Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Краткая хроника потухшего, но освещённого звёздами Пуэрто-Рико

Foto cortesía Rneris Photography.

Фото любезно предоставлено Rneris Photography.

Моя хроника о внезапном массивном выключении света в Пуэрто-Рико 21 сентября могла бы относиться к ночам, освящённым бесконечными звёздами, к изначальному транспортному хаосу, к полицейским, умеренно контролирующим происходящее, к развитию действий, очень похожих на те, что происходили в сказках La autopista del sur [исп: “Южная автотрасса”] Хулио Кортасара и La noche que volvimos a ser gente [исп: “Ночь, когда мы вновь стали людьми”] Хосе Луиса Гонсалеса.

Но моя хроника проще, в ней не говорится о медперсонале, стремительно включающем генератор для поддержки жизни пациентов, о пожарных, борящихся с огнём на электростанции Aguirre, о чиновниках, проваливших все прогнозы по восстановлению подачи электроэнергии, пока персонал Союза работников индустрии и орошения (UTIER) и Органов управления электроэнергией (AEE) бессонными ночами работал над восстановлением электроэнергии, оставив миллионы людей в темноте, как показывает фото с воздуха, снятое во время отключения света.

Моя хроника также не будет описывать бесконечные попытки пуэрториканцев добыть воду или лёд, или тех, кто должен был пройти долгий путь после того, как застряли в обесточенном трамвае. Нет, в этой хронике об отключении света, оставившем Пуэрто-Рико без электричества среди продолжительного экономического кризиса и навязывания от лица США Комиссии по делам налогового контроля [анг] из-за позорного долга, плода жадности одних и коррумпированная других. Ни о чём из этого рассказываться не будет.

Эта хроника не заострит внимание на студентах, не сумевших получить свой “хлеб насущный” в аудитории, в которой они мечтают о другой стране. Или на тех, кто тем или иным образом не перестал работать, неожиданно переезжая в другие неподготовленные места. Или на тех, кто при свете фонаря слушают о ситуации сограждан, повествующих при помощи радиостанций о своих злоключениях. Здесь не будет ни строки о деталях закрытия торговых центров, тогда как продуктовые магазины и заведения быстрого питания делали хороший бизнес на тех, кого изморил голод или кто хочет утолить карибскую жажду кружечкой пива.

Мой компьютер почти разрядился, поэтому я снижаю умопомрачительную скорость своих пальцев по клавиатуре, чтобы упомянуть обо всём том, что проходило на заднем плане, без телевизионной рекламы или монополистической вездесущности смартфонов, отнимающих внимание, а заодно и всю жизнь. Именно поэтому последние строки связаны с происходящим в одном из домов одной прибрежной деревни. Там, под шумом моря, я вижу на балконе своих родителей, которые делятся своими семейными историями с детьми и внуками… И я среди них.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо