Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Очередное препятствие на пути журналистов Киргизии к свободе слова

Новый Закон о манипуляции информацией взбудоражил журналистов и активистов Киргизии. Иллюстрация (c): Татьяна Зеленская. Используется с разрешения автора.

Каково это — быть журналистом в маленькой центральноазиатской республике? Легко ли сражаться за право говорить правду? Могут ли журналисты в случае чрезвычайной ситуации рассчитывать на поддержку со стороны государства и правозащитных организаций? Или защищаться, наоборот, придется от них? И почему я пишу эти строки и одновременно гадаю: случится ли так, что и мне однажды позвонят «оттуда», потому что ко мне возникли вопросы?

В Индексе свободы прессы за 2020 год  [анг] организации «Репортёры без границ» Киргизская Республика занимает 83 строчку из 180 (что составляет небольшое улучшение по сравнению с предыдущим годом). Международная организация отмечает, что плюрализм СМИ Киргизии — пример для всей Центральной Азии (соседние Казахстан, Таджикистан и Узбекистан находятся в рейтинге на 158, 161 и 160 местах соответственно.)

Как бы то ни было, некоторые журналисты всерьёз опасаются ухудшения ситуации со свободой прессы в стране. Местный парламент 25 июня принял Закон о манипуляции информацией [анг]. Его положения позволяют органам власти блокировать сайты, содержащие «неподтверждённую информацию», но в них не разъясняется, кто и каким образом будет определять её правдивость.

Правовой акт уже подвергся жёсткой критике со стороны не только киргизских, но и международных правозащитных организаций. Комитет защиты журналистов (CPJ) называет документ угрозой свободе прессы. В то время, пока шло голосование, 150 человек вышли на митинг напротив здания парламента в Бишкеке. Митингующие постарались привлечь внимание к, как они это называют, покушению на свободу слова. Депутат парламента Гюльшат Асылбаева, которая является автором законопроекта, активно выступала против критики. Сначала, 19 июня, депутат сообщила, что реакция интернет-аудитории практически довела её до инфаркта, а 25 июня посетовала, что журналисты не освещают законопроект объективно, а также отметила в своём профиле в Facebook, что ожесточённые дискуссии в интернете, разгоревшиеся вокруг законопроекта, сами представляют ничто иное, как «манипуляцию».

Телеведущий Эркинбек Рыскулбеков в знак молчаливого протеста поменял свой аватар в социальных сетях:

Страхи представителей медиа основываются на подозрении, что закон может быть использован как оружие против малочисленной, но активной группы независимых киргизских онлайн-СМИ, которые стали известны благодаря журналистским расследованиям последних лет.

Учиться на своих ошибках

Многие киргизы гордятся репутацией своей страны как оазиса свободы слова, по крайней мере по сравнению с более авторитарными соседями. Но недавние нападения и случаи притеснения научили представителей СМИ Киргизии быть осторожнее.

Например, в марте 2017 года онлайн-порталу Zanoza (сейчас носит название Kaktus.Media), а также проекту медиакорпорации РСЕ/РС (Радио Свободная Европа/Радио Свобода), киргизоязычному сервису Радио «Азаттык», журналисту Нарыну Айыпу, правозащитнице Чолпон Джакуповой, а также двум юристам оппозиционной партии Ата-Мекен было предъявлено обвинение в распространении «ложной» информации. Генеральная прокуратура вменила выперечисленным в вину оскорбление чести и достоинства бывшего президента Киргизской Республики Алмазбека Атамбаева, приговорённого 23 июня к 11 годам тюрьмы [анг] по обвинению в коррупции. Но Атамбаев отозвал иск против Радио «Азаттык» сразу же после визита в Киргизию президента РСЕ/РС Томаса Кента. В мае неправительственная организация Freedom House выразила озабоченность [анг] судьбами независимых медиа и правозащитников, которые подверглись давлению со стороны киргизских властей.

Очередная волна преследования журналистов началась после того, как в мае 2019 года Радио «Азаттык» и их информационные партеры Центр по исследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP) и новостной портал Kloop обнародовали материалы сенсационного журналистского расследования. В них сообщалось, что из страны незаконно выведено около 700 миллионов долларов США, что произошло не без помощи Айеркена Саймаити, китайского бизнесмена уйгурского происхождения.

Продолжение расследования появилось 21 ноября. Стало известно, что Саймаити, который был убит 10 ноября в Стамбуле, успел предоставить журналистам множество доказательств, подтверждающих участие нескольких влиятельных персон Киргизии в незаконном переводе средств. По словам Саймаити, один из них — бывший заместитель председателя Государственной таможенной службы КР Райымбек Матраимов и его сообщники.

Генеральная прокуратура КР сообщила 26 ноября, что именно Саймаити «слил» деньги. Но на счета в зарубежных банках из Кыргызстана поступило не 700 миллионов долларов США, как упоминалось ранее, а 932 миллиона 736 тысяч. Брат бывшего таможенного чиновника Искендер Матраимов всячески отрицал личную причастность или причастность своего бизнеса к преступной схеме отмывания денег. Более того, в октябре бизнесмен подал на Kloop, Радио «Азаттык» и OCCR в суд за клевету. В декабре дело было прекращено.

За этот период в Киргизии произошло несколько жестоких нападений на журналистов.

Видеоператор Радио «Азаттык» Айбек Кулчуманов 28 сентября 2019 года был атакован [анг] во время работы над материалом для расследования. С помощью дрона он с высоты снимал город Ош, который находится на юге страны, когда к нему подошли четыре человека и потребовали ответить, кто заказал съёмку. После они отняли всё его оборудование. Инцидент произошёл всего в двухстах метрах от дома бывшего таможенного чиновника. Некоммерческая общественная организация со штаб-квартирой в Бишкеке «Центр Медиа Развития» сочла это нападение попыткой помешать работе СМИ. И хотя позже всё оборудование было возвращено владельцу в полицейском участке города Ош, никто из нападавших не был привлечён к отвественности. Кулчуманов оправился от нанесённых травм и снова вернулся к работе.

Главный редактор портала Factcheck.eg Болот Темиров был избит [анг] в Бишкеке 9 января 2020 года возле офиса редакции. Этот портал (как и другие, часто публикующие разоблачительные материалы) пострадал от кибератак после рассказа об образе жизни бывшего таможенного чиновника и его родни. В тот день, 9 января, Темиров «выронил» телефон из рук, а трое неизвестных его украли. Правда почему-то оставили хозяину его ноутбук. Ранее Темиров уже подвергался нападению, в сентябре 2018. В этот раз он ясно выразил своё презрительное отношение к агрессорам, через два дня написав на своей странице в Facebook: «Я вас не боюсь».

Дальше — больше: в феврале 2020 года Али Токтакунов, опытный репортёр, который вёл расследование по делу Радио «Азаттык», из-за своей работы получил угрозы убийством [анг]. В недатированном видео Эмилбек Кимсанов, ещё один бывший таможенный чиновник, рассказывает [анг], что Раимбек Матраимов дал ему задание либо похитить, либо убить Токтакунова.

Токтакунов, который сейчас живёт за рубежом, 28 апреля поделился своими мыслями по поводу расследования и уровня свободы прессы в родной стране в интервью Global Voices:

Последнее расследование, вызвавшее большой резонанс в обществе, и не только у нас,  показывает, как коррупция ушла глубоко корнями во властные структуры. Здесь огромный клубок взаимосвязанных структур, начиная от границ страны, банковской системы, правоохранительных, таможенных ведомств и т.д. И в этой системе Матраимов был одной главных цепей. Об этом нам поведал человек из этой самой иерархии, который передал нам ряд документов. Эти документы доказывают, что десятки людей, которые занимали или занимают высокие посты, замешаны в деле. 

Токтакунов и его коллега Идрис Исаков были вызваны 2 декабря как свидетели для дачи показаний в разведывательную службу Киргизии — Государственный комитет национальной безопасности (ГКНБ). Токтакунов поделился в интервью Global Voices, что угрозы и издевательства прыдыдущих месяцев не давали ему тогда надежды считать, что в этот раз он будет в безопасности:

Говоря о личной безопасности, как гражданин Кыргызстана, я, кроме наших правоохранительных органов, не могу верить больше не могу никому и ничему. Говорить о каких-то других вариантах бессмысленно, у меня нет средств, чтобы обеспечить собственную безопасность. Сейчас я работаю в Праге, могу сказать, что живу в более безопасном месте. Если я поеду в Кыргызстан, то точно получу угрозы смертью. Однако то, что некоторые сотрудники силовых органов близки к коррупционной системе и проявляют лояльность по отношению к лицам, напрямую замешанным в расследовании, – огорчает, и я начинаю сомневаться в гарантиях свей безопасности.

В нашем расследовании участвовало много журналистов. 12 из них так или иначе подверглись преследованиям, избиениям, ряду угроз в виде сообщений, писем. Сайты, которые написали о расследовании, были атакованы хакерами извне.

Когда стали поступать угрозы в мой адрес, я первую очередь сообщил своему руководству об этом. Кроме этого, мы уведомили наших адвокатов, и, конечно, правоохранительные органы. «Не знаю, какими путями, но вы должны привезти его ко мне из Праги…», — такие указания получил Кимсанов. С тех пор никто из наших органов ко мне не обратился, не спросил, не было ли других угроз, всё ли хорошо и т.д. Если слова Кимсанова подтвердятся, и угрозы такие действительно были озвучены, тогда это действительно тревожный знак. Потому что это касается не только тех, кто занимался расследованием, моих коллег, но и в целом всего гражданского общества. Все звонки, сообщения и запугивания я собираю. Кроме того, поступают различные «предложения» — подождать с расследованием, либо прекратить совсем, взамен предлагаются некие материальные блага, либо другие «благодарности».

Они не гнушаются использовать окружающих, как посредников, начиная с моих родственников и заканчивая депутатами парламента.

Власти КР поставили под сомнение достоверность развития событий по версии Токтакунова. Во время совещания парламентского комитета 2 июня по поводу расследования убийства Айеркена Саймаити, в ГКНБ объявили, что «журналисты получили деньги». Глава следственного комитета ГКНБ Сагын Самидин уулу заявил, что Саймаити заплатил Токтакунову за материал 100 тысяч долларов США. Но, как сообщает портал Kloop.kg, никаких подтверждающих документов чиновник не предоставил.

Киргизский журналист Али Токтакунов за работой. Собственность Али Токтакунова.

В тот же самый день Токтакунов решительно отверг обвинения ГКНБ, сообщив, что получил от Саймаити сотни оригинальных документов, но «ни единого цента». Также он обратил внимание, что власти до сих пор не предприняли никаких юридических мер в отношении совершённых журналистами разоблачений. В свою очередь, в Радио «Азаттык» несколько раз заявляли, что готовы сотрудничать с правоохранительными органами, даже несмотря на то, что журналистам пришлось бы отвечать на вопросы по видеосвязи, так как все они находились за рубежом.

Многие представители СМИ Киргизии, похоже, готовы согласиться с мнением Токтакунова о ситуации, в которой находится журналистика в стране:

Задача журналистов — обнародовать. Остальное — задача правоохранительных органов, которые должны довести расследование до конца. Нет никаких понятных результатов…

Для меня лично то, что происходит в Кыргызстане — эмоционально тяжело, и обидно. У нас были две революции, где погибли люди. Сегодня мы входим в число самых бедных стран мира. Около миллиона наших граждан на заработках. До сегодняшнего дня те средства, которые были выведены из страны, в казну не возвращены. Сегодня, на фоне пандемии, когда наши люди отчаянно нуждаются в помощи, в бюджете нехватка средств. 

Свобода слова касается не только журналистов. Она касается каждого гражданина… То, что жизням многих моих коллег угрожали, угрожают, а также тот факт, что власти и правоохранительные органы на это закрывают глаза — тоже говорит об «уровне» свободы слова в стране.
Власть молчит.

Исходя из всего вышесказанного, то, о чем пишет в своем последнем отчёте [анг] организация «Репортёры без границ», совсем не кажется шуткой: «Обвинения в коррупции независимых журналистов и медиа Киргизии со стороны властей всё ещё могут иметь очень опасные последствия для обвиняемых. Просто посмотрите на дело Матраимова».

Мы — не фейки

Именно в этом контексте должны рассматриваться страхи и опасения киргизских журналистов и гражданских активистов.

Единственное, что отделяет законопроект от того, чтобы стать законом, — подпись президента КР Сооронбая Жээнбекова. Поэтому-то сейчас все журналисты, гражданские активисты и работники СМИ отмечают главу государства в своих постах в социальных сетях, призывая не ставить свою подпись. Все посты сопровождаются хэштегом #ЯНеФейк [с англ. Fake — фальшивка].

Журналисты, медиаорганизации, представители гражданского общества Кыргызстана начинают кампанию с призывом к Президенту КР не подписывать принятый парламентом скандальный законопроект «О манипулировании информацией».

Поддержите свободу слова в Кыргызстане! Репостните и расскажите другим!

#ПрезидентЗаСвободуСлова #ФейкМыйзамгаВето #НетЦензуреВКР

- Элина Каракулова в Facebook, 26 июня 2020

Перевод: Рената Грушева

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо