Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Свидетельства показывают, что правительство Ирана создавало помехи соединению с Telegram после январских протестов

Сообщения пользователей и различные данные позволяют предположить, что даже после того, как правительство Ирана разблокировало популярный мессенджер, оно продолжало замедлять скорость доступа к нему. Коллаж Махсы Алимардани.

[Ссылки ведут на страницы на английском языке, если не указано иного].

Версия этого поста была написана Махсой Алимардани для ARTICLE19 и публикуется здесь по партнёрскому соглашению.

В разгар протестного движения этой зимы в Иране был введён временный запрет на мессенджер Telegram, а также на другую популярную зарубежную социальную сеть — Instagram. Он продлился с 30 декабря 2017 года по 13 января 2018 года.

Запрет, хоть и временный, имел значительные последствия в Иране, где этот работающий на основе IP мессенджер невероятно популярен. Telegram доминирует на иранском рынке мессенджеров и считается основной платформой (частной и публичной) общения для иранцев.

Из 80 миллионов жителей Ирана 50 миллионов имеют доступ в интернет, и среди них 45 миллионов пользуются Telegram. Публичные каналы Telegram могут похвастаться широким набором тем, как политических, так и о повседневной жизни, среди них — каналы оппозиции за рубежом, которые на других платформах обычно блокируются.

Временный запрет был широко признан, но новые свидетельства показывают, что правительство создавало помехи или замедляло скорость соединения с платформой и в дни после снятия блокировки. Это заставляет ещё больше беспокоиться о попытках Ирана установить жёсткий контроль над сетью.

Запрет Telegram — и признаки создания помех — бросают тень сомнения на заявления о большей открытости интернета, к которой обещала стремиться администрация президента Хасана Рухани. Одно из самых значительных достижений администрации Рухани в продвижении свободы интернета — её успехи в ограде таких платформ, как Instagram и Telegram, от цензуры вопреки стараниям более консервативных и бескомпромиссных элементов в руководстве страны. Но события вокруг Telegram заставляют думать, что старания администрации Рухани разблокировать такие платформы, как Twitter, недоступные с 2009 года, вряд ли скоро увенчаются успехом.

Решение заблокировать Telegram было нарушением установленного процесса и верховенства права со стороны различных служб безопасности [перс] в стране, работающих за границами официального закона и связанных протоколов.

Согласно положениям Закона о компьютерных преступлениях и постановлениям объединяющего несколько агентств Высшего совета киберпространства, до приведения в действие таких решений их должны рассмотреть и одобрить несколько органов. Более поздние заявления министра информационных и коммуникационных технологий Мухаммеда-Джавада Азари Джароми указывают на то, что решения были приняты [перс] Высшим советом национальной безопасности

После снятия блокировки Telegram 13 января 2018 года пользователи сообщили о медленной связи с приложением. Основатель и исполнительный директор Telegram Павел Дуров подтвердил эти заявления в твите от 15 января 2018 года:

Сообщения о том, что @telegram был разблокирован в Иране, соответствуют нашим данным, однако скорость доступа к @telegram в Иране не достигла своего уровня до блокировки. Мы анализируем трафик, чтобы понять причину этого до того, как делать какие-либо заявления.

Данные социальной лаборатории Тегеранского университета показывают, что число постов в персоязычных публичных каналах и число просмотров этих постов после снятия блокировки не сразу вернулись к обычному уровню (розовый участок — время блокировки). Прежние числа были достигнуты только около 20 января 2018 года.

Жёлтый представляет число постов, синий представляет число просмотров постов. Розовая зона представляет период блокировки с 31 декабря 2017 года по 13 января 2018 года. В период после блокировки, судя по всему, имели место проблемы с возвращением уровня просмотров и публикации контента в персоязычных каналах Telegram. Предыдущие спады были вызваны такими событиями, как землетрясения. Данные собраны доктором Тахой Яссери.

Результаты испытаний «Открытой обсерваторией сетевых помех» (Open Observatory of Network Interference, OONI), инициативы, использующей удалённые тесты для проверки технической цензуры интернета в мире, показали медленное возвращение к норме времени на тест в пробах цензуры приложения и веб-версии Telegram в Иране.

Проверки OONI по блокировке приложения и веб-версии Telegram в Иране. Период после блокировки (голубые точки, которые заканчиваются с прекращением цензуры 13 января 2018 года) показывает более медленную скорость подключения, что совпадает с заявлениями пользователей, исполнительного директора Telegram Дурова и другой пользовательской статистикой. График Артуро Филасто, сооснователя и ведущего разработчика ПО для OONI.

Сам Telegram со времени заявления Дурова от 15 января 2018 года не публиковал никаких данных об активности в Иране, сохраняя своё характерное отсутствие открытости касательно вмешательства правительства в работу платформы.

Данные Тегеранского университета и тесты OONI не являются точной наукой. Но вместе с отдельными сообщениями пользователей они становятся серьёзным свидетельством того, что власти продолжали ограничивать использование приложения после снятия запрета, ещё больше нарушая обязательства по обеспечению доступа в интернет, которые обещала исполнить администрация Рухани, как на национальном, так и на международном уровне.

Само правительство не делало официальных заявлений касательно того, создавало оно помехи для подключения или нет. Многие пользователи всё ещё сообщали о том, что медленная скорость загрузки создавала препятствия их работе. 17 января 2018 года министр Джароми написал в Twitter, что он встречался с Высшим советом киберпространства, чтобы координировать их политику в области цифровой экономики, учитывая влияние цензуры интернета на бизнес. Пользователи начали задавать вопросы о роли министерства в замедлении скорости загрузки, но не получили никакого ответа от обычно активно высказывающегося министра.

Министр Джароми пишет 17 января: «После ответа от Верховного совета киберпространства сегодня, оно было одобрено министерством коммуникации, с созданием рабочей группы, состоящей из министра экономики, заместителя научного сообщества, с присутствием Центра национального киберпространства, которая в течение месяца подготовит документ стратегии Исламской Республики Иран в развитии цифровой экономики и представит на одобрение правительству». В ответ один из читателей Джароми спросил: «Г-н министр, правда ли министерство ИКТ намеренно замедляет скорость загрузки картинок и видео в Telegram?» Джароми не ответил.

Учитывая эти свидетельства, министерству ИКТ Ирана, части избранной администрации Рухани, которая должна представлять беспокойства иранского народа, следовало бы открыто определить меры и размах усилий по контролю интернет-коммуникаций.

Кроме того, Telegram не ответил, как была затронута их инфраструктура в стране, когда правительство ввело запрет на платформу. В июле 2017 года компания перевела свою сеть доставки содержимого (CDN) в Иран и начала хранить публичные изображения и видео каналов платформы на серверах в стране, чтобы увеличить скорость скачивания. Telegram также лучше бы послужил иранцам, если бы компания опубликовала любые данные об ограничении доступа правительством или других видах вмешательства в их работу с 15 января.

Хотя теперь Telegram доступен, и правительство, и компания должны создать механизмы подотчётности, чтобы убедиться, что иранцам гарантирован доступ к информации вне зависимости от политики страны или решений компании.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо