Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Ни лекарств, ни исцеления: суданский фармацевтический кризис

Протест фармацевтов в провинции Эль-Гезира, Судан. Фотография со страницы Facebook Sudan Pharmacists’ Central Committee, Эль-Гезира, Судан, 12 июня 2020 года, используется с разрешения.

[Все ссылки в тексте — на английском языке, если не указано иное.]

Вы страдаете от головной боли? Представьте, что у вас нет возможности купить парацетамол, панадол или витамин C. Да, это реальность для жителей Хартума, столицы Судана, страны, столкнувшейся с дефицитом самых распространённых лекарств.

Фармацевтический кризис начался в 2016 году, когда правительство объявило об отмене субсидий на все медикаменты. Оппозиция призвала к гражданскому неповиновению, чтобы оказать давление на власть и заставить её отменить решение. Однако это не сработало. С тех пор цены на лекарства в Судане растут в геометрической прогрессии, а правительство не делает практически ничего, чтобы облегчить ситуацию.

Что ещё хуже, так это то, что центральному государственному банку не хватает иностранной валюты, чтобы закупать необходимые медикаменты. В Судане работают 27 фармацевтических фирм, которые производят около 900 видов лекарств, а также 48 медицинских компаний, но это не отвечает всем потребностям Судана. Фармацевтическая фабрика Al-Shifa, которая являлась крупнейшим производителем лекарств в Судане, была уничтожена во время ракетного обстрела США в 1998 году.

Большинство из этих компаний импортируют лекарства и медицинскую продукцию через Центральный банк Судана или CBOS, который испытывает острую нехватку иностранной валюты.

Ассоциация профессиональных фармацевтов [араб] и Центральный фармацевтический комитет Судана [араб], члены Ассоциации профессионалов Судана, 11 июня объявили молчаливый протест, чтобы заставить правительство предоставить ежемесячный бюджет на лекарства в размере около 55 миллионов долларов [араб].

Группа создала хэштег #الدواء_معدوم , что означает «несуществующая медицина».

Д-р Акрам [министр здравоохранения]: на данный момент мы поддерживаем вас в правде и ведём вас с вашими недостатками к Божьему искуплению. Да, вы несовершенны и, независимо от того, какими мы видим тому причины, принятия решений остаются в ваших руках, либо люди открыто столкнутся с тем, что находится за кулисами. Гражданин умирает.

В апреле Национальный совет по фармацевтике и ядам [араб] договорился с Палатой импортёров медицинских товаров (Chamber of Medicine Importers) повысить цену [араб] за импорт лекарств на 16 процентов и поднять маржу для аптек до 20 процентов, применяя эти меры с учётом предыдущего опыта, чтобы увеличить прибыль фармацевтических компаний.

Но в следующем месяце министр здравоохранения, доктор Акрам Эль-Том [араб] отменил это решение [араб], сославшись на то, что стоимость лекарств для рядового гражданина выросла слишком значительно. Этот вердикт отражает волнения внутри министерства.

CBOS отменил 18 мая направление 10 процентов [араб] экспортной выручки на закупку медикаментов, что повлияло на запасы лекарств.

Доктор Амин Макки [араб], суданский фармацевт и политический активист, написал в Facebook [араб]:

We sat with the Minister of Health in several sessions since September 5, 2019, before he became a minister, and we presented him with all the medical problems in the last five years, proposals for solutions, and even the amount of medicines in the storages and we told him that we will reach a stage that we may not find Panadol. All these sessions were attended by experts and consultants working in this field. All plans were aimed at providing an effective, safe and affordable medicine for citizens. In February, Sudan’s Central Pharmacists Committee invited a conference inviting all partners from the National Council of Pharmacy and poisons, the Ministry of Finance, the Central Bank of Sudan, the National Fund for Medical Supplies, members of the Sovereign Council and the Ministry of Health, but the Minister of Health did not attend and did not send a representative. The minister's dealings were with complete neglect of this file, and we every day sounded the alarm to him until we reached this critical stage…

Мы провели с министром здравоохранения несколько заседаний с 5 сентября 2019 года, ещё до того, как он занял этот пост. Рассказали обо всех медицинских проблемах за последние пять лет, предложили решения, даже проинформировали о количестве медикаментов на складах. И открыто заявили, что скоро окажемся на этапе, когда не сможем добыть панадол. Во всех вышеупомянутых заседаниях принимали участие эксперты и консультанты, работающие в этой сфере. Все планы предполагали обеспечение эффективных, безопасных и доступных лекарств для граждан. В феврале Центральный фармацевтический комитет Судана пригласил на конференцию всех партнёров из Национального совета по фармацевтике и ядам, Министерства финансов, Центрального банка Судана, Национального фонда медицинской продукции, членов Суверенного совета страны и Министерство здравоохранения, однако министр здравоохранения не удостоил мероприятие своим вниманием и не прислал своего представителя. Министр совершенно пренебрёг этими проблемами, хотя мы каждый день били тревогу, пытаясь достучаться до него, пока не достигли критической точки…

В июле прошлого года ООН также подтвердила, что Судан испытывает острую нехватку лекарств из-за продолжающегося экономического кризиса.

Фармацевты Судана выступают против острой нехватки медикаментов в стране. Фотография со страницы Facebook Sudan Pharmacists’ Central Committee, Хартум, Судан, 12 июня 2020 года, используется с разрешения.

Как возникла критическая нехватка медикаментов?

В декабре 2018 года федеральный министр здравоохранения Мухаммед Абузаид признал, что «нехватка лекарств в Судане является нешуточной проблемой» и возложил ответственность на CBOS.

Согласно докладу Управления ООН по координации гуманитарных вопросов (UNOCHA), представленному в марте 2020 года, экономический кризис в Судане продолжает сказываться на доступности лекарств.

Статистический сборник CBOS за 2019 год показывает, что Судан импортировал лекарств на сумму 367 миллионов американских долларов в четвёртом квартале 2019 года. Это на 47 миллионов долларов США (15 процентов) больше, чем 2018 году, но на 91 миллион долларов США (20 процентов) меньше, чем в 2017 году (смотрите график 1).

График 1: скриншот из отчёта о ситуации в Судане UNOCHA, март 2020 года.

Дефицит иностранной валюты привёл к созданию чёрного рынка, что спровоцировало рост инфляции, достигшей 118,18 процента по состоянию на 3 июня 2020 года, согласно ежемесячному докладу об инфляции в Судане профессора Стива Хэнки.

Чёрный рынок является краткосрочным решением, позволяющим продолжить торговлю медикаментами в Судане через мелких торговцев, которые провозят лекарства из соседних стран в собственном багаже.

Однако вопрос о качестве и эффективности таких медикаментов остаётся открытым.

Контрабанда замедлилась из-за закрытия границ 16 марта, когда суданские власти таким образом попытались остановить распространение COVID-19. Это ещё больше затруднило доступ к критически важным лекарствам на чёрном рынке.

График 2: уровень инфляции в Судане, июль 2017 года — июнь 2020 года, по данным профессора Стива Хэнки, опубликованным в Twitter.

Игра в «найди виновника в COVID-19»

С марта, когда пандемия COVID-19 накрыла Судан, цена на средства индивидуальной защиты (СИЗ) из-за дефицита выросла на 300 процентов [араб].

Предоставление медицинских услуг практически прекратилось из-за того, что пациенты и врачи перестали приходить в больницы и центры здоровья, опасаясь подхватить вирус. По состоянию на 18 июня, более 8 000 человек инфицированы COVID-19 и около 500 пациентов скончались. Но нет никаких официальных отчётов о том, сколько людей умерло от прочих заболеваний из-за нехватки необходимых медикаментов.

Тем временем суданские социальные сети наполнились соболезнованиями [араб], включая одно от министра по делам религии [араб], сообщившего о гибели нескольких священнослужителей.

Методы борьбы с COVID-19 широко обсуждаются в Судане, где многие обратили внимание на обмен взаимными обвинениями Министерства здравоохранения и Министерства финансов.

Ставшее известным общественности письмо министра здравоохранения, доктора Акрама Эль-Тома.

В просочившемся в эфир письме министр здравоохранения Эль-Том обвинил министра финансов Ибрагима аль-Бадави в том, что тот потратил иностранную помощь, предназначенную для борьбы с коронавирусом. на электроэнергию и возмещение взносов.

В письме Бадави также был обвинён в том, что счета за лекарства в стране не оплачивались с декабря 2019 года:

I remind you that you promised to provide monthly 20 million dollars as a partial payment of the medicine bill …I remember that the time when the Ministry of Finance made individual decisions to determine the resources of other ministries has ended on the day that this government was sworn in after a revolution that sacrificed the blood of its martyrs.

Напоминаю вам, что вы обещали ежемесячно предоставлять 20 миллионов долларов в качестве частичной оплаты по медицинским счетам. …Я помню, что время, когда Министерство финансов принимало индивидуальные решения, распределяя ресурсы других министерств, закончилось в тот день, когда правительство было приведено к присяге после революции, во время которой пролилась кровь мучеников.

Аль-Бадави ответил от лица Министерства финансов:

The Ministry of Finance and Economic Planning flatly denies the rumor circulating that the Ministry of Finance has acted in any of the benefits or grants in kind or cash that were provided to Sudan to confront the coronavirus for other purposes than that. The Ministry of Finance and Economic Planning confirms that all these subsidies and grants that have reached Sudan have been fully utilized to confront this pandemic…

Министерство финансов и экономического планирования категорически опровергает циркулирующие слухи о том, что учреждение могло потратить любые пособия или субсидии в натуральной или денежной форме, предоставленные Судану для борьбы с коронавирусом, на иные цели, кроме вышеупомянутой. Министерство финансов и экономического планирования подтверждает, что все субсидии и гранты, которые поступили в Судан, были полностью использованы для противодействия пандемии…

Эта игра в обвинения заставляет граждан задуматься, когда и как будет разрешён этот кризис.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо