Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Почему власти Ирана боятся Насрин Сотуде?

Рисунок иранского карикатуриста Асада Бинакхахи. Используется с разрешения. Слова на фарси — выдержки из приговора Насрин Сотуде.

«Неслыханно», «несправедливо», «злодейски» и «досадно до слёз» — так правозащитники и многие граждане Ирана комментировали в социальных сетях новость о приговоре Насрин Сотуде. Ведущая иранская правозащитница была приговорена к 38 годам лишения свободы и 148 ударам плетью за свою деятельность по защите прав женщин и протесты против законов, принуждающих к ношению хиджаба.

Реза Хандан, муж Сотуде, опубликовал эту новость на своей странице в Facebook 11 марта 2019 года.

Неутомимая правозащитница, которая часто высказывалась против смертной казни, была арестована в своем доме в июне прошлого года. Среди обвинений, предъявленных ей были «подстрекательство к коррупции и проституции», «публичное совершение греховного деяния… появления на людях без хиджаба», а также «нарушение общественного порядка».

Хотя в Исламской Республике за последние сорок лет её существования было совершено множество нарушений прав человека и уровень защиты прав человека судебной системой чрезвычайно низок, приговор Сотуде был невероятно суров даже по иранским меркам.

Что хочет доказать Исламская Республика с помощью этого драконовского приговора? И почему иранские лидеры так боятся Сотуде?

Нейробиолог и правозащитник Махмуд Амири-Могаддам, который живет и работает в Норвегии, считает, что Исламская Республика сейчас борется за выживание. Вот что он сказал по этому поводу в интервью Global Voices:

The Islamic Republic is going through one of its worst crises in the past 40 years. They have lost many of their supporters in the last nine years. Poverty is growing, and the vast corruption within the system cannot be hidden anymore. Dissatisfaction among people is increasing. Protests are not any longer limited to the intellectuals and the urban middle class: workers, teachers, students, women, and many other groups are daily challenging the authority of the establishment. The Islamic Republic is struggling for its survival. In a situation like this, anyone with the potential of leading the change is regarded as a significant threat by the authorities. Nasrin Sotoudeh is such a person. She is courageous, can communicate with the ordinary people, stands for the fundamental human rights, has not left the country despite several years of pressure, persecution and harassment, and she is a woman. Nasrin Sotoudeh has all it takes to become a leader. I think the recent sentences against Nasrin must be seen in light of these circumstances. It is a panicked attempt to silence an emerging leader and to send a signal to anyone with the potential of leading a change.

Исламская Республика Иран сейчас переживает наихудший кризис за последние 40 лет. Она потеряла многих своих сторонников за последние 9 лет. Бедность прогрессирует. Коррупция режима колоссальна, это уже невозможно скрывать. Недовольство людей растет. Теперь протестует не только интеллигенция и городской средний класс. Рабочие, учителя, студенты, женщины и представители многих других групп населения ежедневно бросают вызов авторитету правящей элиты. Исламская Республика борется за выживание. В подобной ситуации человек, который пытается что-то изменить, рассматривается как значительная угроза власти. Насрин Сотуде — именно такой человек. Решительная, способная находить общий язык с обычными людьми, отстаивающая основные права человека, она не оставила страну несмотря на годы давления, преследований и гонений. Ко всему прочему, она женщина. Всё это делает Насрин Сотуде подходящей на роль лидера. Я думаю, что последний приговор Насрин должен рассматриваться в этом свете. Это попытка паникующей власти заставить замолчать намечающегося лидера и показать всем, что ждет того, кто попытается призвать к изменениям.

В своём мирном стремлении изменить иранское общество Сотуде идёт по стопам таких людей, как Генри Дейвид Торо, Ганди и Мартин Лютер Кинг.

Рамин Джаханбеглу, иранско-канадский философ и вице-декан [адвокатской школы], а также исполнительный директор Центра по изучению вопросов поддержания мира имени Махатмы Ганди (Mahatma Gandhi Centre for Peace Studies) Глобального университета Джиндала поделился с Global Voices:

The moral courage of Soutudeh as a woman lawyer is an exemplar of all those fighting for law, justice, women’s rights and Nonviolence in Iran and the world.

Моральная решительность Сотуде как женщины-адвоката — это образец для всех тех, кто борется за закон, справедливость, права женщин и ненасилие в Иране и во всём мире.

Международное сообщество ярко отреагировало на приговор Сотуде. США осудили [анг] его «самым решительным образом», а Европейский союз назвал решение [анг] «вызывающим беспокойство». В заявлении ЕС было отмечено, что Сотуде, лауреат Премии имени Сахарова 2012 года, была осуждена в ходе судебного разбирательства заочно, что, как и во многих других случаях, было нарушением права на справедливое судебное разбирательство.

Движение Amnesty International создало петицию, призывающую людей обратиться к верховному лидеру Ирана с просьбой освободить Насрин Сотуде немедленно и безоговорочно, а также безотлагательно отменить её приговор.

Доктор Амири-Могаддам, который также является соучредителем и пресс-секретарём НПО «Права человека в Иране» (Iran Human Rights), считает, что нужно сделать ещё многое, помимо создания петиций и заявлений, и что ЕС в состоянии сыграть ключевую роль в сложившейся ситуации. Он сказал Global Voices:

This sentence must not be tolerated by the international community and especially Iran's main dialogue partners in Europe. It is not enough to issue one statement or just a protest without political consequences. The EU must put clear demands in front of Iran. Putting all their efforts on saving the JCPOA [the Joint Comprehensive Plan of Action, also known as the Iran nuclear deal] is not the right thing to do. At the present moment, the human rights condition must be on top of the agenda of the bilateral negotiations between the EU and Iran. It is not only the right thing to do, but also the wise thing to do.

Международное сообщество, и в особенности главные партнёры Ирана в Европе, не должны мириться с этим приговором. Не достаточно одного заявления или только протеста без политических последствий. ЕС должен выдвинуть чёткие требования Ирану. Бросить все свои усилия на сохранение «ядерной сделки», известной как «Совместный комплексный план действий» — не лучшая идея. В настоящий момент условие соблюдения прав человека должно быть главной темой двусторонних переговоров между ЕС и Ираном. Это не просто правильно, но ещё и разумно и целесообразно.

Кроме Сотуде есть много других правозащитников, которые сейчас находятся в тюрьме или подвергаются колоссальному давлению со стороны властей Исламской Республики. Следователь ООН по правам человека в Иране Джавид Рехман недавно заявил [анг], что «тревожные тенденции запугивания, арестов, судебных преследований и репрессий по отношению к защитникам прав человека, адвокатам и профсоюзным активистам сигнализируют о всё более жёсткой позиции государства».

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо