Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Российский журналист, который инсценировал своё убийство, стал «человеком года» по версии журнала Time

Аркадий Бабченко (второй слева) на встрече с президентом Украины Петром Порошенко, руководителем СБУ Василием Грицаком и генеральным прокурором Юрием Луценко после инсценировки покушения в Киеве, Украина // President.gov.ua, размещено в соответствии с CC4.0

Российский журналист Аркадий Бабченко стал центром обсуждения и критики в мировом сообществе, когда в мае 2018 в сотрудничестве с украинскими властями инсценировал покушение на самого себя [анг]. Две недели назад Аркадий стал «человеком года» [анг] по версии журнала Time.

Вместо того чтобы номинировать на данное звание одного заслуживающего внимания человека, американский журнал решил поместить на обложку журналистов со всего мира за их труд в течение особо тяжёлого года. В серию под общим названием «The Guardians and the War on Truth» (рус. «Стражи и война с правдой») попали Джамаль Хашогги — саудовский советник, впоследствии ставшего журналистом, которого убили в саудовском консульстве в Турции, — а также сотрудники американской газеты Capital Gazette, коллеги которых погибли во время атаки на офис издания в этом году.

Кроме того, в список попали двое россиян: Татьяна Фельгенгауэр, которая выжила после жесткого нападения с ножом, а также Аркадий Бабченко, который в сотрудничестве с украинскими властями инсценировал собственную смерть [анг] в мае 2018. Это было сделано в надежде на раскрытие якобы существовавшего плана российских спецслужб по убийству Бабченко и других 30 российских политических эмигрантов на Украине и в других странах.

До сих пор нет реальных доказательств того, что предполагаемый план покушения на самом деле существовал. Кроме того, многие международные организации, включая ОБСЕ и «Репортёров без границ», осудили данный поступок и назвали его неоправданным, легкомысленным и подрывающим доверие общества к СМИ.

Включение Бабченко в список Time также является спорным, если посмотреть на тех, кто туда не попал. Многие указали на трёх российских журналистов, погибших в июле 2018 во время задания в Центральноафриканской Республике.

Люся Штейн, муниципальный депутат г. Москвы, раскритиковала данное решение:

Расторгуев и его коллеги Орхан Джемаль и Кирилл Радченко расследовали сообщения о поставках российского оружия правительству Цетральноафриканской Республики, а также о причастности частной российской военной компании к локальному вооружённому конфликту в стране.

Если Time действительно хотел отметить заслуги журналистов, которые работали, рискуя своей жизнью, то это любопытное упущение, если не сказать больше. Ещё более странно, что они включили в список человека, который инсценировал собственную смерть.

Другие журналисты сделали выговор журналу:

Хмм. @TIME сделал интересный ход, включив Аркадия Бабченко в список «людей года», так как его поступок относится к «войне с правдой». Напомню, что этот журналист инсценировал собственную смерть на Украине, в чём ему помогла неоднозначная украинская служба безопасности, которая не раскрывает все детали операции

Корреспондент журнала Time Саймон Шустер, который взял интервью у Бабченко для специального издания, ответил на волнующие коллег Бабченко вопросы и рассказал о некоторых подробностях, которые невозможно вместить в один твит. Он пишет [анг]:

Among the central questions of that debate was this one: Exactly how inviolable is a journalist’s commitment to the truth? Should Babchenko have been willing – as he had already been so many times while reporting from war zones in Georgia and Ukraine – to sacrifice his life for it? Or was he justified in deceiving the public in order to save his own skin? In other words, as a reporter, was it his duty to find some other way to stay alive, one that would not have required him to produce a piece of fake news so sensational, and so believable, that it risked discrediting not only him but his entire profession?

Одним из главных вопросов в данном споре был следующий: насколько именно нерушима верность журналиста правде? Обязан ли был Бабченко пожертвовать жизнью, как он это делал не раз на заданиях в зонах военных действий в Грузии и на Украине? Или его ложь во спасение собственной жизни была оправдана? Другими словами, должен ли он как журналист был найти иной способ спасти свою жизнь, способ, из-за которого не пришлось бы делать столь сенсационный информационный вброс, да ещё и такой правдоподобный, что он мог бы опорочить не только самого Бабченко, но и профессию журналиста?

Далее он также рассуждает о сущности номинации «человек года»:

Спасибо, Марк, но это не награда, это признание влиятельности. Посмотри на список людей, которые ранее становились «людьми года», и всё станет ясно.

Что касается реакции самого Бабченко на признание, его, похоже, не устроило такое разделение:

Ну что там? Весь мир смеется, клоунада, постановка СБУ, нарушил этические нормы? Ну и мое самое любимое – Бабченко не журналист! Не журналист, не журналист. Успокойтесь.
Еще раз спасибо избушке за отлично проделанную работу. Это и ваша награда, парни.
Стать человеком года, обогнав Дональда Трампа, который на второй строчке – done.
Пойду за пивом что ли.

Кажется, что в последней строке Бабченко смеётся над самим собой. Он хорошо известен тем, что просит пожертвований на пиво в конце многих, даже самых саркастичных, постов: именно о таких постах идёт речь в твите Штейн. Это отражает его модель независимой журналистики: он публикует контент и просит за него деньги. Он даже начал проект «Журналистика без посредников» для формального закрепления своих идей.

Кроме того, некоторые были несогласны с номинацией Бабченко, потому что он якобы давно не занимался настоящей журналистикой. Он известен репортажами о Чеченской войне и статьями в «Новой газете» — держащей сомнительный рекорд среди газет России по числу журналистов, убитых во время заданий — однако последние несколько лет он пишет мало. Бабченко только публикует посты с матами на Facebook, каждый раз заканчивая их просьбой о пожертвованиях, из-за чего даже многие бывшие коллеги и друзья Бабченко насмехаются над ним.

Что бы ни думали о Бабченко, то, что Time проигнорировал реальное убийство трёх журналистов и отметил инсценированное, обесценивает цель журнала почтить журналистов, которые несмотря ни на что выполняют свою работу. Почему нельзя было включить в список и Бабченко, и тех троих?

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо