Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Тринидад и Тобаго: компьютерная пропасть в обучении на фоне COVID-19

«Классы будущего». Фотография Криса Геберта (CC-BY-NC-2.0)

За неделю до того как страна перешла на карантин, чтобы остановить распространение COVID-19, 16 марта 2020 года правительство Тринидада и Тобаго издало приказ закрыть все образовательные учреждения.

Большинство институтов и высших учебных заведений смогли перейти на дистанционное обучение. В начальных и средних школах изменение ситуации выявило серьёзный цифровой разрыв в стране и сделало очевидной необходимость борьбы с цифровой безграмотностью в Тринидаде и Тобаго.

По сравнению с другими странами-членами Карибского сообщества (КАРИКОМ), Тринидад и Тобаго, казалось, готова к дистанционному онлайн-обучению. Проникновение интернета в декабре 2018 года достигло 77,3­%, на протяжении почти двух десятилетий в улучшение цифровой инфраструктуры и электронных услуг вкладывались значительные инвестиции при поддержке агентств по развитию.

И всё же налицо электронное отставание в образовательной сфере. В июне 2019 года министр образования Энтони Гарсия заявил, что Республика Тринидад и Тобаго будет проинформирована Карибским аттестационным советом [анг], центром аттестационной комиссии КАРИКОМ, что местные школы не готовы к запланированным изменениям [анг] 2020 года. Поставлена цель подготовить государственное образование к переходу в онлайн-режим к 2021 году.

Пандемия COVID-19 стимулировала усилия по переводу обучения в онлайн. Однако остаются вещи, которые так легко не меняются, например, социально-пространственное неравенство и связанный с ним цифровой разрыв, которые существуют в Тринидаде и Тобаго. Термин «цифровой разрыв» используют учёные, говоря о неравномерном доступе к базовой информации и коммуникационным технологиям.

Концепция цифрового разрыва кажется абстрактной до тех пор, пока мы не изучим реалии, с которым сталкиваются учителя и студенты. Я беру интервью у учительницы средней школы, которая преподает ученикам пятого класса (15 и 16 лет). В средней школе района Карони в центральном Тринидаде восемь из 15 учащихся английского класса не имеют доступа к компьютеру или интернету. Учительница создала группу в WhatsApp, чтобы заниматься со студентами, отправила на e-mail упражнения для подготовки к экзамену, а через неделю получила ответ только от двух студентов.

Такая же ситуация у учительницы средней школы в Порт-оф-Спейн, столице Тринидада, которая регулярно общается только с четырьмя из 20 студентов в классе. Коэффициент участия низкий и сложно договориться с учениками, если у них нет нужных устройств для общения, а детей с такими проблемами много. Тем не менее, некоторым учителям удалось создать хорошие онлайн-группы для изучения английского и математики, но в целом это исключение из правил.

Существует множество сложностей в освоении онлайн-технологий для обучения, помимо проблем доступа студентов к необходимым инструментам и технологиям. Взаимодействие учителя и студента в интернете отличается от общения с глазу на глаз и зависит от уровня цифровой грамотности обоих участников. Для ведения «формального» образовательного процесса онлайн требуются компетентность и уверенность. Чтобы в этом убедиться — спросите любого депутата или местного чиновника, которые помогали представителям сообщества подавать онлайн-заявки на социальные услуги.

Чтобы восполнить недостаток подготовки в этой области, учителей в системе государственного образования Тринидада и Тобаго учат отдельно на специальных онлайн-семинарах и по учебным пособиям. Поскольку сложно понять, насколько активно ученик работает на онлайн-уроке, значительная часть обучения и общения с учеником происходит по мобильной связи. «Онлайн-классы» в некоторых случаях становятся «телефонными классами»: учитель использует WhatsApp-группы или личные звонки. А теперь представьте, насколько эффективно такое онлайн-обучение, когда помимо выполнения других обязанностей учителя должны постоянно вовлекать учеников в процесс.

Одно за другим правительства Тринидада и Тобаго проповедуют технологии в школах. Программа Министерства образования «Ноутбуки в школах», инициированная в 2010 году коалицией Народного партнёрства, не привела к ожидаемому значительному педагогическому и  поведенческому сдвигу. Обучение [анг] по программе показало, что ожидания учителей и учеников от уроков сильно разнятся, и что успех программы связан больше с укладом отдельных школ, чем с другими преимуществами личной собственности.

Однако в результате программы стал очевиден ограниченный потенциал ИКТ в средней школе и необходимость направить ресурсы на его улучшение. К 2016 году администрация Народного движения прекратила [анг] раздачу личных ноутбуков ученикам в пользу наращивания потенциала школ в области ИКТ.

В прошлом я публично критиковал программу «Ноутбуки в школах» как за её неспособность решить проблему цифровой грамотности, так и за создание контента, подходящего для цифровых режимов обучения. С тех пор моя позиция изменилась. Теперь я поклонник всеохватного ИКТ в образовании, которое вручит ноутбуки студентам. Изменит ли COVID-19 политические позиции нынешнего режима?

Учителя и администрация школ также подчеркнули, что необходимо предоставлять вспомогательные услуги ученикам с физическими и умственными нарушениями, а также вмешиваться в домашние конфликты между родителями и детьми. Многие ученики Тринидада и Тобаго в новых условиях уже борются с высоким уровнем стресса дома и в обществе, также многие ученики старших классов заботятся о младших братьях и сестрах, плюс им нужно управляться со своими уроками. Неравное разделение труда, как правило, означает, что вышеперечисленные обязанности ложатся на плечи девушек или девочек.

Сказать, что государство небрежно выполняло свои просветительские обязанности на протяжении кризиса, значило бы отрицать существенные чрезвычайные меры и помощь, которую оно предлагало с момента закрытия школ. Поистине впечатляющим стал быстрый перенос набора базовых продуктов из Программы школьного питания на краткосрочные продовольственные карты родителей.

Но перед чиновниками правительства и госслужащими Министерства образования стоит сложная задача. На пресс-конференции, которая состоялась 14 апреля 2020 года, было рассказано о напряжённой ситуации, в которой им приходится работать, чтобы «основный бизнес образования» продолжался. Конференция также показала способность чиновников отвечать на актуальные вопросы, в частности, о проведении экзаменов на местном и региональном уровне.

Но вот чего я не услышал, так это признания того, что ученик тоже является заинтересованным лицом, имеющим право принимать решения.  Лидеры школьного самоуправления, ученические клубы и онлайн-ученики должны участвовать в решениях, напрямую влияющих на их будущее.

Screenshot of the Trinidad and Tobago Ministry of Education's recently launched online learning platform.

Скриншот обучающей онлайн-платформы [анг], которую недавно запустило Министерство образования Тринидада и Тобаго.

Вне зависимости от того, назовём ли мы то, что переживаем, кризисом или бедствием, нам нужно восстанавливать и переосмысливать образование, а отстранение учеников от обсуждения оставит их позади. Опыт и перспективы учащихся на всех уровнях образовательной системы должны влиять на реакцию и «исход» для всей системы. Чего мы точно не хотим, так это ситуации, когда исключение студентов из процесса станет большей угрозой для образования, чем COVID-19. Как сказал гайанский поэт Мартин Картер [анг]: «Всему есть место и всему есть решение!».

После пресс-конференции Министерства образования я тут же получил два телефонных звонка. Второй был от родителей, которые пытались решить, стоит ли отдавать триста местных долларов в неделю (45 долларов США) за личные уроки для ребёнка начальной школы. Предлагаемая сделка включала два видеозвонка по WhatsApp.

Первый звонок поступил от шести студентов которые предложили мне обзор Системы управления школьного обучения [анг] (SLMS) на основе удобства пользования и контента. Это онлайн-платформа, которую недавно запустило министерство. Люди, принявшие политическую оценку платформы, должны зарегистрироваться и сделать собственные выводы. Возможно, они начнут затем различать пиар и реальность.

Перевод: Татьяна Федькина

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо