Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Беларусь запускает первую атомную электростанцию в разгар политического кризиса

Атомная электростанция в Островце, 2020 год. Фото (c): Анна Волынец, использовано с разрешения.

С августа Беларусь охвачена массовыми протестами и забастовками. Власти стараются не удалять им внимания, готовясь к не менее историческому шагу — запуску новой атомной электростанции. Это неоднозначное решение для страны, по которой серьёзно ударила катастрофа на Чернобыльской АЭС с 1986 году в соседней Украине. В общественной жизни Беларуси доминируют беспокойства по поводу состояния демократии, но параллельно продолжается и ещё один важнейший разговор — о прошлом опыте взаимодействия страны с ядерной энергией и о том, не нужно ли ей отказаться от зависимости от неё в будущем.

Всеобщее внимание приковано к Островцу — небольшому городу, который находится у белорусской границы с Литвой. За последние годы его население заметно выросло, появились рабочие места и новые многоэтажные дома.

Причиной этих быстрых изменений стала первая в Беларуси атомная электростанция. Её строительство сейчас подходит к концу и грядёт запуск. Этого нельзя сделать, нажав одну-единственную кнопку, как часто объясняют энергетики.

Пуск пройдёт в несколько этапов. Топливо уже загружено; ожидается, что первое электричество станция произведёт 7 ноября. Этот день в Беларуси выходной и считается праздником, потому что в стране отмечают годовщину Великой октябрьской революции — революции, с которой отсчитывал свою историю СССР.

«Приглашаю всех. Думаю, 7 ноября, в знаковый день для нас, мы сможем там побывать и сказать, что мы получили первое электричество с нашей атомной станции», — заявил 16 сентября на встрече с чиновниками Александр Лукашенко, находящийся во главе страны больше двух десятилетий. После будет ввод первого из двух реакторов АЭС в эксплуатацию, который планируется в первом квартале 2021 года. Второй реактор запустят в 2022 году.

Тяжёлое прошлое

Но не все белорусы рады. Они помнят взрыв 1986 года, последствием которого стал крупный выброс радиации в атмосферу. Беларусь тогда пострадала больше всех остальных в СССР: треть радиоактивного цезия-137 попала на её территорию. Власти в Минске пытаются развеять страхи перед «вторым Чернобылем», декларируя, что вероятность аварий минимальна, а АЭС в Островце — безопасный и выгодный проект.

«Мы чернобыльская республика — многое пережили и сами знаем цену последствий. Только на реабилитацию загрязнённых территорий потрачено 19 миллиардов долларов. Поэтому входной контроль при сооружении станции был как в военное время», — заявил Лукашенко в августе, перед самыми выборами.

Риторика, построенная на сравнении Чернобыльской и Островецкой АЭС, не такая уж редкость в общественной дискуссии о ядерной энергии. Её используют очень многие: политики, ликвидаторы аварии на ЧАЭС, журналисты и просто люди. Все как один сожалеют о произошедшем в 1986 году, но мнения о событиях 2020 года весьма разнятся. Кто-то за АЭС и ждёт роста уровня жизни, а кто-то — против и боится новой аварии.

Белорусские чиновники и государственные СМИ тоже довольно часто упоминают Чернобыль:

«Память о событиях на ЧАЭС сейчас инструментализируется и используется, чтобы легитимизировать новую АЭС. К 30-летию аварии телевидение выпустило документальный фильм, который начинается с кадров аварии 1986 года, а заканчивается рассказом о строительстве новой АЭС с намеком на то, что на этот раз все будет в порядке», — объясняет руководитель программ публичной истории в Европейском колледже либеральных искусств в Беларуси Алексей Браточкин.

После полного ввода АЭС в эксплуатацию, как объясняли власти на ранних этапах строительства, цены на электричество упадут. Ещё в 2014 году Министерство энергетики обещало, что электроэнергия «для потребителя будет дешеветь» на 20-30%.

Но часть беларусов, кажется, не верит как в дешёвую энергию, так и вообще в запуск станции, сроки которого сдвигались по меньшей мере четыре раза. Это заметно, например, в группах местных сообществ в социальных сетях.

«Я работаю на строительстве АЭС, и меня иногда спрашивают [знакомые], когда её запустят. Думаю, они [в руководстве станции] этого сами толком не знают, говорят, через два-три года как минимум», — пишет в беседе с GlobalVoices в мессенджере Telegram Александр, родившийся и выросший в Островце.

Ждёт ли собеседник падения цены на электричество? На это у него может быть право — ведь уже сейчас учёные занимаются разработкой электромобилей, а энергетики модернизируют тепловые сети в новых жилых кварталах для большей энергоэффективности.

«По логике оно так и должно быть, но в Волгодонске [в России] тоже атомка есть, там больше чем два блока, после строительства там АЭС, электроэнергия по цене увеличилась», — отмечает Александр.

И он прав, если верить результатам исследования, которое провела и опубликовала белорусская общественная организация «Экодом» этим летом. Авторы пришли к выводу, что электроэнергия для потребителей подорожает почти в два раза.

«Себестоимость электроэнергии в сети в целом не снизится, а увеличится с 4 центов до 7.26, то есть в 1.8 раза», — заключает «Экодом».

Геополитический гамбит

Обещания даются и на геополитическом уровне — заявляется, что АЭС поможет Беларуси избавиться от энергетической зависимости от России, которая строится на поставках газа. Сам Лукашенко заявлял в сентябре, что ядерная энергетика — это «часть независимости», а большее её использование обеспечит «суверенитет и независимость».

И правда, незадолго до принятия решения о постройке АЭС в Островце в 2007 году 85% импортируемых энергоносителей приходилось на Россию. По большей части речь идёт о газе, из которого Беларусь получает 93% электроэнергии.

Пытаясь избавиться от энергетической зависимости от России, белорусские власти решили взять у неё же кредит на строительство атомной станции. Москва решила оказать поддержку, предоставив сумму до 10 миллиардов долларов. Кредит нужно отдать за 15 лет начиная с 2023 года. Так белорусское руководство связало себя серьёзными финансовыми обязательствами с той же страной, зависимость от которой хотело уменьшить. 

«Политический смысл строительства и запуска АЭС был связан с концепцией обеспечения энергетической безопасности Беларуси. Наверное, это не самая удачная мысль. Ситуация с АЭС — это сплошные экономические и политические просчёты», — говорит Андрей Егоров, политолог и аналитик Центра европейской трансформации, член совета товарищества экологических организаций «Зелёная сеть». В интервью с GlobalVoices Егоров подчеркнул, что Беларусь не только будет отдавать России кредит, но и всё равно покупать у неё энергоносители. Только теперь это будет ядерное топливо.

Энергия АЭС будет избыточной для использования внутри страны, как заявляет профильное министерство. Избыток нужно будет продать, но куда?

Если у России достаточно своих АЭС, то другие близлежащие страны не намерены покупать энергию от Островца, так как считают её небезопасной.

Самых резким противником строительства и покупки энергии является Литва, граница которой находится менее чем в 20 километрах от новой АЭС Беларуси. Вильнюс даже принял закон о бойкоте электроэнергии со станции в Островце.

26 октября Litgrid, оператор литовской национальной энергопередающей системы, сообщил, как отреагирует на первое же получение электроэнергии, которое планируется в период с 1 по 10 ноября. «Мы сразу установим пропускную способность в ноль мегаватт для коммерческих потоков электричества из Беларуси», — сказал для пресс-релиза временный глава Litgrid Видмантас Грушас.

Это заявление является следствием позиции Литвы на протяжении многих лет. Её ёмко резюмировал президент Гитанас Науседа 21 октября.

«Белорусская АЭС представляет угрозу безопасности граждан ЕС, поэтому необходимо остановить такой безответственный запуск атомной электростанции», — заявил Науседа.

Эстония, Латвия и Польша также заявили об отказе от покупки энергии из Островца, частично из солидарности с Литвой. Аналогичное заявление сделала Украина, заявив, что в стране наблюдается избыток своей энергии.

На заседании Совета Европы в октябре европейские лидеры подчеркнули [анг], что соблюдение требований безопасности и выполнение рекомендаций по стресс-тестам на БелАЭС повлияют на развитие отношений между ЕС и Беларусью.

Восстание экологов

В сентябре партия «Зелёные» и несколько экологических организаций выпустили заявление против АЭС в Островце. По их мнению, сейчас пуск ещё более опасен опасен по причине политического кризиса.

«Начнём с того, что внутренние войска и силовые структуры, которые могли бы быть задействованы для ликвидации последствий возможной аварии, сейчас заняты совсем другим — противоборством с протестующими», — пишут экологи.

Действительно, каждые выходные милиция задерживает в среднем по 500-700 человек во время протестов, не считая будних дней. По подсчётам белорусского правозащитного центра «Весна», всего с 9 августа было задержано более 16 тысяч человек. На начало октября правозащитники зафиксировали более 2 000 жалоб на пытки и насилие при задержаниях, как сообщает Международный комитет по расследованию пыток.

Параллельно с протестами идут увольнения и забастовки. Например, 26 октября на работу не вышла часть рабочих заводов, включая химические производства. Telegram-канал Александра Лукашенко в этот же день отметил: «Президент, как и все здравомыслящие белорусы, сегодня на работе».

Как считает политолог Андрей Егоров, здравомыслие в данной ситуации — это здраво оценить риски:

«АЭС — объект повышенной опасности, очень рискованный в эксплуатации. Запуск её в условиях эпидемиологического, политического и экономического кризиса является рискованным», — говорит он.

Стоит добавить, что на момент написания статьи уровень заболеваемости коронавирусом в Беларуси находится на пике — число заражений такое же, как в мае во время первой волны.

«Но в первую очередь опасность АЭС не связана ни с политическим строем, ни с эпидемиологической ситуацией», — обращает внимание Андрей Ожаровский, активный участник Белорусской антиядерной кампании.

Островский считает, что АЭС опасна в любом случае: ведь Чернобыль взорвался при социализме, а Фукусима — при капитализме. Тем не менее опасность может возрасти, если пуск осуществляется как политическое мероприятие:

«А атомный проект Беларуси является политическим изначально, Лукашенко об этом много раз говорил. Если в его личных интересах пуск поторопят, то по старым советским традициям объект может быть сдан с недоделками. В случае АЭС это резко увеличивает вероятность тяжёлых аварий», — считает Ожаровский.

Ещё одна важная проблема станции связана с долгосрочными перспективами: она будет работать 60 лет, но радиоактивные отходы будут опасны ещё несколько тысяч лет. Но политическая реальность может меняться куда быстрее.

«И если власть в Беларуси сменится, то встанет вопрос, нужна ли Беларуси эта станция. Напомню, что такие страны, как Германия, отказываются от атомной энергетики. Франция поставила политическую задачу снизить зависимость от атомной энергетики с 70 до 50%», — объясняет Ожаровский.

В ожидании зелёной революции

В краткосрочной перспективе экологи видят в Островце препятствием к развитию возобновляемой энергии в Беларуси.

Согласно исследованию «Экодома» и Института технической термодинамики Аэрокосмического центра Германии от 2018 года, Беларусь могла бы закрыть АЭС к 2040 году, а к 2050 году — полностью перейти на возобновляемую энергию.

Исследователь-энергетик «Экодома» Павел Горбунов называет запуск станции в Островце невыгодным проектом. Он уверен: дешевле было бы не запускать станцию и признать собственные инвестиции напрасными, начав отдавать кредит, который страна взяла на постройку АЭС.

«В среднесрочной и долгосрочной перспективе БелАЭС будет конкурировать с ценами на электроэнергию из возобновляемых источников», — заявил в интервью Павел Горбунов.

Дело в том, что Беларусь развивает возобновляемую энергетику одновременно с атомной. Но запуск АЭС и предполагаемый профицит электроэнергии снижают интерес инвесторов к развитию промышленных источников возобновляемой энергии. Так считает Владимир Нистюк, исполнительный директор белорусской Ассоциации возобновляемой энергетики, куда входят около 40 организаций.

Запуск также угрожает возможностям для производителей энергии из возобновляемых источников продавать её в национальную сеть. Приведёт он и к «ликвидации повышающих коэффициентов», которые позволяли это делать по более выгодной цене.

В тоже время эксперт отмечает: прежним остаётся общественный интерес к источникам энергии, которые позволяют обычным людям и компаниям производить электричество самим для себя. Он отмечает активное развитие биогазовых источников энергии.

«В целом развитие возобновляемых источников если и приторможено, то ненадолго. Как говорил Карл Маркс, нельзя жить в обществе и быть свободным от него, — заявил Нистюк GlobalVoices.

«Мы никуда от этого не денемся, потому что живём в цивилизованном мире, который давно оценил преимущества возобновляемой энергетики и перспективы. Мы оптимисты».

Выход этой статьи стал возможен благодаря партнёрству с Transitions [анг], пражской организацией, занимающейся издательским делом и обучением в сфере медиа.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо