Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Заново открывая богатства мусульманского наследия Санкт-Петербурга

Фотография Санкт-Петербургской соборной мечети, построенной в 1913 году. Автор неизвестен. Фотография взята из архива Рената Беккина и использована с разрешения.

«Окно в Европу» — так Петр I назвал построенный им Санкт-Петербург, который и по сей день считается самым «европейским» городом России. Но будучи столицей царской России, Санкт-Петербург был домом для многочисленных этнических и религиозных групп, прибывавших из более отдаленных областей империи.

Среди них были татары, преимущественно мусульманские тюрки, которые на сегодняшний день формируют одну из из самых крупных этнических групп России. Татары — наряду с другими представителями мусульманского мира, среди которых были афганцы, азербайджанцы, чеченцы, дагестанцы, иранцы и узбеки — проживали, учились, работали в городе и играли важную роль в его развитии.

В 2016 году историк Ренат Беккин опубликовал первый путеводитель по местам мусульманского и татарского наследия Санкт-Петербурга. Эта тема представляет особый интерес для ученого: сам Беккин является уроженцем «северной столицы» с татарскими корнями. Я поговорил с Беккиным, чтобы побольше узнать об этой удивительной, но почти забытой стороне петербургской истории. Далее последуют краткие выдержки из нашего разговора.

Филип Нубель: Что подвигло вас на создание путеводителя по истории мусульман (преимущественно татар) Санкт-Петербурга? 

Ренат Беккин: В детстве я рассматривал семейные фотографии, сделанные в 1910–1920-х гг., и спрашивал маму, кто на них изображен. К сожалению, она не всегда могла обшить мне какие-либо сведения об этих людях.  Я гордился тем, что мы – коренные ленинградцы. Моя прабабушка умерла в блокаду, бабушка была блокадницей, затем участником войны. Когда у меня вызревала идея книги в конце 2000-х гг., я часто встречал в СМИ и в Интернете высказывания о мусульманах в Петербурге в стиле «понаехали тут черные всякие». Как это часто бывает, такие высказывания исходили от людей, приехавших в Петербург в поисках более сытной жизни из российской глубинки, и не имевших никакого представления о том, что такое многонациональный мегаполис. Я понял, что нужна книга, которая бы показала, что мусульмане не только не гости в Петербурге, но самые настоящие хозяева, одни из первых его жителей, участвовавшие в его строительстве. Мусульманский Петербург – это не чужеродное явление для города,  это органическая часть того, что мы понимаем под петербургской культурой.

ФН: Как вам удалось собрать такой богатый архивный материал, в том числе множество исторических фотографий, представленных в вашей книге?

РБ: Изначально я думал, что мы напишем эту книгу вместе с краеведом Альмирой Тагирджановой. Она к тому времени уже несколько лет вела экскурсии по основным объектам мусульманского Петербурга. Прийти к общему знаменателю мы так и не смогли, и я стал писать книгу самостоятельно. Однако в знак благодарности за консультации Альмиры Наимовны я посчитал необходимым указать ее имя на обложке книги. Тот, кто возьмет в руки путеводитель, может подумать, что перед ним компилятивный труд. На самом деле за каждой страницей в книге стоит работа в архивах, как государственных, так и частных. И конечно работа в поле: интервью, поиск надмогильных камней, установление местоположения самих кладбищ и др. Работа над путеводителем сопровождалась целым рядом находок и открытий. Установлено местоположение ряда ныне утраченных мусульманских кладбищ в Ленинградской области.

ФН: В вашей книги не только описаны памятники, но также представлены биографии известных мусульман, живших в Санкт-Петербурге с XVIII века по 1930-е годы. Среди них были представители различных слоев общества: от членов парламента, религиозных лидеров и поэтов до официантов и смотрителей слонов. Кто оказал на вас наибольшее впечатление?

Дочери имама Халекова (Самия посередине), Санкт-Петербург, 1928. Автор не известен.  Фотография взята из архива Рената Беккина и использована с разрешения.

 

РБ: Например, зодчий Степан Кричинский, который был одним из трех архитекторов, строивших Соборную мечеть. Исследователь Северного Полюса Исхак Ислямов, присоединивший к России Землю Франца-Иосифа. В ресторане «Самарканд», владельцем которого был купец Рахматулла Халитов, бывал Л.Н. Толстой.  В Луна-парке, созданным на деньги другого татарского купца Хабибуллы Ялышева, любил бывать поэт Александр Блок

Но более всего мне запомнились встречи с живыми людьми, свидетелями эпохи. Так, например, мне посчастливилось общаться с дочерью Якуба Халекова – имам-хатиба Соборной мечети в 1921–1931 гг. Самия апа родилась в 1922 г. и конечно помнила многое из того, что происходило в 1920–1930-е гг. в мечети и вокруг нее.

Однако как я ни пытался разговорить ее, она упорно молчала. Дело в том, что отец ее был репрессирован. Чувствовалась, что она до сих пор не верит, что на дворе другое время, и можно беспрепятственно говорить о тех, кто был незаслуженно отправлен в ГУЛАГ.

ФН: Санкт-Петербург стал оплотом для мусульман Российской империи, боровшихся за признание со стороны колониальных властей и требовавших не только равного представительства своих языков, религии и политических взглядов, но также разрешения на строительство собственных архитектурных памятников. Добились ли они этого? 

Татарский мальчик. Фотография сделана в Санкт-Петербурге, около 1905 года. Автор неизвестен. Фотография взята из архива Рената Беккина и использована с разрешения.

РБ: Я бы не сказал, что мусульмане все время пытались чего-то добиться. Первые последователи ислама попали в Петербург не по своей воле – это были пленные турки, привлеченные к строительству города. Есть поговорка, что Петербург построен на костях. Так вот в основание города было положено немало костей мусульман. Что касается признания, то как раз в столице империи добиться его было сложнее, чем в регионах с преимущественно мусульманским населением. С конца XVIII века мусульмане добивались разрешения на строительство мечети в Петербурге, но смогли сделать это только в начале XX столетия. Почти сто двадцать пять лет понадобилось, чтобы мусульмане смогли хоронить своих единоверцев не где придется, а в месте, специально выделенном под мусульманское кладбище.

ФН: Кто теперь заботится о мусульманском наследии города?

РБ: Этим занимаются отдельные энтузиасты. Официальные структуры, в том числе татарские, этими вопросами, к сожалению, не очень интересуются. Например, в 2019 г. в Левашовской пустоши под Петербургом был открыт памятник татарам – жертвам репрессий 1930-х гг.  Инициатива установить памятник принадлежала мне, но она бы так и осталась мечтой, если бы ее финансово не поддержал татарский меценат, коренной ленинградец Шамиль Измаилович Акбулатов. Что касается новых мигрантов – из Средней Азии, Закавказья и Северного Кавказа, – то для них тот мусульманский Петербург, который ассоциировался на протяжении трех веков истории города по преимуществу с татарами, – совершенно чуждое явление. Для них Соборная мечеть – это всего лишь место для совершения намаза, а не культурный объект, не символ национальной гордости как для татар.

Памятник татарам-жертвам сталинских репрессий на Левашовском мемориальном кладбище, Санкт-Петербург. Фотография взята из архива Рената Беккина и использована с разрешения.

ФН: Насколько хорошо жители Санкт-Петербурга не мусульманского происхождения знают историю мусульман города? 

Татарка. Фотография сделана в Санкт-Петербурге, около 1905 года. Автор неизвестен. Фотография взята из архива Рената Беккина и использована с разрешения.

РБ: Можно сказать, что большая часть немусульманского населения города почти ничего не знает о мусульманском Петербурге. О самих же мусульманах господствует представление, что это были либо дворники, либо официанты. Об ученых, просветителях, врачах, меценатах, военных и других слышали совсем немногие. Не случайно в своей работе я уделял внимание не столько зданиям, сколько людям, которые в них жили и работали. 

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо