Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Россия и Чили присоединились ко всемирной кампании в защиту приговоренного к смерти поэта

Ashraf Fayadh via Instagram.

Ашраф Файяд. Фото из Instagram.

14 января поэты, литераторы, переводчики и просто неравнодушные граждане 44 стран мира приняли участие во всемирных поэтических чтениях в поддержку поэта Ашрафа Файяда, приговоренного к смертной казни в Саудовской Аравии. В рамках кампании, организованной Берлинским литературным фестивалем, в один день в разных частях мира прошло более 120 творческих мероприятий. Не остались в стороне и россияне: в Москве чтения проходили в Сахаровском центре, а в Петербурге — на площадке независимого магазина интеллектуальной литературы «Порядок слов».

Живущий в Саудовской Аравии 35-летний поэт палестинского происхождения Ашраф Файяд был впервые арестован [анг] по анонимному доносу в 2013 году. Выпущенный под залог, он был снова арестован 1 января 2014 года, после чего суд приговорил его к четырем годам тюремного заключения и 800 ударам плетью за вероотступничество, распространение атеистических идей, а также возведение хулы на государство и пророка Мухаммеда в сборнике поэзии «Инструкции внутри». Вердикт был обжалован, но 17 ноября 2015 года новый состав суда приговорил [анг] поэта к смертной казни. В настоящее время Файяд, к которому в ходе обоих процессов не допускали адвокатов, ожидает окончательного решения по поданной им апелляции на приговор. Сам он вину не признает и называет себя правоверным мусульманином.

IMG_2828

Москва, Сахаровский центр, 14.01.2015. Фото: Владислав Калашник

«Когда ты узнаешь про то, что происходит с Файядом, хочется сделать что-то…»

Вместительный зал Сахаровского центра был целиком заполнен неравнодушными людьми, которые пришли, дабы выразить свою солидарность с поэтом, прочитать его стихотворения, переводы, собственные сочинения. Тот факт, что человека можно приговорить к смерти за слова, потряс очень многих, констатировала редактор издательства Corpus, поэт Евгения Лавут, организовавшая встречу в Москве. По ее словам, желание выступить в поддержку Ашрафа Файяда стало «стихийной волной» и «естественной реакцией» коллег по цеху.

Когда ты узнаешь про то, что происходит с Файядом, хочется сделать что-то. Сделать нечто большее, чем просто подписать петицию, поставить куда-то лайк. Вложить в это больше себя. И то, что придумал Берлинский литературный фестиваль, – это действительно способ сделать больше.

Мероприятие стартовало с сеанса видеосвязи: поэт и переводчик Станислав Львовский по Skype из Оксфорда зачитал переводы стихотворений Файяда на русский язык. Позже в комментарии Global Voices он признался, что, работая с переводами, получил обширный опыт. «Файяд говорит на очень редком, специфическом диалекте глобального языка поэзии. Он глубоко погружен в собственную культуру, но при этом выражает протест в отношении ее наихудших, антигуманнейших составляющих, – поделился своими впечатлениями Львовский. — Знакомство с его поэзией – словно знакомство с человеком из иного мира, который, кажется, не имеет ничего общего с твоим».

Ashraf Fayadh’s poetry is a place of multiple encounters between of the open global westernized world and one of its autarchic, somewhat island-ish cultures. […] By means of his poetry he put himself in a position, which is all too dangerous in times like these – and in any other times to that matter. Fayadh—and others possessing enough courage – stand where cruel non-human winds of history cross paths. And they let these winds go through their words, bodies and lives. We owe them. I owe them. Because Fayadh is among those who set us free.

Поэзия Ашрафа Файяда находится на стыке между глобальным миром западных ценностей и одной из автаркичных, изолированных мировых культур. <…> Своей поэзией он ставит себя в уязвимое положение. Файяд и другие подобные ему мужественные люди находятся в точке, где дуют жестокие порывы ветра мировой истории, дуют сквозь их слова, их тела, их жизни. Мы в долгу перед ними. Я в долгу перед ними. Потому что Файяд и ему подобные даруют нам свободу.

В свою очередь студентка Высшей школы экономики Анастасия Шипулина, продекламировавшая «Нет от нефти особого зла…» на арабском, обратила внимание на содержание стихотворений поэта. Кому-то обвинения в пропаганде атеизма – отрицании судного дня и оскорблении ислама – могут показаться абсурдными. Но, по ее словам, достаточно прочитать тексты Файяда, дабы понять, что они являются таковыми не только с точки зрения светской логики: «Практически во всех стихотворениях Файяда встречаются цитаты из Корана; именно оттуда берут начало образная и нравственная системы его лирики».

«Государство не имеет права на месть»

В своих выступлениях участники чтений подчеркивали: модель отношений государства, религии и человека, при которой последнего за стихи и за приписываемые ему слова могут приговорить к смертной казни, не имеет права существовать в цивилизованном мире. Проводились параллели и с происходящим в России, где буквально накануне стало известно о сжигании книг, изданных фондом Сороса [примечание: «Эхо Рунета» получает финансирование от института «Открытое общество», основателем и председателем которого является Джордж Сорос].

«С одной стороны, мы понимаем, что это спекуляция и спекуляция нечестная: сравнивать наши сожженные 20 книг со смертной казнью, которая грозит реальному человеку, не очень ловко, — прокомментировала GV высказывания коллег известный поэт Линор Горалик. — С другой стороны, мы видим некоторые признаки системы, которая берет на себя функции принимать политические решения по эстетическим причинам. Это немыслимо и недопустимо».

Каждый, кто выходил к микрофону, начинал свое выступление со слов поддержки Файяду, с выражения надежды, что саудовские власти удовлетворят апелляцию и помилуют поэта. В нынешнем году Саудовская Аравия является членом совета ООН по правам человека, что резко контрастирует с притеснением свободы слова [анг] и смертными приговорами, которые выносятся и приводятся в исполнение [анг] на территории этого государства. Сторонники поэта надеются, что общественное давление и кампании в поддержку Файяда могут воззвать к чувствам саудовцев и привести к смягчению участи поэта.

Эксперт-арабист Саид Гафуров, к которому Global Voices обратился за комментарием, полагает, что подобные шаги действительно могут увенчаться успехом. В любом случае, уверен он, молчать нельзя, поскольку подобные вещи в 21 веке «чудовищны, немыслимы и попросту недопустимы».

Казнь любого поэта – это потеря для всего человечества. Мы не знаем, может, будет казнен поэт, чье творчество через 500 лет войдет в школьные хрестоматии. Или вошло бы, если бы ему не отрубили голову.

Гафуров отмечает, что в Саудовской Аравии нет независимого суда: «они сами выдвигают обвинения, сами судят, сами выносят приговор и сами же выступают палачами в интересах одной семьи», хотя ни одно государство не должно в принципе лишать жизни своих граждан.

«Неслучайно в большинстве стран действует мораторий на смертную казнь: если есть возможность изолировать человека в заключении, то необходимости физически убивать его нет. Иначе это уже переходит в разряд мести, а государство не должно быть мстительным, не имеет права на месть»- заключил эксперт.

Тем временем в Чили и Мексике

В минувшем месяце акция за освобождение Ашрафа Файяда, также прошла в Сантьяго, столице Чили, где участники «протеста белых платков и цветов» собрались перед посольством Саудовской Аравии. Организаторами выступили Общество писателей Чили (SECH) и Ассоциация художников и скульпторов Чили (APECH), чилийский ПЕН-центр, члены поэтических сообществ Descentralización Poética и ChilePoesía, а также фонд Пабло Неруды. Ранее они провели концерт и поэтические чтения перед домом-музеем Неруды.

Президент ПЕН-центра Чили [исп] Хорхе Рагаль заявил:

Conocimos, en otra épca de este país la persecución y la crueldad del Estado y por ello, como chilenos y como artistas asumimos el deber de exigir la liberación inmediata y el respeto de los derechos humanos de un creador y un hombre cuyos derechos han sido vulnerados.

Мы были свидетелями преследований и жестокости [в Чили], и теперь наша обязанность как граждан Чили и как деятелей искусства – потребовать немедленного освобождения [Файяда] и защиты его прав, которые были нарушены.

По словам [исп] руководителя Chile Poesía Хосе Марии Мемета,

Junto a poetas y escultores, nos pusimos de acuerdo para en Chile, llevar la figura de este poeta, y pedir al Estado chileno que apoye la liberación de este verdadero caso de violación a los derechos humanos

Поэты и скульпторы Чили обращаются к представителям государства, дабы те поддержали освобождение [Файяда]. Это – наглядный случай нарушения прав человека.

Он также добавил:

La casa de Neruda es un icono mundial y a nosotros nos interesa dar una señal al mundo , de que estamos prestos, claros, y que nuestra imagen está al servicio de un poeta perseguido

Дом Пабло Неруды – известный символ мира, и мы подаем сигнал, что готовы защищать осужденного поэта.

В настоящее время Мемет ожидает ответа, предпримет ли правительство Чили действия против вынесенного Файяду смертного приговора.

Акция в поддержку Ашрафа Файяда также состоялась и в Мехико. В ходе мероприятия, организованного ПЕН-центром Мексики [исп], известные деятели литературы отдавали дань творчеству поэта и подписали направленное в посольство Саудовской Аравии открытое письмо с призывом к его освобождению.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо