Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Тихое убийство свободы слова: как крупнейшие в мире ИТ-компании незаметно цензурируют критику на Ближнем Востоке

Автор изображения: Омар Момани для 7iber (CC BY-NC-ND 2.0)

[Все ссылки ведут на страницы на английском языке]

Эта статья опубликована в рамках редакционного сотрудничества Global Voices и проекта Ranking Digital Rights.

После вооружённого нападения на редакцию журнала Charlie Hebdo в январе 2015 года сооснователь и генеральный директор социальной сети Facebook Марк Цукерберг опубликовал пост о религии, свободном выражении мнений и противоречивой редакционной политике журнала.

«Несколько лет назад пакистанский экстремист угрожал приговорить меня к смерти за отказ Facebook забанить оскорбительные для пакистанца посты о пророке Мухаммеде. Мы отказались это делать, потому что выражение разных мнений — даже если для кого-то они могут быть оскорбительными — может сделать мир лучше и интереснее», —  написал Цукерберг на своей странице.

Позже в том же месяце Facebook по требованию местного правительства согласился ограничить доступ к неуказанному числу страниц в Турции, где публиковались «оскорбления пророка Мухаммеда».

Турция известна своими многочисленными требованиями к интернет-компаниям об удалении контента, нарушающего законы страны. Но это не единственная страна на Ближнем Востоке, использующая такую тактику, чтобы заглушать голоса критиков.

В то время как ряд правительств региона периодически прямо требует удаления контента — наряду с применением «мягкого» давления с помощью других средств — неадекватное модерирование контента в регионе ИТ-гигантами представляет намного более серьёзную и сложную проблему.

Злоупотребление механизмами жалоб

В ближневосточном регионе в социальных сетях нередко происходит злоупотребление механизмами жалоб с целью заставить замолчать критиков правительства, меньшинства, а также блокировать мнения и способы самовыражения, считающиеся несоответствующими взглядам большинства на общество, религию и политику.

В 2016 году, после масштабных кампаний по отправке жалоб на контент, Facebook закрыл доступ к ряду арабоязычных страниц и групп, посвящённых атеизму.

Таким образом была практически уничтожена одна из немногих (а в некоторых случаях единственная) площадка, где атеисты и представители других меньшинств могли собираться вместе, делиться опытом и свободно выражать мнения по вопросам, связанным с религией. На Ближнем востоке атеизм остаётся в основном под запретом, и его адепты могут столкнуться с оскорблениями, тюремным заключением или даже оказаться под угрозой смертной казни.

«[Злоупотребление жалобами —] это серьёзная проблема», — рассказала Global Voices Джессика Андерсон, руководитель проекта сайта onlinecensorship.org, занимающегося регистрацией случаев блокировки или удаления контента в социальных сетях.

«На Ближнем Востоке и в других регионах мы фиксируем случаи применения цензуры под влиянием „кампаний по отправке жалоб“ — согласованных действий множества пользователей по отправке сообщений о нарушении касательно страницы или фрагмента контента».

Механизмами отправки жалоб злоупотребляют и пользователи с проправительственной позицией. Ранее в этом году портал Middle East Eye писал о закрытии доступа к страницам и аккаунтам ряда политических активистов из Египта и блокировке их онлайн-трансляций из-за жалоб, отправленных «проправительственными троллями».

«Мы видим, что отправка жалоб может обострять существующий дисбаланс сил, давая большинству возможность контролировать меньшинство, — поясняет Джессика Андерсон. — Это может привести к тяжелым последствиям: маргинализованные и угнетаемые сообщества лишаются возможности использовать социальные сети как пространство для самоорганизации, установления связей и высказывания мнений, которые будут услышаны».

Несоблюдение прав пользователей 

В мае этого года компания Apple оказалась в одном ряду с Facebook и Twitter — социальными сетями, наиболее часто упоминаемыми в этом контексте, — когда медиаплеер iTunes отказался разместить пять песен ливанской группы Al-Rahel Al-Kabir, высмеивающих религиозный фундаментализм и политический гнёт в регионе.

Представитель iTunes объяснил, что это Qanawat, местный агрегатор контента со штаб-квартирой в Дубае, нанятый Apple для управления своим магазином приложений в регионе, решил не размещать песни. Ссылаясь на неизвестный источник, таблоид The Daily Star сообщил, что iTunes не знал о решении Qanawat, принятом из уважения к «чувствам местного населения». В ответ на петицию, поданную зарегистрированной в Бейруте неправительственной организацией по защите цифровых прав SMEX и самой группой, iTunes всё-таки разместил песни и пообещал работать с другим агрегатором.

Этот случай не только демонстрирует, как «чувства местного населения» могут повлиять на решения о том, какой контент будет размещен и доступен онлайн в регионе, но и доказывает, что, принимая решения, которые могут отразиться на праве пользователей на свободу самовыражения, компании должны проводить всестороннюю проверку.

В интервью Global Voices сооснователь SMEX Мохаммад Наджим отметил, что и у Facebook, и у Twitter есть региональные офисы в Объединенных Арабских Эмиратах (ОАЭ) — по его мнению, одной из «самых репрессивных стран» в регионе.

По мнению Наджима, «это деловое решение, которое отрицательно сказывается на свободе слова». Он также выразил беспокойство о том, что наличие офиса в такой стране, как ОАЭ, «может привести к навязыванию социальных норм стран Персидского залива» всему [арабскому] региону — «динамичному и неоднородному».

Местонахождение решает все

У Facebook и Twitter есть офисы в ОАЭ, созданные для обслуживания стран Ближнего Востока и Северной Африки (MENA). Этот регион неоднороден в этническом, культурном и языковом отношении, разнообразен в плане политических взглядов и опыта. Когда под давлением деспотичных правительств или других влиятельных групп компании вынуждены уважать «чувства местного населения», они становятся соучастниками подавления свободы слова членов этого разнородного общества.

Джессика Андерсон утверждает: «Интернет-платформы опираются на интересы самых влиятельных кругов, громко выражающих свое мнение… На Ближнем Востоке компании неспособны противостоять таким могущественным силам, как правительства».

Один из примеров — готовность Facebook выполнять требования турецкого правительства о цензуре. В течение нескольких лет под цензуру компании попадали критические заявления в адрес правительства, религии и основателя Турецкой Республики Ататюрка, посты курдских активистов, ЛГБТ-контент и даже антирасистские инициативы.

Судя по всему, выполнение этих требований стало неотъемлемой частью политики Facebook. Два года назад я разговаривала с турецким активистом, который сказал, что платформа, по его мнению, «превращается в проправительственное СМИ». Facebook и сегодня продолжает подчиняться, только в 2017 году ограничив в стране доступ к более чем 4.500 элементам контента. Кроме того, компания не публикует информацию о количестве и процентном соотношении запросов на блокировку, которые она выполняет.

Как рассказала Арзу Гейбуллаева, внештатный обозреватель Global Voices по Турции и Азербайджану, «главный недостаток политики социальных платформ в отношении запросов на удаление или блокировку заключается в [их] непонимании политического контекста. И даже если им более или менее известно о том, что происходит в регионе, я не уверена, что они всегда проводят доскональную проверку».

На конференциях представителям Facebook часто задают вопросы о масштабных кампаниях по отправке жалоб, на что они отвечают, что многочисленные жалобы на отдельный пост или страницу не ведут к их автоматическому удалению. Однако при этом они сообщают крайне мало конкретной информации о том, как компания рассматривает такие ситуации и реагирует на них. Проводится ли более детальное изучение контента? По словам представителей Facebook, по этим вопросам они консультируются с местными экспертами, но никаких подробностей о таких консультациях также не приводится.

Модерация контента — принятие решений о том, что соответствует местным юридическим нормам и собственным правилам Facebook — нелегкая задача. Джессика Андерсон из onlinecensorship.org поясняет:

Content moderation is incredibly labor intensive. As the largest platforms continue to grow, these companies are attempting to moderate a staggering volume of content. Workers (who may not have adequate knowledge and training, and may not be well paid) have to make snap decisions about nuanced and culturally-specific content, leading to frequent mistakes and inconsistencies.

Модерация контента — это невероятно трудоемкий процесс. Крупнейшие платформы непрерывно растут, и им приходится модерировать невероятный объем контента. Их сотрудники (у которых может не быть соответствующих знаний, подготовки и достойной оплаты) должны принимать мгновенные решения относительно контента, полного культурных особенностей и других тонкостей, что нередко приводит к ошибкам и противоречиям.

Кроме того, непрозрачность работы компаний не дает активистам и правозащитникам региона оценить масштаб проблемы. Возможно, ситуации, подобные случаю с iTunes, происходят намного чаще, чем известно общественности, ведь о применении цензуры становится известно только тогда, когда кто-то открыто об этом заявляет.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо