявить нюансы языка, которым в цифровой медиа-экосистеме описывают конфликт вокруг DAPL, а также то, какие именно источники используют этот тезаурус чаще всего. Для иллюстрации сфокусируемся на трех сообществах.

Сообщество, освещающее DAPL, которое фокусируется на статусе, результате и юридических нюансах проблемы.

Разнообразие перспектив и озабоченность проблемой можно видеть выше, изучая карту медиа-ресурсов, ориентированных на обсуждение статуса, результатов и юридических нюансов проблемы. Перед нами настоящий коктейль из сайтов экологических, посвященных гражданским свободам и некоммерческим движениям, локальных СМИ, медиа коренных народов и крупных, главным образом, левых средств массовой информации, что создавало ощущение сложности при работе в этом медиа-пространстве.

Сообщество, освещающее DAPL, которое фокусируется на проблематике «окружающей среды».

С помощью этих информационных сетей мы также смогли выявить группу, которая сконцентрировалась на вопросах окружающей среды. Представленная выше языковая карта определяет контент, используемый рядом медиа-источников: в частности, слова «глобальный», «климат», «возобновляемый», «загрязнение» и «экологический». Также упоминается слово «защитники», указывающее на то, что медиа-ресурсы выбрали этот термин, чтобы определенным образом охарактеризовать движение.

Группа, объединяющая военные, официальные и фактологические источники, также использует общую терминологию.

Наконец, еще одна группа, использующая схожий тезаурус, это военно-ориентированные источники, включая официальный сайт армии США, а также justice.gov (см. ниже). Все эти медиа пускают в ход одинаковые термины, когда речь заходит об освещении проблемы нефтепровода. Это неудивительно, но довольно значимо. Более интересен другой факт: сайт защитников движения sacredstonecamp.org также использовал часть терминологии, взятой с военных и правительственных сайтов, как это можно видеть ниже. Более того, этот ресурс часто ссылался на daplpipelinefacts.com, один из самых значимых фактологических авторитетных сайтов, но также и на сайты, симпатизирующие защитникам, как, например, sacredstonecamp.org. В конце концов, этот коктейль из источников представляет каркас для «мониторинга», где многие ресурсы отслеживают язык официальных заявлений и отвечают правительственным информаторам, используя общую терминологию.

Скорее есть борьба взглядов:

Помимо многообразия сообществ и языков можно отметить и богатство выбираемых для публикаций тем. Используя визуализацию алгоритмов анализа текстовой информации, чтобы выделить ключевые тематические структуры в медиа-сюжетах в базе данных Media Cloud, мы нашли несколько историй, которые выделялись в разное время в в 2016 году.

Визуализация, демонстрирующая популярность различных тем.

Изучая представленную выше визуализацию, мы смогли определить, что повествование, касающееся энергетических, газовых и нефтяных компаний (представлено на графике красной линией), разгорелось в начале 2016 года. К апрелю 2016 года поток публикаций снизился, а затем сменился многочисленными статьями о протестующих из Standing Rock (голубая линия).Интересно также, что в это время статей, связывающих тему трубопровода и климатических изменений, было значительно меньше (фиолетовая линия), что касается и материалов, фокусировавшихся на теме права на водные ресурсы (сине-зеленая линия).

Что же о защитнике? Как показано на графике ключевых терминов, которые использовались в статьях о Standing Rock в ноябре 2016 года, определение защитники стало играть важную роль в публикациях. В дополнение к диверсификации племенной идентичности (наряду с использованием слов коренной американец или коренные народы) в конце осени, мы также можем видеть, как СМИ пытались найти другие пути, чтобы охарактеризовать членов лагерей Standing Rock:

Ноябрь 2016 года, карта сетевого анализа самых плодовитых СМИ и борьба по поводу терминов: активисты, защитники, протестующие.

Эта визуализация демонстрирует, как медиа-организации, больше всего освещавшие эти события, фактически использовали термин защитники несколько чаще, чем термин протестующие (причем определение защитник ассоциировалось с группой организаций, симпатизирующей членам лагеря, как, например, Democracy Now, в отличие от Wall Street Journal). Впрочем, многие организации стали использовать и термин активист, возможно, в попытке выйти за рамки сложившейся дискуссии.

Почему так важно сравнение «защитника» и «протестующего»?

Поверхностный анализ медиа-освещения проблемы Standing Rock во второй половине 2016 года показывает тенденцию характеризовать участников как протестующих. Но при тщательном изучении вопроса мы ознакомились с другими факторами. Более глубокий анализ новостей позволяет выявить тот факт, что общее освещение новостей о событиях Standing Rock раскрывает скорее противоречия и борьбу по поводу выбора терминологии: запоздалое и эпизодическое внимание к противостоянию, интерес локальный, нежели глобальный, существование множества различных сообществ, которые используют схожий тезаурус, но не образуют группу авторитетных нарративов.

Хотя определение протестующий действительно позволило привлечь больше внимания и увеличить медиа-освещение в конце года (особенно в момент обострения ситуации), оно также выстроило события с позиции защиты. Попытки охарактеризовать события вокруг Standing Rock как совершаемые «выступающими против энергетической политики», например, позволили интерпретировать события как сфокусированные на узкой экологической проблематике, в сравнении с более широким пониманием проблемы. С другой стороны, язык защитников выходит за рамки лишь семантического аргумента, подчеркивая, что все участники и сообщества борются за, а не против.

В конце концов, возможно, медиа-публикации – включая игнорирование проблемы в самом начале и проблемы с выбором тезауруса в дальнейшем – отражают нашу неопытность в дискуссиях о суверенитете коренных народов Америки. Проблема независимости включает в себя право выбирать терминологию и конечное значение в дискуссии о нефтепроводе. 2016 год дал нам понять, что выбор слова «защитник» для сиу или любого другого коренного американского племени дал право характеризовать деятельность этих людей, как «защиту» вместо «протеста», и, в конечном итоге, гарантировал их законное право принимать участие в судьбе их земель.

Такие суверенные консультации могут включать в себя решения о принятии экологического риска, а также помогать учитывать разнообразие мнений среди представителей различных племен в том числе и в отношении DAPL (например, призыв Аршамбо к активистам и защитникам вернуться домой после остановки строительства трубопровода в начале декабря). Возросшее к концу года значение слова «защитник» позволяет нам надеяться, что независимо от результатов дискуссии вокруг строительства DAPL члены лагерей Standing Rock (и новостные статьи о них) помогут гражданам США задуматься о реальном состоянии дел вокруг сохранения земель коренных американцев. В будущем, публикации в СМИ помогут нам глубже воспринимать проблемы суверенитета коренных народов в стране.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо