Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Привет, Vodafone: что значит для Ирана приход мирового телекоммуникационного гиганта?

Vodafone is on its way to Iran. Photo by Tom Purves via Wikimedia (CC BY-SA 2.0)

Vodafone объявила о своем вступлении на иранский рынок телекоммуникаций. Фото Тома Пэрвиса из Википедии (CC BY-SA 2.0)

18 октября 2016 года британская телекоммуникационная компания Vodafone объявила [анг] о решении сотрудничества с HiWEB — иранским небольшим частным поставщиком телефонной связи, таким образом заявив о своем вступлении на иранский рынок.

В этом объявлении [анг] о сотрудничестве Vodafone и HiWEB отмечается, что новые услуги будут доступны пользователям под брендом HiWEB. Vodafone, согласно статье в Wall Street Journal [анг], поможет HiWEB в «модернизации инфраструктуры и расширении услуг стационарного и мобильного интернета для частных и клиентов и бизнесов». Кроме того, по примеру заключенного ранее сотрудничества между американской компанией AT&T и иранским мобильным оператором RighTel, которое предоставило владельцам американской сим-карты доступ в сеть по местному тарифу на территории Ирана, партнерство Vodafone и HiWEB также позволит клиентам гиганта Vodafon пользоваться мобильным интернетом в Иране.

Хотя Vodafone не будет прямым партнёром (называя это «неакционерным соглашением парнёрства на рынке»), сложно игнорировать потенциал сотрудничества Vodafone и иранской системой слежки за телекоммуникациями. В самом деле, во многих странах существует тенденция вынуждать иностранные телекоммуникационные компании участвовать в программах слежки за коммуникациями, и Иран не исключение.

Примером этой досаждающей мании может послужить случай 2010 года, когда государственные поставщики телекоммуникаций приобрели прослушивающий прибор для Nokia Siemens, предоставив иранской разведке возможность отслеживать мобильные телефоны. Это привело к аресту прогрессивного журналиста Иссы Сахаркиза в июне 2010 года [анг].

Нужно сказать, что в области конфиденциальности коммуникаций прошлое Vodafone далеко не блестяще. Действительно, в 2013 году Эдвард Сноуден пролил свет на то, что компания Vodafone помогала Центру правительственной связи Великобритании (GCHQ) осуществлять сбор интернет-данных через подводные кабели. Кроме того, по данным Financial Times [анг], Vodafone была замешана в предоставлении британской полиции серьёзных массивов данных по звонкам пользователей с 2009 по 2014 года. И еще кое-что: в феврале 2009 года Vodafone призналась [анг] в том, что предоставила данные властям Египта, чтобы помочь им найти участников антиправительственных восстаний во время продовольственного кризиса [анг].

Иран — страна телефонной слежки

Начиная с 50-х годов [фарси] в Иране прослушивают телефонные разговоры и это воспринимается в порядке вещей. Слово shunood — существительной от глагола «слушать» на фарси — появилось одновременно с домашними телефонами после Второй Мировой Войны и стало синонимом правительственного мониторинга коммуникаций. В самом деле, в то время, оператор должен был соединять вас с тем, кому вы звоните, и становился «свидетелем» ваших разговоров. Таким образом, было известно, что телефонный оператор «слушает» ваш разговор. Сегодня термин «shunood» означает все, что относится к отслеживанию коммуникаций. Вот, например, статья в Википедии на фарси называется «Shunood ertebatat mokharebati» — «прослушка телекоммуникаций».

Cartoon by Doaa Eladl.

Рисунок Доаа Эладлы. Повторное использование разрешено.

С развитием телекоммуникационных технологий система слежки иранского государства значительно изменилась. Кроме классического прослушивания телефонных разговоров, сегодня в арсенале имеются и более изощренные способы: глубокая проверка и фильтрация сетевых пакетов, контроль за метаданными, собранными телекоммуникационными компаниями, и физическая установка средств прослушивания, которая остаётся самым популярным способом в Иране. Хоть в Иране и существуют законы, обеспечивающие право на свободу частной жизни, они одновременно находятся в противоречии с другими законами, позволяя оправдывать слежку, если «Исламская Революция» (идеи, на которых основывается Исламская Республика, а также властные структуры, поддерживающие позицию элиты) находится под угрозой.

И арест китайского журналиста в 2002 году с помощью Yahoo! [анг] и лишение свободы Сахаркиза в 2010 с легкой руки Nokia Siemens — это все те случаи, которые сегодня достаточно весомы для борьбы за права на свободу частной жизни. Активисты используют их, оказывая давление на телекоммуникационные компании, чтобы заставить их отвечать за свои действия и возможности, которые они дают правительствам с целью слежки и репрессий.

Чего ждать иранцам?

Это и другие новые международные парнёрства появляются после снятия американских санкций, связанных с ядерной программой страны. До недавнего времени санкции предотвращали международные парнёрства с любыми компаниями, включая телекоммуникационные. Новая ситуация хороша для интернета и коммуникационной инфраструктуры Ирана, ведь теперь существует потенциал к улучшению стационарных и мобильных широкополосных сетей Ирана, которые известны своей медленной скоростью и строгой цензурой.

Судя по информации, обнародованной компаниями, иранцы должны будут подключаться к  HiWEB, компании, приватизированной в 2009 году и тесно сотрудничающей [анг] с Министерством информации, коммуникации и технологий в области эксклюзивных поставок высокоскоростного интернета в 25 000 поселков на территории Ирана на протяжении 10 лет.

Вступление Vodafone в Иран, однако, судя по всему, не означает, что бренды компании будут использоваться для продажи телефонов или интернет-пакетов иранцам. Это может означать меньшую подотчётность Vodafone в области действий компании, влияющих на права иранских потребителей, ко моапния не делала никаких публичных заявлений по этому поводу.

flag_of_iran-svg

Иранский флаг и логотип Vodafone. Коллаж автора.

Инфраструктура интернета в Иране создана специально, чтобы облегчить контроль со стороны государства над деятельностью телекоммуникационных предприятий и интернет-провайдеров. Все эти предприятия должны получать лицензии от и отвечать перед Иранской телекоммуникационной компанией (ИТК), отделением Министерства ИКТ, которое эффективно контролирует главного интернет-провайдера страны.

Когда государство пыталось приватизировать ИТК, Стражи Революции купили около 50% акций через одну из связанных с собой компаний. Стражи Исламской революции — это подразделение вооруженных сил Ирана, которое вовлечено в разведку, слежку и подавление инакомыслия, журналистов и других людей, которых они считают угрозой «Иранской революции». Все органы, связанные с коммуникациями и интернетом в Иране, находятся под влиянием Верховного совета по киберпространству, который подотчётен администрации Верховного лидера

Если забыть об условиях, партнерство Vodafone и HiWEB просто напросто означает то, что компания войдёт в эту централизованную сеть правительственного надзора.

Кроме того, Стражи Исламской революции, вовлечённые в работу центрального органа, регулирующего телекоммуникации в стране, остаются под санкциями правительства США за действия, связанные с терроризмом и нарушением прав человека. Когда французская телекоммуникационная компания Orange SA вошла на иранский рынок в сентябре, она выпустила заявление [фран] о том, что всеми силами постарается избежать сотрудничества со Стражами:

We are conducting feasibility studies to understand and assess what's possible in this complex environment, particularly with regards to certain economic sanctions that apply to Iran.

Мы проводим исследования, чтобы понять и оценить, что возможно в этой сложной сфере, особенно в том, что касается определенных экономических санкций,наложенных на Иран.

Vodafone, в свою очередь, признала необходимость «легального прослушивания» в соответствии с разнообразными местными законами. В 2014 году компания опубликовала доклад о раскрытии информации правоохранительным органам [анг], в котором в подробностях описаны правительственные запросы и переданные данные в странах, где работала компания. Неясно, будет ли достаточно партнёрства компании с Ираном через HiWEB для внесения страны в этот документ.

Конечно, нужно радоваться достижениям в развитии иранского рынка телекоммуникаций, но не будем забывать о роли Vodafone и коммуникационных иранских компаний. В конце концов, разве это не та же самая компания, которая была соучастником слежения за частной жизнью граждан, осуществляемого правительствами Британии и Египта?

Переводчик: Кулида Дарья

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо