Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Страны Карибского бассейна не решаются признать Гуайдо президентом Венесуэлы

Карта Центральной Америки и Карибского бассейна. Общественное достояние с Wikimedia Commons.

[Все ссылки на английском языке, если не указано иного]

10 января 2019 года, когда Николас Мадуро был провозглашён президентом Венесуэлы на второй срок, Совет Организации американских государств (ОАГ) [рус] на встрече в Перу принял резолюцию, провозгласившую выборы Мадуро незаконными и призвавшую к санкциям.

Голосование по принятию резолюции разделило англоговорящие страны ОАГ на поддержавших (Багамы, Ямайка, Сент-Люсия, Гайана и Гаити), выступивших против (Сент-Винсент и Гренадины, Доминика и Суринам), а также тех, кто предпочел воздержаться (Сент-Китс и Невис, Тринидад и Тобаго, Антигуа и Барбуда, Барбадос и Белиз).

Некоторые из этих стран всё же отправили своих представителей на инаугурацию Мадуро. Сент-Китс и Невис был представлен премьер-министром, Тринидад и Тобаго, Антигуа и Барбуда, Суринам отправили министров правительства.

Невмешательство во внутренние дела суверенных стран — основной принцип Чагуарамасского договора, послужившего основополагающим документом для создания Карибского сообщества [рус] (КАРИКОМ); в марте 2018 года 15 членов КАРИКОМа вновь подчеркнули эту позицию, решительно отвергнув идею международного вмешательства в дела Венесуэлы на межсессионном совещании в Гаити.

Однако теперь, когда 23 января лидер оппозиции Хуан Гуайдо объявил себя исполняющим обязанности президента в Венесуэле и был признан Соединенным Штатами, Канадой и большинством стран Латинской Америки, карибским странам нужно решить, какую позицию они занимают.

Границы и узкие проливы

На момент написания статьи лишь две англоговорящие карибские страны сделали заявления о ситуации, и вышло так, что они наиболее заинтересованы в разрешении ситуации: Гайана и Тринидад и Тобаго.

Министр иностранных дел Гайаны, одни из двух членов КАРИКОМа, расположенных собственно на южноамериканском континенте, сделал тщательно сформулированное заявление в Facebook около полудня по Атлантическому времени 24 января, указав, что гайанское правительство:

“…gravely concerned at the deepening of the political crisis in the Bolivarian Republic of Venezuela and supports calls made at both the regional and international levels for immediate dialogue involving all political and social actors, with a view to the preservation of the democratic process and a return to normalcy.”

«…серьёзно обеспокоено ухудшением политического кризиса в Боливарианской Республике Венесуэла и поддерживает призывы, сделанные как на региональном, так и международном уровнях, к незамедлительному диалогу, включающему все политические и социальные акторы с целью сохранения демократии и нормализации обстановки».

Гайана имеет право быть «серьёзно обеспокоенной». Страна делит с Венесуэлой границу, чьи рубежи оспариваются [рус] уже на протяжении века: часть земли, на которую претендует Венесуэла, составляет около 40 процентов территории Гайаны, и ставки особенно высоки с момента открытия месторождений нефти на побережье Гайаны. В декабре 2018 года военно-морские силы Венесуэлы перехватили судно Exxon-Mobil [прим.пер. американская нефтяная компания], исследовавшее морское пространство Гайаны.

Написав 25 января в Facebook, гайанский журналист Орин Гордон назвал этот шаг «разумным и решительным ответом», добавив, что:

The Rowley govt is getting heat from some quarters in [Trinidad and Tobago] for not recognising Guaido as president (interim or not), but Guyana is also stopping short of that explosive move. There's way too much machismo and bellicosity around this issue. Many of the countries giving implied support to regime change don't share a border (or narrow straits) with a country that could unravel socially, even more than it has recently.

Правительство Роули осуждается в определенных кругах [в Тринидаде и Тобаго] за непризнание Гуайдо президентом (временным или нет), но Гайана также не принимает это чреватое решение. Вокруг ситуации слишком много мачизма и воинственного настроя. Многие страны, поддерживающие изменение режима, не делят общих границ (или узких проливов) со страной, которая может разрушиться в социальном отношении, даже в большей мере, чем ранее.

«Узкие проливы», которые упоминает Гордон, — это 11-километровое водное пространство, отделяющее остров Тринидад от берегов Венесуэлы. Страны исторически тесно связаны, и венесуэльцы десятилетиями переезжали туда и обратно между Тринидадом и своей страной.

Силуэт Венесуэлы, видный в заливе Маккурип на севере Тринидада. Фото: Джорджия Попплюэлл. (CC BY SA)

Тринидадские рыбаки столкнулись с печально известной венесуэльской гражданской гвардией из-за предполагаемых нарушений на морской территории; в последнее десятилетие в Тринидаде наблюдается возрастающий поток венесуэльцев, покидающих свою страну вследствие ухудшения экономической и политической ситуации — многие прибывают нелегально, в некоторых случаях официально прося убежища. Под официальным подсчётам, в Тринидаде проживает около 60 000 венесуэльцев, что составляет более 4% населения.

Две страны также тесно связаны экономическими узами. В августе 2018 года премьер-министр Кит Роули подписал соглашение с Венесуэлой о поставке природного газа, и критики видят нерешительность Тринидада и Тобаго в признании приезжающих в страну венесуэльцев беженцами как пособничество Мадуро.

На пресс-конференции 23 января Стюарт Янг, министр национальной безопасности страны, заявил, что Тринидад и Тобаго готовы оказать помощь или посредничество в ситуации с Венесуэлой, но не одобрить или осудить Гуайдо. Согласно местному ежедневному изданию Newsday, Янг «подчеркнул, что политика страны в отношении других стран остается неизменной — невмешательство в дела суверенных государств».

Местные газеты сообщают, что группа венесуэльцев, проживающих в Тринидаде, собралась вчера у посольства Венесуэлы в Порт-оф-Спейне, чтобы выразить свою поддержку Гуайдо.

«Тем из нас, что стоит плечом к плечу…»

Многим другим англоязычным странам Карибского бассейна нравилось иметь близкие и благоприятные отношения с Венесуэлой. Несмотря на собственные проблемы, южноамериканские страны оказали щедрую помощь в устранении урагана; некоторые карибские страны были получателями помощи в виде низкопроцентных нефтяных договоров по Петрокарибе [рус], энергетическому альянсу, созданному покойным венесуэльским президентом Уго Чавесом.

Как отметил 24 января журналист Орин Гордон:

The tide would seem to be against Maduro. But what you get when you endorse regime change, is civil war. If the regional powers break Venezuela, guess who picks up the pieces? Neighbouring countries, that's who. Maduro is a dictator, in power through a fraudulent election. That does not make this a good move for those of us who rub shoulders [with] that country.

Время окажется против Мадуро. Но единственное, что получишь, когда одобришь смену режима, так это гражданскую войну. Если региональные силы сломят Венесуэлу, угадайте, кто соберёт её по частям? Соседние страны, вот кто. Мадуро — диктатор, получивший власть через незаконные выборы. Это не делает это хорошим шагом для тех из нас, кто стоит плечом к плечу с этой страной.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо