Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Право на информацию: с принятием нового закона пойдет ли Гана по следам Нигерии?

Дискуссионный форум в клубе Suisse de La Presse. Фото: Миссия США, фотограф Эрик Бридиерс. [Creative Commons (CC BY-ND 2.0) с Flickr, 5 марта 2013 года]

[Ссылки ведут на страницы на английском языке, если не указано иного.]

21 мая президент Ганы Нана Акуфо-Аддо одобрил Закон о праве на информацию (RTI), который был принят парламентом 26 марта.

Этот закон предоставляет гражданам право запрашивать и получать информацию от государственных органов. Он предназначен для того, чтобы граждане могли легко получить доступ к информации о государственных программах и услугах, а также для содействия прозрачности в правительстве и борьбе с коррупцией.

ЮНЕСКО утверждает, что свобода информации является «неотъемлемой частью права на свободу выражения мнений». В африканском регионе право на свободу слова закреплено в Африканской хартии прав человека и народов и Декларации принципов свободы выражения мнений в Африке.

Закон является важным фактором контроля государственной власти, который позволяет гражданам, средствам массовой информации и правозащитникам привлекать государственных деятелей к ответственности за несоблюдение их обязанностей как государственных служащих. При отсутствии таких законов более вероятны нарушения национального законодательства и прав человека.

Сотрудники Фонда «Открытое общество» говорят, что самая большая проблема в реализации законов о свободе информации на континенте заключается в опасениях по поводу национальной безопасности, которые правительства используют в качестве предлога для ограничения прозрачности:

Perhaps the biggest single constraint to the effective implementation of access to information in Africa is the regional challenge of insecurity and mass-casualty terrorism. Negotiating the balance between guaranteeing public safety and security on the one hand and open and transparent government on the other has not been easy.

Возможно, самым серьезным препятствием на пути эффективного обеспечения доступа к информации в Африке является региональная проблема отсутствия безопасности и терроризма с массовыми жертвами. Балансировать между обеспечением общественной безопасности, с одной стороны, и открытым и прозрачным правительством, с другой, нелегко.

Принятие закона об RTI в Гане ознаменовало собой конец двадцатилетней работы над законопроектом, составленным еще в 1999 году, с рассмотрением поправок в 2003, 2005 и 2007 годах.

Законопроект наконец попал в парламент еще в 2010 году, но движение за принятие набрало достаточные обороты только к 2017 году. Это было связано с формированием Медийной коалиции за RTI, которая при «поддержке других организаций гражданского общества за последние 11 месяцев усилила давление на парламент для принятия законопроекта» — сообщает ганское СМИ MyJoyOnline.

Гана присоединится к 22 другим африканским странам, которые приняли законы о праве на доступ к информации (у AFEX есть полный список до 2017 года), но, по опыту этих стран, просто существование закона не гарантирует его должного исполнения.

Пойдет ли Гана по следам Нигерии?

Сосед Ганы, Нигерия, прошла через очень похожий медленный процесс принятия Закона о свободе информации (FOI), который был подписан в мае 2011 года бывшим президентом Гудлаком Джонатаном. В случае с Нигерией, принятию закона предшествовали 10 лет активизма, включая три прогона через Национальную ассамблею Нигерии.

В то время как гражданское общество и медиа боролись за то, чтобы сделать государственный бизнес более прозрачным и открытым, правительство сопротивлялось этим шагам.

Айобами Ожебоде, профессор коммуникаций, пишет, что причины «нежелания» принять законопроект были проявлением «вековой борьбы в Нигерии (и в других странах) между прессой, гражданами и гражданским обществом, с одной стороны, и правительством с другой».

Нигерийский закон дает каждому право запрашивать информацию «в распоряжении или владении любого государственного должностного лица, агентства или учреждения». Теоретически, запрос на получение информации в Нигерии может быть подан устно уполномоченному должностному лицу, «которое затем должно перевести заявку в письменную форму и предоставить копию заявителю». Запрос также может быть сделан в письменной форме или через третьих лиц для неграмотных заявителей.

Но на практике эту свободу не так легко реализовать. В исследовании, проведенном в 2014 году, Ифеома Дуну и Грегори Обинна Угбо обнаружили, что большинство нигерийских журналистов не используют закон в полной мере, потому что им трудно воспользоваться им на практике. Несмотря на осведомленность о существовании FOI, большинство журналистов, которые участвовали в исследовании, «никогда не использовали закон для выполнения своих журналистских обязанностей». Более 80% респондентов заявили, что некоторые государственные органы не соблюдают принципы закона и что у них были проблемы с реализацией соответствующего права.

Это исследование прошло всего через три года после того, как закон FOI приняли в Нигерии. Сегодня многие журналисты и группы гражданского общества следят за правительством с помощью заявок на информацию. Такой проект, как FOI Vault, отслеживает количество запросов и к какому правительственному органу они были отправлены.

Абайоми Акинбо, специалист по развитию, рассказал Global Voices о некоторых ограничениях запросов о информации в Нигерии: закон FOI до сих пор противоречит Закону о неразглашении государственной тайны, который остается обязательным для нигерийских государственных служащих. Таким образом, поскольку большинство нигерийских чиновников «считают, что всё является секретом», большинство запросов о свободе информации либо «игнорируются, либо на них отвечают поверхностно».

Это свидетельствует о том, что нигерийские служащие по-прежнему нуждаются в повышении компетентности для реальной работы по запросам FOI. Это также говорит о том, что в Закон о неразглашении государственной тайны следует внести поправки, которые не будут препятствовать FOI.

За процессом принятия закона RTI в Гане пристально следят. Как показывает нигерийский опыт, принятие закона — это одно, а его реализация — совсем другое.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо