Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Невидимые дети Ирана

 

Дети народа белуджи в Иране. Фотография: Mostafameraji (CC BY-SA 4.0)

В Иране насчитывается более миллиона человек, живущих без документов [перс], и значительную часть этой группы составляют дети. Одной из причин такого плачевного положения вещей является действующий на протяжении десятилетий закон, который лишил иранских женщин, вступающих в смешанные браки, права передавать гражданство своим детям. Тысячи иранских детей обречены на незавидную участь ещё до их рождения. Таким детям недоступно образование, медицинское обслуживание, даже их имена не включаются в национальную базу данных.

Многие жители страны положительно восприняли внесённую иранским Меджлисом (парламентом) в мае 2019 поправку [анг] в этот закон, ущемляющий гражданские права. В Совете стражей конституции, органе, отвечающем за рассмотрение всех законопроектов, утверждённых членами парламента, одобрили поправку, однако добавили, что «вопросы безопасности» могут стать причиной отказа в предоставлении гражданства.

Но изменений в законодательстве недостаточно, чтобы полностью искоренить дискриминацию, с которой сталкиваются «безымянные» дети. Например, национальное меньшинство белуджи, насчитывающее около двух миллионов человек и проживающее в неразвитой части Ирана возле границы с Пакистаном и Афганистаном, подвергается колоссальной дискриминации со стороны иранских властей, в рамках политики которых многим белуджам отказывают в полноправном гражданстве.

Насер Боладай, представитель Народной партии Белуджистана [анг] и президент Организации наций и народов, не имеющих представительства [анг], рассказал Global Voices следующее:

While there are some Baloch children with foreign fathers who have been denied citizenship, for the majority of Baloch children both mother and father are Baloch—that is to say Iranian—whose parents have lived in Balochistan province or other part of Balochistan which are now part of the populated of provinces of Kerman and Hormozgan.

Government estimates put children both of whose parents are Baloch and who lack national identity cards at about 40,000, while other estimates from local sources put the number at twice that—about 80,000 to 100,000.

Хотя есть дети белуджи от отцов-иностранцев, — дети, которым было отказано в гражданстве, — но у большинства детей этого меньшинства и мать, и отец — белуджи, то есть иранцы, чьи родители проживали в провинции Белуджистан или другой части Белуджистана, которые в настоящее время являются частью населённых провинций Керман и Хормозган.

По оценкам правительства, количество детей, оба родителя которых являются белуджами и которые не имеют удостоверения личности, приближается к 40.000, в то время как по оценкам местных источников эта цифра удваивается и колеблется от 80.000 до 100.000.

Истории [перс] представителей народа белуджи раскрывают всю глубину их страданий: от матерей, чья заветная мечта — послать своих детей в школу, до женщин, задающихся вопросом, почему власти конфисковали их удостоверения личности, оставив их в состоянии абсолютной беспомощности.

Бюрократия в духе Кафки

Одна из причин того, что некоторые дети народа белуджи не имеют документов, — их родители живут в отдалённых районах и, будучи неграмотными, никогда не имели собственных паспортов и не обращались за удостоверениями для своих детей.

Некоторые попадают в иранскую бюрократическую ловушку в стиле Кафки. Например, иногда представителей белуджи просят пройти тесты на ДНК, которые многим не по карману. В других случаях, существующие удостоверения личности конфискуются, якобы для проверки их подлинности. Некоторые политические и общественные активисты рассматривают такие действия как часть существующей дискриминационной политики, направленной против отдельных этнических групп, в особенности суннитов и белуджей.

Боладай заявил, что в некоторых случаях иранские власти конфискуют или аннулируют свидетельства о рождении белуджи, когда те приносят документы для продления или подают заявление на получение удостоверений личности. Некоторые белуджи считают, что такие меры созданы для того, чтобы наказать тех членов сообщества, которые не поддались пропаганде существующего режима. Боладай также считает, что подобные меры применяются «под предлогом развития, ведущего к изменению демографии региона, чтобы превратить белуджи в меньшинство на их собственной земле». По словам Боладая, для достижения этой цели правительство планирует переселить от 2 до 5 миллионов человек в прибрежный регион Белуджистана, в провинции Систан-Белуджистан и Хормозган.

«Без удостоверения личности трудно обрести индивидуальную и коллективную идентичность в обществе, — поделилась с Global Voices Азадех Пурзанд, исследователь по вопросам прав человека и исполнительный директор Siamak Pourzand Foundation, — Поэтому нужно помнить о тех многочисленных эмоциональных и психологических трудностях, с которыми сталкиваются дети народа белуджи, лишенные своих удостоверений». Без подтверждающих личность документов люди не имеют доступа к таким государственным услугам, как, например, образование и медицинское обслуживание. «Одной из основных — но не единственной — причиной того, что тысячи детей не получают школьного образования, является тот факт, что у них нет удостоверений личности. Это реальность, о которой говорят даже представители власти в спонсируемых государством прессе и СМИ. Однако, очень мало сделано, чтобы положить конец тому ужасному положению, в котором находятся дети белуджи», — считает Пурзанд.

По словам Азадех, даже когда детям удается попасть в школу, они оказываются в настолько отвратительно построенных и плохо обслуживаемых зданиях, что «школьные потолки и стены могут упасть на учеников в любой момент. Также, отсутствие доступа к чистой воде и электричеству, необходимому для обеспечения нормальной температуры в школе и дома, а также несоблюдение санитарных норм являются настоящим бедствием этого региона страны».

«Учитывая исторический опыт дискриминации этнических и религиозных меньшинств в Исламской Республике, — говорит Пурзанд, — а также целенаправленное преследование этих групп, неразвитую инфраструктуру, экономическую нерадивость, мы видим, что высокий уровень бедности поддерживается преднамеренно, что является дискриминацией само по себе, а также ведет к другим формам ущемления прав граждан».

Массовое переселение

По мнению Насера Боладая, в идеале белуджи должны иметь возможность оставаться в своих деревнях и заниматься традиционными видами деятельности: земледелием или выращиванием скота, однако из-за отсутствия благоприятных условий и сложностей с обрабатыванием земли, многие из них вынуждены покидать свои деревни. Так как представители белуджи перебираются на окраины таких городов как Чахбехар, Захедан и даже Тегеран, чтобы работать на подённую ставку, их ситуация привлекла внимание общественности. «Из-за постоянных мучений и угнетения они вынуждены покинуть свои дома и искать другое место для жизни, — говорит Боладай, — По некоторым данным число белуджей, не имеющих гражданства, растёт вместо того, чтобы уменьшаться».

Репрессивная политика иранских властей, нацеленная против этнических и религиозных меньшинств [анг], была внедрена в структуру Исламской Республики с момента её появления. В этой долгой игре тысячи белуджей были превращены не просто во второсортных граждан, а буквально в невидимые создания.

Переводчик: Карина Сёма

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо