Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Французское движение «жёлтых жилетов» под лупой мирового сообщества

The Yellow vests movement in Canada, credit by Nevin Thompson, with his courtesy

Движение «жёлтых жилетов» в Канаде. Фотография Нэвина Томпсона, используется с разрешения автора.

В работе над статьей принимали участие следующие авторы и переводчики Global Voices: Вишал Манве (Vishal Manve), Сюзанн Лен (Suzanne Lehn), Омо Йоба (Omo Yooba), Филип Нубел (Filip Noubel), Пернилл Берендтсен (Pernille Bærendtsen), Джорджия Попплюэлл, Невин Томпсон, Джук Каролина Брансик (Juke Carolina Bransiecq) и Елена Донцова.

Протестное движение «жёлтых жилетов», будоражащее Францию с октября 2018 года, по-прежнему не выказывает признаков скорого завершения. Первоначально спровоцированное предложением французского правительства повысить цены на топливо, движение трансформировалось в выступления против неравенства и глобализации, с заметным расовым подтекстом.

В разделе комментариев под интервью, в котором противопоставляются две точки зрения на движение «жёлтых жилетов» во Франции, читатель Global Voices захотел узнать, как воспринимают эти выступления в мире. Чтобы ответить на этот вопрос, авторы GV собрали отзывы из Индии, Нигерии, России, Сербии, Гаити, Дании, Канады и Индонезии. Этот обзор не является исчерпывающим и не претендует на абсолютную объективность. Цель скорее состоит в том, чтобы предложить палитру взглядов на сложное социальное движение, которое по-разному воспринимают в странах по всему миру.

Индия

В статье для индийской газеты The Hindu доктор Эмиль Шабаль, глава Центра изучения современной и новейшей истории [анг] Эдинбургского университета, анализирует сложные неоднозначные взаимоотношения между гражданами и правительством Франции, что может помочь пониманию, почему движение растёт и крепнет.

Despite their ire, the gilets jaunes also demand redress from the very same state they abhor. They want the French government to lower fuel taxes, reinstate rural post offices, increase their ‘purchasing power’, cut property taxes, and hire more doctors for rural clinics. They firmly believe that the state can and should fix their problems. The fact that many of the issues at the heart of the protests relate to deep structural imbalances in the French economy makes no difference. The state is held as sole responsible and sole guarantor.

Несмотря на всю свою ярость, «жёлтые жилеты» требуют компенсаций от правительства, которое ненавидят. Они хотят, чтобы французские власти снизили налоги на топливо, возродили сельские почтовые отделения, увеличили «покупательную способность», снизили налоги на имущество и наняли больше докторов для сельских клиник. «Жилеты» твёрдо уверены в том, что государство может и должно решить все их проблемы. Тот факт, что многие проблемы, спровоцировавшие протесты, связаны с глубоким структурным дисбалансом во французской экономике, — не имеет никакого значения для «жилетов». Государство считается единственным ответственным и единственным гарантом.

Статья [анг] в блоге Indian Strategic Studies, опубликованная первоначально в The New Republic парижским журналистом Кариной Пизер (Karina Piser), клеймит так называемую крайнюю правую тенденцию движения, о которой чаще всего пишут СМИ. Хотя автор соглашается с Indian Defence Review [анг] в части, говорящей, что «движение не имеет лидера, построено на горизонтальных связях, не имеет структуры и совершенно лишено централизованного управления», материал Карины Пизер заканчивается ноткой надежды: она верит, что движение может изменить баланс в пользу коллективного, объединённого действия против принципов капиталистического управления:

People are always searching for ways to explain why they suffer,” [Édouard Louis, a prolific and internationally known young French author] told me. “Do they suffer because of migrants, because of minorities? Or do they suffer because of capitalism, because of the violence of our governments, because of the violence of Macron?” For some of the banlieue activists, at least, these Yellow Vests protests offer hope that, finally, right-leaning rural voters will decide that it’s the latter.

«Люди всегда ищут способ объяснить, почему они страдают, — сказал мне [Эдуард Луи, плодовитый и всемирно известный [анг] молодой французский автор]. — Страдают ли они из-за мигрантов, из-за меньшинств? Или мучаются из-за капитализма, из-за жестокости наших правительств, жестокости Макрона?». По крайней мере, для части активистов из провинции протесты «жёлтых жилетов» дают надежду на то, что в конце концов правые избиратели из регионов склонятся к второму варианту.

Весьма неожиданный подход [анг] к пониманию движения «жёлтых жилетов» предлагает профессор Шьяма В. Рамани (Shyama V. Ramani), научный сотрудник Университета ООН. Она проводит параллель между этим движением и циклоном «Гайя» в Индии, сильнейшим штормом, погубившим 45 человек 11 ноября 2018 года. Автор характеризует оба события как непредсказуемый шок для общества, требующий сложных решений.

Гаити

Протесты в Гаити в ответ на предложенное повышение цен на топливо прошли в июле 2018 года, одновременно с прочими выступлениями против правительства Жовенеля Моиза. Новая волна демонстраций сотрясает страну прямо сейчас: против того, что Уитни Уэбб, журналистка MintPress News, базирующаяся в Чили, и обладательница премии Серены Шим 2019 года за бескомпромиссную честность в журналистике, описывает [анг] как «предельный неолиберальный эксперимент», проводимый на людях «капиталистической олигархией». В статье автор сравнивает французскую и гаитянскую политическую и социальную ситуации — например, обе страны славятся революционными выступлениями против рабства и эксплуатации. Связывая новую волну протестов в Гаити с движением «жёлтых жилетов» во Франции, она завершает свою статью, занимая одну из сторон:

As both Haiti and France have become the new epicenters of popular unrest against predatory elites, much as they were two centuries ago, it is time to see both of these current movements as part of the same struggle for basic human dignity in an era of neocolonialism, imperialism and global oligarchy.

Так как Гаити и Франция стали новыми эпицентрами народных возмущений против хищнических элит, как и два столетия назад, пришло время рассматривать оба нынешних движения как часть одной борьбы за человеческое достоинство в эру неоколониализма, империализма и мировой олигархии.

Сербия

Пернилл Берендтсен [анг], участник Global Voices, заметила это произведение уличного искусства в Белграде, Сербия, в декабре 2018 года.
Yellow vest in Belgrade, Serbia, December 2018. Picture made by Pernille Bærendtsen, with her courtesy

Граффити с изображением жёлтого жилета в Белграде, Сербия, декабрь 2018. Фотография Пернилл Берендтсен, используется с разрешения.

Дания

Пернилл Берендтсен живёт в Дании, где движение «жёлтых жилетов» также широко обсуждается с политической и интеллектуальной точек зрения. Эксперты, которые поделились своим мнением [дат] об этом феномене, склонны подискутировать [дат], возможно ли распространение подобного движения в Дании.
Нигерия
опубликовал материал [анг] о своём визите во Францию в конце 2018 года. Он написал статью, в которой сравнил протесты, вызванные повышением цен на бензин в Нигерии в 2012 году, и движение «жёлтых жилетов».

One thing the protests in France and Nigeria had in common was the lack of a clear leadership. Both started off as social media angst that spewed onto the streets. In Nigeria, labour leaders saw an opening in the headless mass of angry Nigerians, and entered negotiations with the government on behalf of everyone else. They reached an agreement in the night, in the dark, and by morning when they called off the protests, it wasn’t clear what exactly they had agreed to. The feeling of being sold out lingered with the protesters who trudged home to retire their placards and bury the dead. In France, they went on longer.

Одна из черт, роднящих протесты во Франции и Нигерии, — отсутствие ясных лидеров. Обе истории взяли начало из волнений в социальных сетях, а затем выплеснулись на улицы. В Нигерии профсоюзные лидеры увидели начало в лишённой руководства толпе рассерженных нигерийцев и начали переговоры с правительством от имени остальных. Они достигли соглашения ночью, в темноте, и к утру, когда предложили прекратить протесты, было совершенно непонятно, о чём именно они договорились. В душах протестовавших, которые тащили домой свои плакаты и хоронили мёртвых, осталось чувство, что их просто продали. Во Франции всё длится дольше.

Журналист также отметил разницу в уровне насилия в этих двух странах, свидетелем которого он был.

I remember thinking how peaceful [the protesters] were, other than the nuisance of impeding movement, how they chanted slogans at passing cars. A lady on a roller skate zipped alongside cars, her yellow vest a blur, smiling but chanting anti-Macron slogans.

“Don’t be scared,” my friend said. “They are mostly peaceful.”

“I am from Nigeria,” I said. “We don’t protest like this.”

Я помню о том, как думал, насколько были мирными [протестующие], за исключением вреда, наносимого дорожному трафику, как они скандировали лозунги проезжающим мимо машинам. Барышня на роликовых коньках скользнула мимо машин, её желтая жилетка — размытое яркое пятно, она улыбается и выкрикивает анти-макроновские лозунги.

«Не бойся, — сказал мой друг. — Они по большей части мирные».

«Я из Нигерии, — ответил я. — Мы так не протестуем».

Канада

В Канаде движение «жёлтых жилетов» сильно срезонировало — его канадская группа Facebook насчитывает более 110.000 участников. Колонна из более 150 автомобилей двинулась из Альберты в Оттаву, чтобы отстоять нефтепроводы и, если верить некоторым СМИ, «белую гордость». Джесси Браун (Jesse Brown), издатель из Торонто, настаивает на антииммигрантской направленности движения, осуждая в Twitter новостной репортаж CBC (Канадская телерадиовещательная корпорация):

Этот репортаж CBC о канадских «жёлтых жилетах» не просто запоздалый, он неверный. В нём описывается вполне легитимное движение о рабочих местах, с «иными», сосредоточенными на иммиграции. Дело в том, что антииммигрантские настроения (с угрозами смертью) — это ТО, о чём и есть канадское движение «жёлтых жилетах».

Этот аспект движения широко освещён Дэвидом Кросби в статье [анг], анализирующей посты из главной канадской группы «жёлтых жилетов» в Facebook. Автор также упоминает, насколько эта тенденция отличает движение от оригинального французского:

While the Canadian Yellow Vests have some grievances in common with their French forebears, chiefly concerning economic disparity and unemployment, their message has been decidedly more hateful from the beginning.

Хотя некоторые проблемы являются общими для канадских и французских «жёлтых жилетов» — проблемы, касающиеся, главным образом, экономического неравенства и безработицы, — посыл канадской группы изначально является более ненавистническим.

В беседе [анг] с CTV News Изабель Юдон, канадский посол во Франции, подчеркивает [анг] разницу между движениями:

Isabelle Hudon says the movement in Canada appears to have been appropriated by far-right extremists espousing racist, anti-immigrant views and even indulging in death threats against Prime Minister Justin Trudeau. […] While violent individuals have been involved in the French protests, some of which have devolved into riots, Hudon says she's never seen the protests there linked to race or immigration.

Изабель Юдон говорит, что движение в Канаде, похоже, подмяли под себя крайне правые экстремисты, исповедующие расистские и антииммигрантские взгляды и даже угрожающие смертью премьер-министру Джастину Трюдо. […] Хотя во французские протесты, часть из которых переросла в беспорядки, также вовлечены довольно жестокие персонажи, Юдон утверждает, что никогда не видела выступлений, связанных с расовыми или иммигрантскими вопросами.

Это последнее предложение, впрочем, требует уточнений на фоне, например, недавних антисемитских оскорблений [анг] от некоторых протестующих французских «жёлтых жилетов». Как и во Франции, социальные сети стали ареной для протестных движений. Симон Литтл пишет [анг] на Global News о «потоке угроз и оскорблений», с которыми столкнулось B.C. Radio после того, как вослед визиту Джастина Трюдо в Камлупс ведущий Бретт Майнер (Brett Mineer) раскритиковал в Twitter движение канадских «жёлтых жилетов», в частности, «расистские элементы и теорию заговора».

Визит премьер-министра в наш город и понимание того, какие грубые, ужасные люди живут среди нас со своими бредовыми теориями заговора, расизмом, неуважением и абсолютной неспособностью вести доброжелательную беседу, — вызывают во мне желание покинуть эту планету как можно скорее.

Интервьюируя Дэвида Тиндэлла, социолога UBC, специализирующегося на социальных сетях и социальных движениях, на тему онлайн-угроз и оскорблений, Симон Литтл пишет, что:

The online environment has also allowed people with extreme views who might once have been isolated to come together and feed off each other’s energy. […] He said he’s seen evidence of increasing polarization in Canada, something he attributes to the breakdown of rules about what’s acceptable south of the border in the Trump era.

Онлайн-среда позволяет людям с экстремистскими взглядами, людям, которые ранее находились в относительной изоляции, собираться вместе и подпитывать друг друга энергией. […] Он заявил, что видел свидетельства возрастающей поляризации в Канаде, которые он связывает с крахом норм допустимого к югу от границы в эру Трампа.

Индонезия

Материал [индон], опубликованный онлайн Эдвардом С. Кеннеди, отражает ещё одну сторону вопроса: автор, похоже, заинтересовался репутацией французов как людей, постоянно протестующих и участвующих в демонстрациях, как если бы это был образ жизни. Заголовок гласит: «Во Франции [уличные] протесты — это традиция, спорт и хобби». Эдвард также ссылается на майские события 1968 года во Франции: «Сегодня видеть подъём “жёлтых жилетов” — всё равно что наблюдать за тем, как Франция пересматривает свою историю, наполненную гневом и кровью. Как написано в граффити, иллюстрирующем выступления в мае 1968-го: “Plus je fais la révolution, plus j'ai envie de faire l'amour” (на русском: Чем больше я занимаюсь революцией, тем больше я хочу заниматься любовью)».
Другой автор, Фахрул Музакки (Fahrul Muzaqqi), преподаватель кафедры политических и социальных наук в Университете Аирлангга (Сурабая), сравнивает [индон] протесты в трёх странах: во Франции («жёлтые жилеты»), в Индонезии (212) и Малайзии (812). По словам участницы Global Voices Джук Каролины [анг], он «подчёркивает опасность элитарности среди популистских движений». Фахрул добавляет: «Эта [популистская] критика нынешней представительной демократии поместила себя в антидемократическую ловушку, что куда хуже, чем собственно сама демократия».

Россия

Елена Донцова, автор Global Voices, живущая в России, делится тем, как в этой стране воспринимают движение «жёлтых жилетов»:

Federal media displayed a disaster, a nearly emergency situation in France. The President of Russia, in a meeting of the local Human Rights Council, commented, regarding the freedom of meetings and demonstrations in Russia, that: “We don't want the same events as in Paris to happen here”

Independent media, however, described the situation with more nuances, as in the Novaya Gazeta.

More up-to-date reports say that most of the French people want the protests to end.
Media says that the French Yellow vests movement still had a lot of supporters but that the number of respondents, who considered themselves as members of the movement, has declined.

Федеральные СМИ изображают катастрофу, практически чрезвычайную ситуацию во Франции. Президент России на заседании местного Совета по правам человека сделал следующий комментарий в отношении свободы собраний и демонстраций в России: «Мы же не хотим, чтобы у нас были события, похожие на те, что в Париже».

Независимые СМИ, однако, описывают ситуацию с большим количеством нюансов, как «Новая газета».

В более свежих репортажах говорится, что большинство французов хотят, чтобы протесты прекратились.
СМИ утверждают, что движение «жёлтых жилетов» всё ещё имеет много сторонников, но количество людей, считающих себя членами движения, уменьшается.

Широкий спектр мнений о движении «жёлтых жилетов» по всему миру

Ниже представлено короткое видео Брута (на французском языке) о том, каким видят движение в некоторых частях света:

В целом, спектр международных мнений варьируется от проявления полной солидарности с участниками движения против неравенства и до размышлений о разногласиях, затрагивающих всё общество. Три месяца прошло с начала движения, но мир продолжает говорить о нём и мы продолжаем слушать: потому что на самом деле важно поддерживать глобальный диалог.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо