Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Одинокий конец одного из самых публичных людей Эфиопии

Специальный выпуск на канале ESAT, посвящённый Ассефе Чабо, 25 апреля 2017 года. Скриншот с передачи, опубликованной на официальном канале ESAT TV на YouTube.

[Ссылки ведут на страницы на английском языке, если не указано иного].

Двадцать третьего апреля в изгнании закончилась жизнь Ассефы Чабо — писателя, который был сияющим символом политического движения Эфиопии 1970-х годов и последовавших репрессий. Ему было 73 года.

Ассефа прожил жизнь публичного, но очень одинокого человека. По словам [амх] одного из его друзей, в последний раз они общались по телефону около двух недель назад. Двадцатого апреля находящаяся в ссылке знакомая писателя и эфиопский политик Биртукан Мидекса пожаловалась друзьям на то, что они давно уже не общались друг с другом. Когда она звонила ему, он не брал трубку.

На его страничке в Facebook, где он обычно делился своими комментариями, последняя запись была сделана 3 апреля.

Обеспокоенная нарушением обычного режима, Биртукан без устали пыталась связаться с Ассефой. Его телефон звонил, но никто не брал трубку. Она продолжала свои бесконечные попытки, пока трубку наконец не сняла ухаживающая за ним медсестра, которая объяснила, что писатель был помещён в отделение реанимации больницы Parkland в Далласе, штат Техас. Сообщалось, что он сам лёг в больницу с неопределённым диагнозом.

О кончине писателя сообщил через Facebook его друг Яред Тибебу.

Ассефа получил образование в Университете Аддис-Абебы. Своим современникам он запомнится как писатель и участник движения эфиопских революционеров поколения 60-х, сражавшихся за свободу от политических репрессий.

В 1980-х годах в период военной диктатуры Менгисту Хайле Мариама его творчество стоило ему двенадцати чудовищных лет, проведённых в темницах Аддис-Абебы в качестве политического заключённого.

В 1991 году гражданская война завершилась победой ныне действующего политического режима, и писатель был освобождён из тюрьмы. После этого он некоторое время провёл в составе временного правительства Эфиопии, однако вскоре его отношения с властями испортились. В 1993 году он навсегда покинул страну, прожив последние двадцать лет своей жизни в Соединенных Штатах Америки.

У Ассефы осталось четверо детей, также он был известным правоведом, чьи труды и политическая интуиция послужили источником вдохновения не одному поколению молодёжи. Несмотря на всё это, в конце своей жизни он страдал в одиночестве бледного света изгнания.

Обстоятельства его кончины вызвали у эфиопской диаспоры глубокое сочувствие и священные пожелания «покойся с миром», однако Ассефа — не единственный писатель Эфиопии, которому пришлось встретить смерть в ссылке.

Обложка книги Ассефы

После эфиопской революции 1974 года многие достойные граждане, посвятившие свою жизнь служению стране, умерли в изгнании. Великий поэт, переводчик и драматург Цегайе Габре-Медхин скончался в 2006 году в Нью-Йорке, куда он переехал из Эфиопии в 1998 году. Гебре Кристос Деста, которого называют отцом современного искусства Эфиопии, умер в Лотоне, штат Оклахома.

В 1978 году он был вынужден покинуть страну, отправившись сначала в Кению, затем в Германию и наконец добрался до США, где он получил политическое убежище и прожил до своей смерти в 1981 году.

В 2015 году, находясь в ссылке в Вашингтоне, умер один из самых ярких представителей эфиопской журналистики Мулгета Луле. Такую же судьбу разделил Тесфайе Лемма, представлявший собой, пожалуй, наиболее значительную фигуру музыкального наследия Эфиопии; ему пришлось уехать в изгнание в США, где до своей кончины он успел основать культурный центр Эфиопии в округе Колумбия.

Это всего лишь несколько из многочисленных эфиопских граждан, которые оказались на стороне побеждённых в политической битве страны и были вынуждены спасаться бегством.

Как своими трудами, так и непосредственно занимаясь организацией различных политических формирований, Ассефа сыграл выдающуюся роль как в период студенческого восстания в 1970-х, так и в последующие годы. Несмотря на то, что, покинув свою родину, писатель жил в уединении, ему удавалось регулярно общаться с прессой внутри страны. Со страстью автора, отрезанного от своей отчизны, он писал о том, что называл «Эфиопия — наш общий дом».

Фотография взята с канала Addis Vision на YouTube

В 2016 году он опубликовал свои мемуары. Во время недавних протестов в Эфиопии он писал открытые письма в адрес правительства страны и собирал поддержку через Facebook .

По утверждению друзей Ассефы, он всегда мечтал вернуться в дом своего детства в деревне Ченча на юге Эфиопии. Чтобы исполнить последнее желание писателя, представители эфиопской диаспоры в Далласе, а также друзья, узнавшие о его кончине, открыли для него страничку gofundme. Поступающая щедрая поддержка позволит отправить его останки к месту последнего пристанища.

В смерти Ассефы присутствует грусть изгнания, нечто одновременно глубоко личное и политическое.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо