Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Что поспешный переход Кыргызстана к президентской системе говорит о состоянии его демократии?

Плакат гигантского размера нынешнего президента Кыргызстана Садыра Жапарова, фото сделано в Бишкеке за несколько дней до референдума и президентских выборов 10 января. Лозунг на киргизском и русском языках гласит: «Служение будущему!». Фото Филиппа Нубеля, использовано с разрешения.

В январе 2021 года граждане Кыргызстана на референдуме проголосовали за изменение политической системы, выбрав президентскую форму правления, которая усилит власть новоизбранного президента Садыра Жапарова.

Пока некоторые утверждают, что это решение может принести стабильность глубоко разделённому обществу, другие указывают на то, что оно может означать начало конца открытости, которая принесла стране репутацию самого свободного общества в Центральной Азии.

2020 год стал полным событий для Кыргызстана: в разгар глобальной пандемии COVID-19 страна пережила волнения, которые закончились третьей революцией и падением правительства Сооронбая Жээнбекова в октябре 2020 года. Быстро было сформировано новое временное правительство во главе с Садыром Жапаровым, прежде чем очередные президентские выборы 10 января 2021 года утвердили Жапарова избранным президентом.

Киргизских избирателей 10 января также попросили путём референдума выбрать президентскую или парламентскую форму правления, или же ни ту, ни другую. Участие избирателей было низким, около 30 процентов, как на референдуме, так и на президентских выборах, на которых 1 133 485 избирателей — или 81,3 процента — проголосовали в пользу президентской формы правления. Другой референдум для решения конкретных вопросов этой реформы назначен на весну 2021 года.

От президентской к гибридной модели

С 1993 года, когда Кыргызстан впервые принял конституцию в качестве суверенного государства после выхода из Советского Союза в 1991 году, основной закон страны менялся по результатам девяти референдумов. Каждый раз дебаты были сосредоточены на балансе сил между президентом, который избирается напрямую, и Жогорку Кенешем, парламентом Кыргызстана.

Почти во всех вариантах конституции вплоть до редакции 2010 года, президент обладал большей властью, чем парламент. Он контролировал суды, прокуратуру, силовые структуры, армию, глав государственных администраций, а также имел последнее слово в вопросах внешней и внутренней политики.

В полномочия Жогорку Кенеша всегда входило принятие законов, а также утверждение судей, генерального прокурора и главы Национального банка, назначенных президентом. За всю историю Кыргызстана не было ни одного случая, чтобы парламент не утвердил назначение президента. Главная причина этого заключается в том, что политические силы, поддерживаемые президентом, всегда ухитрялись навязывать свои решения внутри парламента.

В 2010 году, после второй революции и этнических столкновений на юге страны, которые привели к уходу авторитарного президента Курманбека Бакиева, была проведена конституционная реформа, направленная на восстановление баланса сил между президентом и парламентом в надежде избежать ещё большего насилия, захлестнувшего страну в тот год.

В системе после 2010 года парламент утверждает и контролирует решения правительства: президент назначает судей, Генерального прокурора и главу Национального банка только с согласия парламента. Между тем президент по-прежнему контролирует назначения в силовые структуры, антикоррупционную службу, армию и глав государственных администраций.

Назначение референдума на январь 2021 года: поспешный и потенциально незаконный процесс 

Одним из первых действий Садыра Жапарова, тогда ещё главы временного правительства, в октябре 2020 года стало предложение провести ещё одну конституционную реформу. Он предложил сократить число депутатов со 120 до 90, перейти от пропорциональной системы к мажоритарной и усилить роль президента. Эти поправки были закреплены 17 ноября 2020 года, когда Жогорку Кенеш представил новую редакцию конституции, которая значительно расширила президентские полномочия: при принятии президент сможет единолично назначать правительство, судей и Генерального прокурора, а также принимать акты, имеющие силу закона. Напротив, сокращённый парламент сохранит только законодательную функцию. Наконец, в качестве «инструмента диалога между народом и правительством» будет создан новый орган, Курултай (Народное собрание), состоящий из 750 членов. Курултай, точная роль которого ещё не определена, во многом является проектом лично Сапарова и будет собираться раз в год.

Сам процесс, в ходе которого парламент спешно представил новую редакцию конституции, был поставлен под сомнение рядом экспертов, а также юристов и представителей гражданского общества, которые указывают на то, что парламент не имеет права предлагать публичные поправки к конституции в период пророгации.

Несмотря на это, избирателей призвали проголосовать на референдуме о форме правления 10 января 2021 года.

Влияние на будущее Кыргызстана

Референдум состоялся, весной за ним должен последовать ещё один, посвящённый деталям новой президентской системы, одновременно с новыми выборами в парламент. Каковы же будут последствия для Кыргызстана, политической аномалии в  регионе, где в большинстве стран — как Казахстан, Узбекистан, Таджикистан, Туркменистан, Китай, Иран и Россия — давно сложились системы с сильным президентом и вектором движения ко всё большей авторитарности.

В то время как некоторые утверждают, что для такой молодой демократии лучше всего будет иметь сильного президента, который сможет обеспечить стабильность, недавняя история Кыргызстана говорит об обратном. Эрика Марат, профессор Университета национальной обороны в Вашингтоне, отмечает в серии постов в Twitter, что: [анг]

This [call for a presidential model] is the beginning of another yo-yo moment of top-down authoritarianism, suppression of free speech and nationalist, as well as consolidation from the bottom — now by urban activists and regional politicians. It won't end well, there will be more protests, both peaceful and violent. The past decade showed that however imperfect, the parliamentary system allowed all major politicians/business interests settle competing interests on the parliament floor, not streets….Like Trump, he [Japarov] is supported by economically disadvantaged [people] and corrupt elites. When his economic policies inevitably fail (the man doesn't even know branches of government), he'll have to resort to a toxic mix of nationalism and suppression. He may lose some of his base and anger his opponents. There may be violent flair ups, unfortunately.

Это [призыв к президентской модели] положит начало ещё одной шаткой ситуации нисходящего авторитаризма, подавления свободы слова и национализма, а также консолидации снизу — в этот раз среди городских активистов и региональных политиков. Это закончится плохо: будет больше протестов, как мирных, так и с применением насилия. Прошлое десятилетие парламентская система, какой бы несовершенной она не была, позволяла всем политикам и бизнесменам разводить конкурирующие интересы в стенах парламента, а не на улицах… Он [Жапаров], как и Трамп, поддерживается экономически неблагополучными [людьми] и коррумпированной элитой. Когда его экономическая политика неизбежно потерпит неудачу (человек даже не знает ветвей власти), ему придётся прибегнуть к ядовитой смеси национализма и репрессий. Он может потерять часть своей электоральной базы и разозлить своих противников. К сожалению, возможны вспышки насилия.

Сейчас от Жапарова явно ждут быстрых и эффективных решений до следующего референдума и выборов в парламент: страна пытается справиться с последствиями пандемии и возвращением из России многих трудовых иммигрантов, денежные переводы от которых удерживали многие семьи на плаву. По мнению Эмиля Джураева, профессора политологии Академии Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) в Бишкеке, то, что произойдёт в 2021 году, во многом было предопределено событиями конца 2020 года

The year 2021 begins with early presidential elections, followed by local elections, a referendum on the adoption of a new Constitution, and new parliamentary elections in an as – yet-undefined sequence and time frame. This series of votes will take place against the backdrop of an extremely worrying economic situation, and the little-predicted situation with COVID-19. A number of opposite behaviors will be demanded from the citizens of Kyrgyzstan – activity in the political field, patience and restraint in the economic field, and caution in the epidemiological field. Whether all these processes will go smoothly and lead to the necessary and creative results by the end of the year is a big question that will hang over the whole of 2021.

2021 год начинается с досрочных президентских выборов, за которыми последуют местные выборы, референдум о принятии новой конституции и новые выборы в парламент — в пока ещё не определённых последовательности и сроках. Эта серия выборов пройдёт на фоне крайне тревожной экономической ситуации и мало прогнозируемой ситуации с COVID-19. От граждан Кыргызстана будет требоваться использование нескольких противоречащих моделей поведения —  активность в политической сфере, терпение и сдержанность в экономической сфере и осторожность в эпидемиологической сфере. Пройдут ли все эти процессы гладко и приведут ли к нужным и творческим результатам к концу года — это остаётся под большим вопросом, который будет висеть в течении всего 2021 года.

Теперь, когда Жапаров занял свой пост, предстоящие месяцы перед весенним избирательным сезоном воспринимаются как настоящее испытание. Как Жапаров и его команда представят детали новой президентской системы? Смогут ли они убедить проголосовать более 30 процентов избирателей, в отличие от прошлого раза? И каков будет настрой тех 70 процентов, которые не пришли на участки в прошлый раз?

Перевод: Мария Сафьянова

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо