Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Тайский «молодёжный бунт»: активизм во время пандемии COVID-19

Студенты зажгли фонарики на своих мобильных телефонах во время акции протеста в Университете Касетсарт 29 февраля 2020 года. Автор фотографии: Чонтхича Джангрю. Источник: EngageMedia / Coconet

[Все ссылки ведут на страницы на английском языке, если не указано иного.]

Статья, автором которой является Чонтхича Джангрю, была опубликована на Coconet, платформе движения за цифровые права в Азиатско-Тихоокеанском регионе, созданной EngageMedia, некоммерческой организацией по медиа, технологиям и культуре. История отредактирована и переиздаётся на Global Voices в рамках соглашения об обмене контентом.

Надежда на политические перемены в Таиланде окрепла в 2020 году после волны студенческих протестов по всей стране, поднявшейся в связи с тем, что Конституционный суд распустил оппозиционную «Партию будущего».

Решение суда вызвало флешмобы против Праюта Чан-Очи, премьер-министра Таиланда, который находится у власти с 2014 года, и его авторитарного режима. По данным тайской группы «Адвокаты за права человека» (Thai Lawyers for Human Rights), с 21 февраля по 14 марта в университетах было проведено не менее 79 флешмобов.

Эта волна протестов, названная youthquake («молодежный бунт») отражает растущую политическую осознанность среди тайской молодежи [прим. переводчика: термин youthquake образован из созвучия слов earthquake (землетрясение) и youth (молодёжь) и означает значимое культурное, политическое или социальное изменение, возникшее под действием или влиянием молодёжи. Дословный пер.: «юнотрясение», «молодёжетрясение»].

Демократические группы встали на сторону молодёжи, увидев в движении потенциал для вытеснения военной диктатуры.

Но затем грянул COVID-19, повлёкший сопутствующие правительственные ограничения. Зарождающееся гражданское общество Таиланда попало под чрезвычайное постановление правительства, которое запретило публичные собрания и переместило активистов в интернет.

Тайские власти также усилили контроль за онлайн-активностью.

У правительства даже есть Центр по борьбе с фейкньюз [таи], который критики называют «Центром фейкньюз», обвиняя его в том, что он фокусируется на ограничении прав на свободу слова и мнений, а не на выявлении и разоблачении дезинформации.

Центр, как известно, подвергает цензуре информацию и критику в отношении государственного управления пандемией. Он даже выдвинул обвинения против граждан, осмелившихся произнести вслух очевидные истины.

Данай Усама, художник из Пхукета, был арестован [таи] полицией за нарушение положений Закона о преступлениях в сфере компьютерной информации. Даная задержали после того, как он опубликовал на онлайн-платформе информацию о том, что в аэропорту Суварнабхуми, куда художник прибыл после поездки в Испанию в марте 2020 года, не проводилось скрининга COVID-19.

Но жёсткие меры не смогли подавить инакомыслие.

Исчезновение 4 июня политического изгнанника Ванчалерма Сатсаксита в Камбодже вновь вызвало выступления против военной диктатуры, и на следующий день более 400 000 ретвитов были опубликованы с использованием хэштега #SaveWanchalearm [#СпасёмВанчалерма].

Хэштег-активизм и флешмобы в Twitter

Twitter стал главным пространством свободы выражения мнений в Таиланде на фоне установленных ограничений. Одним из популярных хэштегов во время COVID-19 был #nnevvy [#Нневви] [ру], который появился, когда тайские пользователи Twitter начали бороться с китайскими националистическими троллями и создали «новую паназиатскую солидарность». Толчок борьбе дал твит тайского актёра Вачиравита Чиваари, который перепостили его поклонники. В твите Гонконг назван «страной».

Тайские пользователи Twitter отреагировали на интернет-атаки против Чиваари, которые, судя по всему, возглавляли пекинские тролли.

Вскоре после этого пользователи Twitter из Гонконга и Тайваня присоединились к обороне, что привело к созданию популярного хэштега #MilkTeaAlliance [#АльянсМолочногоЧая] [ру] и его тайского эквивалента, который переводится как #MilkTeaIsThickerThanBlood [#ЧайСМолокомГущеКрови].

Джошуа Вонг, активист движения за демократию в Гонконге, опубликовал фотографию актёра с сообщением о том, что Гонконг поддерживает тайцев, которые любят свободу, и выступает против травли со стороны Китая. Вонг даже призывал к созданию Азиатского альянса против диктатуры.

Затем Студенческий союз Таиланда организовал онлайн-кампанию «протест из дома» [таи], в рамках которой студенты делились фотографиями или плакатами, комментирующими работу правительства с хэштегом #MobFromHome [#МобилизацияИзДома] [таи]. Этот хэштег возглавил Twitter-тренды Таиланда.

Помимо использования хэштегов, демократические активисты в интернете также использовали стратегию под названием «бомбардировка» (или “รรรร” [таи]), когда один пользователь просит других коллективно критиковать проблемный пост.

В Таиланде этот вид онлайн-мобилизации общественности использовался для противодействия правительственным кампаниям информационной операции (ИО), которые включают в себя онлайн-атаки, нацеленные на диссидентов и критиков.

Критическая масса пользователей на альтернативных онлайн-платформах

В то время как Twitter стал избранной платформой противников молодёжных активистов, два события, которые произошли в тесной последовательности, привели к падению общего доверия к платформе.

13 мая официальный Twitter-аккаунт Таиланда @TwitterThailand опубликовал своё первое сообщение [таи]: «Sawasdee khrap, Thailand!» (Привет, Таиланд!). 19 мая Twitter объявил об обновлении своей политики конфиденциальности, чтобы делиться действиями пользователей и IP-адресами с «партнёрами» для улучшения целевой рекламы.

После этих обновлений хэштег #NoTwitterThailand [#НетTwitterвТаиланде] стал трендовым, поскольку тайцы восприняли случившееся, как часть правительственной программы контроля и ограничения свободы выражения мнений в интернете.

Ещё больше пользователей начали сомневаться в безопасности и конфиденциальности платформы, когда министр цифровой экономики и общества Буддипонгсе Пуннаканта написал [таи] в Twitter о своей недавней дискуссии со старшим директором Twitter по государственной политике и филантропии для Азиатско-Тихоокеанского региона, находящемся в Сингапуре.

Тайские пользователи Twitter быстро начали призывать перейти на «альтернативные платформы», децентрализованные и с открытым исходным кодом. Одной из популярных альтернативных платформ является Minds, особенно после того, как влиятельная Сарини Ахаванунтакул написала [таи]: «Попрощайтесь с Twitter и встретьтесь в Minds».

Тайский язык уже доступен в Minds.

Это новое недоверие к Twitter ставит под сомнение будущее и эффективность онлайн-активности.

Будет ли достаточное количество тайских пользователей пользоваться альтернативными социальными сетями, чтобы единомышленники смогли объединиться и, следовательно, осуществить конкретные социальные изменения? Как мы продолжим говорить о различных проблемах онлайн, используя социальные сети? И как мы преобразуем осознание в изменение, которое мечтаем увидеть?

На эти вопросы нет простых ответов. Но в случае Таиланда мы по-прежнему являемся свидетелями «молодёжного бунта» и повышения политической осознанности среди тайских студентов.

Мы также продолжим наблюдать, как открытые пространства в интернете приводят к более критическим рассуждениям людей о государстве и его деятельности.

Манипулирование властью информационным пространством просто ускорило этот процесс.

Перевод: Елизавета Комкова

*Чонтича Джангрю (Луккейт) — соучредитель движения по восстановлению демократии [таи], тайская сторонница демократии и правозащитница. Она выступает за свободу слова, выражения мнений и свободу общественных собраний в Таиланде с момента государственного переворота 2014 года.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо