Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Как калифорнийские законы о парниковых газах могут помочь неблагоприятным районам

Нефтеперерабатывающие заводы в районе Лос-Анджелеса Уилмингтон. Фото Chris Richard Photos CC 2.0.

[Ссылки ведут на страницы на английском языке, если не указано иного].

Этот пост Криса Ричарда был опубликован на Ensia.com, в журнале, который освещает реализацию принятых решений по международным экологическим проблемам, и опубликован здесь согласно соглашению по обмену контентом. 

Это было время года, которое должно быть идеальным. Повышение температуры обозначило, что в Южную Калифорнию возвращается весна. Трава сменилась с тусклой на ярко-зеленую. Небо, которое может быть бледным и тяжелым зимой, смягчилось до нежно-голубого.

В бейсбольном парке Джона Мендеса района Уилмингтон в Лос-Анджелесе воздух рассекают звуки практики подач. Неподалеку люди привели детей побегать по зеленой траве и поиграть.

И всё же, дню чего-то не достаёт до калифорнийской идиллии.

За полевым забором установлена нефтяная вышка. Нет, она не нависает грозно над окружающим миром. Она просто здесь, огромная установка, выбрасывающая пары — в следующую секунду, еще одно движение насоса, еще один порыв пропитанного маслом ветра. Она делает свою работу: секунда за секундой, день за днем, год за годом, и в прошлом году, и прямо сейчас, она делает свою работу.

Весенний бриз нёс с собой вонь.

«Я думаю об этом каждый день», — говорит Эстебан Эскуеда, тренер Cubs, бейсбольной команды шетландской лиги для 5-ти и 6-тилетних.

Уилмингтон — это рабочий квартал, прилегающий к наиболее загруженному морскому порту Соединенных Штатов и насчитывающий четыре нефтеперерабатывающих завода. Он усыпан нефтяными скважинами и резервуарами для хранения, некоторые из которых находятся непосредственно напротив домов.

«Когда я чувствую этот запах, я думаю о людях, которые заболевают», — говорит Эскуэда.

Об этом беспокоится и Сандра Сепулведа. «Мы дышим этим воздухом, — говорит Сепулведа, которая прожила в Уилмингтоне больше десяти лет и имеет двух молодых сыновей. — Кто знает, как это может отразиться на нашем здоровье?»

Так как калифорнийские законодатели вызвались сделать свой штат лидером национальной политики по вопросам выбросов в атмосферу и глобальных климатических изменений, активисты по защите окружающей среды хотят, что бы на этот вопрос ответили более предметно.

В сентябре 2016 губернатор штата Джерри Браун подписал сенатский законопроект №32 (SB 32), который требует от штата к 2030 году сократить выбросы парникового газа до уровня на 40% ниже показателей 1990 года.

Штат уже двигался по направлению сокращения выбросов углерода с момента принятия в 2006 году ассамблеей штата законопроекта №32 (AB 32). Этот важнейший закон обязывает штат к 2020 году сократить выбросы углерода до уровня 1990 года.

AB 32 поспособствовал появлению множества нормативно-правовых актов и природоохранных решений, от калифорнийского закона о торговле эмиссионными квотами на промышленные выбросы углерода до льгот на установку солнечных батарей и приобретение электрических автомобилей или автомобилей на топливных элементах.

Эксперты говорят, что SB 32 потребует гораздо более решительных изменений.«Усилие, которое потребуется от промышленности, будет исполинским, — говорит Джим Суини, директор Прекорт-Центра энергетической эффективности Стэнфордского университета. — Кроме того, придется вводить очень агрессивные правила, требующие от людей модифицировать их дома или менять тип машин, которые они водят. Кто собирается за всё это платить? Как работающие люди смогут себе это вообще когда-либо позволить?»

Вместе с этим, такие люди, как Эскуэда и Сепулведа, всё чаще задаются вопросом о том, как они вписываются в попытку Калифорнии повернуть изменение климата вспять. На сегодняшний день, некоторые из калифорнийских экологов успешно доказывают, что законы, направленные на сокращение парниковых газов, также помогают малоимущим, во многом состоящим из представителей меньшинств сообществам штата за счет сокращения респираторных заболеваний в районах с наибольшим загрязнением воздуха. Исторически, эти калифорнийцы поддерживают более строгие природоохранные правила. Но, несмотря на то, что Эскуэда и другие по-прежнему радушно встречают шаги, которые предпринимает их родной штат для сокращения скорости глобального потепления, они хотят видеть больше, гораздо больше экологических улучшений непосредственно в собственных районах. И они жаждут большего количества программ, по которым люди из их районов могли бы позволить себе соответствовать всё более строгим правилам в области регулирования выброса парниковых газов.

Установление ограничений для со-загрязнителей

В основе усилий Калифорнии по сокращению выбросов парниковых газов лежит программа торговли эмиссионными квотами (ПТЭК). Квота представляет собой ограничение штата на выбросы парникового газа для определенных отраслей промышленности, которое со временем становится всё строже. Чтобы соответствовать ограничениям, установленным в штате, у компаний есть три варианта действий: сократить выбросы, купить права на продолжение выбросов парниковых газов или приобрести «офсеты», позволяющие им компенсировать высокий уровень выбросов в одной области за счет сокращений в другой.

При третьем варианте, однако, штат не требует, чтобы экологическая выгода была в Калифорнии.

Исследование Университета Южной Калифорнии выявило, что в первые два года после начала ПТЭК в 2013 году, более чем три четверти офсетов были приобретены для проектов за пределами штата. Тем временем, фабрики, которые купили разрешения на продолжение выброса парниковых газов, выбрасывали пропорциональное количество «со-загрязнителей». Фактически, исследование выявило, что в первые годы ПТЭК в районах, окружающих индустриальные города, объем выбросов возрос.

По закону Калифорнии, доходы от аукциона по продаже разрешений на выбросы обязаны использоваться для программ, сокращающих выбросы парниковых газов. В 2012 году законодатели штата выпустили сенатский законопроект №535, который распределил четверть доходов с аукциона на субсидии для проектов, обеспечивающих экологические выгоды для «неблагополучных районов». Прошлогодний законопроект ассамблеи №1550 ужесточил это требование, требуя использовать 25 процентов фондов аукциона в таких районах.

Штат определяет такие районы посредством инструмента компьютерной экспертизы, который оценивает экологические, демографические и социально-экономические данные и показатели здоровья для каждого района переписи населения по всей Калифорнии. Предполагается, что деньги должны уходить на экологические программы в наиболее пострадавших районах. Но у некоторых есть вопросы к распределению.

«Мой округ имеет наивысший уровень загрязнения воздуха в штате, и, тем не менее, этот округ получает от ПТЭК наименьшее количество денег для решения наших проблем, — заявляет член ассамблеи штата Кристина Гарсия. — Так не может продолжаться».

Гарсия, председатель комитета ассамблеи по природным ресурсам, возглавляет кампанию новой коалиции законодателей из наиболее загрязненных районов Калифорнии, направленную на увеличение субсидий в поддержку экологической справедливости.

В конце апреля 2017 года комитет Гарсии принял законопроект ассамблеи №378, который формализовал регулирование загрязнения воздуха как часть ПТЭК. Он обязал управление по воздушным ресурсам штата установить для каждой фабрики ограничения на загрязнение воздуха.

«Мы были сильно озабочены тем, инвестируются ли доходы от аукциона ПТЭК в районы, которые принимают основной удар от этих со-загрязнителей, — говорит Кевин де Леон, временно исполняющий обязанности президента сената штата. — Так как мы движемся в направлении продления ПТЭК, очень важно, чтобы такие районы были обеспечены необходимыми ресурсами для борьбы с этими вредными выбросами».

Более того, избранные чиновники, такие как де Леон и Гарсия, ссылаются на этот аргумент при обсуждении SB 32. Губернатор Браун утверждает, что продолжение ПТЭК необходимо для достижения цели. Активисты по ограничению налогов, тем временем, заявляют, что программа противоречит конституции, так как законодатели штата изначально приняли ее простым большинством голосов, а не абсолютным большинством, что обычно требуется для введения налога. Но апелляционный суд штата недавно отклонил этот аргумент, сославшись на то, что ПТЭК не является налогом, так как покупка офсетов или приобретение прав на загрязнение — добровольны. Браун предвидит еще больше вызовов и добивается двух третей голосов в законодательном собрании штата для одобрения продления ПТЭК.

Абсолютного большинства такого типа сложно добиться. Законодатели, представляющие сильно загрязненные районы, используют свои голоса, чтобы добиться продвижения программ, которые могут быть выгодны их избирателям.

«Законы штата, относящиеся к изменению климата, получили название „экологическая политика просачивания“ [прим. редактора: аллюзия на “экономику просачивания”, предполагающую, что принятие мер, благоприятствующих высшим слоям общества, приведёт к улучшению ситуации для менее обеспеченных слоёв]», — говорит член ассамблеи штата Эдуардо Гарсия, добившийся в прошлом году принятия закона, увязавшего новые правила регулирования выброса парниковых газов в штате с новой системой контроля государственными законодателями и требующего большего внимания к загрязнению вокруг промышленных установок вместо простого наблюдения за общим сокращением выбросов в штате.

«Возможно, ранее экологические выгоды и просачивались, но не достаточно глубоко. Мы как бы переворачиваем просачивание с ног на голову, чтобы оно приносило выгоду всем калифорнийцам», — заявляет Эдуардо Гарсия.

Чистые машины для всех

Расширение участия в экологических программах штата — это еще одно направление, в котором калифорнийцы работают, чтобы экологические программы достигли всех и каждого. В 2014 году де Леон возглавил движение к принятию закона, который направил компетентные органы штата на создание программ, повышающих доступ к экологически чистому транспорту в районах с низкими доходами. Закон направлен на то, чтобы к 2025 году на дорогах имелось 1,5 миллиона электрических автомобилей или автомобилей c водородными двигателями.

«Если мы хотим существенно снизить углеродные выбросы, которые носят глобальный характер, мы должны убедиться в том, что такие машины доступны для работающих семей», — говорит де Леон.

Закон реализуется в пилотной программе предложенной базирующейся в городе Ричмонд, штат Калифорния, Корпорацией социального жилищного строительства (КСЖС), которая предоставляет финансирование по бывшим в употреблении гибридным, электрическим автомобилям или автомобилям на топливных элементах для малоимущих жителей шести округов Северной Калифорнии. Менеджер программы КСЖС Вивиан Рананджи работает над расширением сервиса по всему штату.

Схожим образом, экологическая некоммерческая организация Valley Clean Air Now использует деньги от ПТЭК для финансирования программы обмена для малоимущих жителей долины Сан-Хоакин. Исполнительный директор Том Нокс сообщает, что он регулярно помогает клиентам обменивать автомобили с двигателями внутреннего сгорания, которые дорого содержать, на более новые и более надежные подержанные электрокары.

Нокс заявляет, что он с легкостью может себе представить действие подобного обмена в масштабах всей страны.

«Мы здесь не имеем дело с прибрежными зонами, вроде Санта-Моники», — говорит он, ссылаясь на одну либеральную часть штата. Культура и экономика долины Сан-Хоакин более сравнима, скажем, с Канзасом или другими более консервативными районами страны, чем с либеральными анклавами, заявляет он.

«Разница здесь в том, что у нас есть программа по торговле эмиссионными квотами, которая сама по себе является предметом споров по стране, — говорит он. — Но, какой бы ни был источник финансирования, я могу заявить, что финансирование таких программ добровольного стимулирования невероятно эффективно».

В Лос-Анджелесе Барам Фазели, директор по политике и исследованиям некоммерческой группы активистов Communities for a Better Environment, желает значительного распространения подобных программ.

«Это правда, что, когда вы отправляетесь в Сакраменто сегодня, кажется, будто у всех есть законы, продвигающие программу электромобилей. Но это все еще дополнительные меры, а мы нуждаемся в программах, направленных на коренные преобразования, особенно в южном Лос-Анджелесе, — заявляет он. — Если мы собираемся достичь наших целей для 2030 года, мы не можем более продолжать вести дела, как раньше».

Эми Вандерваркер, содиректор группы активистов California Environmental Justice Alliance, хочет донести это трансформационное сообщение до более широкой аудитории. «На что мы действительно рассчитываем, особенно в контексте федерального правительства, это показать, что лидерство в вопросах климата, в том виде, в котором оно представлено сегодня в Калифорнии и по всей стране, это политика, ставящая во главу угла экологическую справедливость и принципы беспристрастности. Именно так Калифорния может продолжать лидировать», — говорит она.

Глоток свежего воздуха

Аико Шафер, координатор вашингтонгской Front and Centered, коалиции групп по экологической и экономической справедливости, говорит, что пример Калифорнии вдохновил ее группу на поддержку закона о налоге на выбросы углерода, который включает прямую финансовую поддержку для районов, наиболее явно пострадавших от загрязнений.

«Идея реинвестирования углеродных доходов в пользу районов с наиболее высокими показаниями загрязнения, смоделированная в Калифорнии, как мы видим, это то, что находит свое место в политике штатов по всей стране», — говорит Шафер.

Рейф Андерсон, который живет по соседству с Уилмингтоном, в Сан-Педро, посетил недавний климатический марш недалеко от нефтеперерабатывающего завода, анонсировавшего планы по расширению. Он заявляет, только это и разумно — сделать так, что бы компания сама разбиралась с теми загрязнениями, которые создает.

«Если вы живете здесь, вы просыпаетесь утром, выходите на улицу и видите эту ужасающую грязь на вашей машине, как пример, и вы знаете, что дышите всем этим. — говорит он. — Я не могу понять, почему вы говорите этим загрязнителям: „Мы будем следить за частью бардака, который вы творите на этой планете, но не за всем им“».

Несколькими кварталами дальше, рядом с бейсбольным парком Уилмингтона, где возвышается нефтяная вышка, Сандра Сепулведа сделала вдох. Это была суббота, и грузовики, которые обычно скапливаются на Бульваре Харри Бриджес, в выходные поредели.

В этот день не было пробок. Не чувствовался запах дизельных паров. Свежий ветер развеял зловоние нефтяной скважины.

Можно было почувствовать запах океана. Он пах очень приятно.

Приверженцы нового сочетания природоохранной политики и социальной справедливости рассчитывают на экологические улучшения, которые будут постоянными и изменят жизнь в их районах, гораздо в большей степени, чем глоток свежего воздуха, зависящий от изменения ветра.

Крис Ричард  — журналист-фрилансер из Лос-Анджелеса. Он пишет об уголовном правосудии, здравоохранении и окружающей среде. Его работы издавались в The California Report, The California Health Report, Grist и The Christian Science Monitor.

Переводчик: Александра Касьянова

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо