Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Мандаринское наречие китайского – язык будущего Восточной Африки?

Фу Хуагинаг, китайский посол в Джибути, поздравляет студента языкового класса на церемонии вручения дипломов в Институте дипломатических отношений Джибути 14 июня 2015 года. Некоторые из выпускников провели последние 9 месяцев за изучением мандаринского наречия. Фото: ВВС США, сержант Мария Баумэн/Совместная объединённая оперативная группа: Африканский Рог.

[Все ссылки в тексте — на английском языке, если не указано иное.]

Введение мандаринского наречия китайского языка в образовательные программы школ Восточной Африки свидетельствует о возрастающем влиянии в Африке Китая, как мировой сверхдержавы.

В январе Институт разработки учебных программ Кении объявил, что в 2020 году уроки мандаринского наречия китайского языка станут частью школьной программы в качестве факультативного предмета в начальных классах. Кения последней присоединилась к тренду китайского языка в школах вслед за Танзанией, Руандой, Угандой, Зимбабве и ЮАР.

По мере того, как Китай укрепляет уже и без того прочные торговые и инфраструктурные связи с Африкой, Институты Конфуция [рус] (ИК) и Кабинеты Конфуция (КК), финансируемые китайским правительством, набирают обороты в Восточной Африке. По состоянию на 2018 год, Китай учредил 27 КК и как минимум 51 ИК по всей Африке.

Китай спонсирует ИК с 2004 года, и сотни институтов были также основаны в США, Австралии и Канаде. 

Простая карта всех Институтов Конфуция на африканском континенте. Если интересно, всего их 51; в ЮАР их 5, в Кении пока 4. Карта сделана при помощи @cmapit

Лидеры восточной Африки в целом поддерживают идею того, что ознакомление с китайскими языками и культурой стимулирует соперничество за рабочие места и улучшает бизнес-отношения с Китаем.

Однако Уганда пока остаётся единственной страной Восточной Африки, которая ввела уроки по мандаринскому наречию в качестве обязательного предмета. Вместо того, чтобы нанять китайских преподавателей, Министерство образования Уганды планирует предложить 9-месячную программу в колледже Луяньцзы для обучения 100 местных преподавателей средних школ тому, как читать, говорить и писать на мандаринском наречии. Эти преподаватели смогут позже вести уроки китайского языка в средних школах.

В 2016 году Луяньцзы стала первой средней школой в Уганде, обучавшей мандаринскому наречию. Угандец Аюб Соома и его супруга, китаянка Ван Ли Хун Соома, с которой они вместе уже 20 лет, являются совладельцами и управляющими частного колледжа Луяньцзы. Соома, будучи председателем Ассоциации дружбы Уганда-Китай, уверен в том, что изучение мандаринского наречия необходимо, чтобы наслаждаться преимуществами, которые предлагает Китай. 

Однако отношения между Угандой и Китаем оставались напряжёнными из-за жалоб на существующую нечестную торговлю и плохие условия труда.

Президент Танзании Джон Магуфули объявил в мае 2019 года, что мандаринское наречие добавлено в национальный Сертификат экзаменов о среднем образовании (СЭСО) и ученики смогут сдавать экзамен по мандаринскому наречию. Так же, как и в Уганде, местные педагоги проходят обучение, чтобы преподавать мандаринский в средних школах.

В начале июля 2019 года Мусульманский университет Морогоро в восточной Танзании открыл центр китайского языка при Институте Конфуция. На церемонии инаугурации Аве Мария Семакафу, заместитель постоянного секретаря министерства образования страны, уведомила присутствующих о том, что Педагогический колледж Марангу в Килиманджаро (северная Танзания), возможно, тоже включит курс предметов по мандаринскому наречию в число основных. Продолжающиеся переговоры между Танзанией и Китаем могут привести к тому, что программа мандаринского наречия появится в Педагогическом колледже Марангу. Это позволит преподавателям учить мандаринское наречие по методикам, схожим с программами по суахили и английскому языкам, предложенным в Университете Дар-эс-Салама и Университете Додомы, где в настоящее время есть специальность по мандаринскому наречию. 

Изучение китайского языка в последнее время стало трендом в Танзании. На фотографии — танзанский преподаватель китайского языка, направляющий студентов в изучении китайского в Институте Конфуция при Университете Дар-эс-Салама.

Руанда также отмечает важность ИК и КК в их двусторонних взаимоотношениях с Китаем. В последнем месяце Руанда принимала 12-й раунд «Китайского Моста» — состязания [анг] учеников средних классов в знаниях китайского языка. Участие приняли ученики средних школ со всей Руанды.

Суахили в Китае

Отношениям между Китаем и Восточной Африкой — тысячи лет. Китай также отмечает важность изучения языка суахили для существующих торговых и бизнес-отношений. 144 миллиона жителей Восточной Африки разговаривают на суахили — языке банту, возникшем на побережье Суахили, как язык торговли между арабами и восточными африканцами. Организация Африканский союз признаёт суахили одним из официальных языков, и уже неоднократно обсуждалась возможность сделать суахили «языком общения» для разных наций Африки.

В начале 60-х Университет коммуникаций в Китае предложил уроки суахили в знак солидарности с социалистическими взглядами Джулиуса Нйерере, первого президента Танзании. Но эта программа закончилась в 1966 году, когда Китай провёл собственные образовательные реформы во время культурной революции. Шанхайский университет международных отношений (ШУМО) в восточном Китае недавно ввёл программу бакалавриата по языку суахили.

Дипломатия «мягкой силы»

Китай — не первая нация, продвигающая свой язык и культуру в Восточной Африке: Европа давно занимается тем же при помощи таких учреждений, как Alliance française, Британский совет и Институт Гёте.

Столько беспокойства из-за распространения китайских Институтов Конфуция в Африке, хотя их число всё равно относительно мало в сравнении с количеством французских и американских языковых и культурных учреждений, которых в два, а то и в три раза больше на континенте, согласно @DevReimagined

Однако, ИК присоединяются к местным школам и высшим учебным заведениям, в то время как культурные институты других наций остаются независимыми и обособленными. Некоторые педагоги и аналитики раскритиковали ИК за китайскую пропаганду и отметили, что китайское правительство ежегодно выделяет ИК 10 миллиардов долларов, чтобы укрепить «мягкую силу» Китая по всему миру.

Преподаватели также бьют тревогу по поводу отсутствия в ИК бесед на тему прав человека,  подавления критического анализа и продвижении политической пропаганды. Некоторые чиновники США даже рассматривают вероятность того, что данные институты могут стать угрозой национальной безопасности. США недавно ввели правила, по которым ИК в США обязаны зарегистрироваться как  «иностранные агенты», а университеты — выбирать между получением финансирования из Пентагона США или ИК для языковых курсов мандаринского наречия.

Институты Конфуция… распространяют пропаганду и иногда умудряются задавить обсуждения на темы, стыдящие Китай, такие, как завоевание Тибета и лагеря в провинции Синьцзян.

В результате этих волнений, некоторые студенты оставили ИК и КК программы в Австралии и Канаде. Швеция и Германия также закрыли несколько ИК в результате недавних противоречий в вопросах о намерениях и программе данных учреждений.

На сегодняшний момент, однако, власти Восточной Африки не выражают беспокойства по поводу влияния ИК и КК, или идеи о том, что мандаринское наречие может оказать воздействие на суахили и другие языки коренных народов.

Несмотря на это, пользователи интернета тревожатся по поводу причин появления ИК в Африке:

Отлично сказано:
Много чернил было пролито в диалогах о результатах взаимоотношений Китая и Африки на экономической почве, но очень мало было сказано о культурной дипломатии и Институтах Конфуция, которые находятся на переднем крае.

Из чего состоит китайский империализм? Пока Институты Конфуция при поддержке китайского правительства вводят мандаринское наречие в Уганду, экспорт Уганды в Китай уменьшается: кто выигрывает?

Чамби Чачаге интересуется, сможет ли мандаринское наречие заместить суахили в качестве национального языка:

Победит ли китайский язык кисуахили – один из двух официальных языков Танзании?

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо