Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Дорога в университет в Парагвае может быть опасной для жизни

Кристиан Киньонес и Эвер Перейра с понедельника по четверг ходят в частный университет, находящийся в городе Вальеми. Чтобы добраться туда, им надо пересечь реку на маленькой лодке. Фотография Николаса Саенса, взята с официального сайта Kurtural с разрешения.

[Все ссылки статьи ведут на сайты на испанском языке, если не указано иное].

Серия «Летающие коровы, рушашиеся школы», публикующаяся на парагвайском сайте экономических и культурных новостей Kurtural, рассказывает о трудностях, с которыми сталкиваются студенты в образовательной системе Парагвая. Далее следует последний выпуск за авторством Патрисии Бенитес. Он будет опубликован на Global Voices в двух частях.

С понедельника по четверг, с семи утра до часу дня, Кристиан Киньонес работает секретарём в суде в Пуэрто-Касадо [рус]. Город отмечен на Google Maps как Ла-Виктория, но его настоящее название происходит от имени Карлоса Касадо дель-Алисаль [анг], испанца, ставшего в 1889 году владельцем практически всего региона после покупки пяти миллионов гектар государственной земли, что немного превышает территорию Коста-Рики, Словакии, Швейцарии или Бельгии.

На этих землях, находящихся недалеко от бразильской границы, Касадо открыл первое в Америке предприятие по добыче танина, вещества, которое на тот момент пользовалось большим спросом благодаря своей роли в процессе выделки кож. Источником этого мощного вяжущего вещества была кора квебрахо, южноамериканского дерева, росшего в то время на большей части купленной Карлосом Касадо территории, где также проживали парагвайцы и аборигены.

В начале XX века благодаря промыслу в лесах квебрахо Пуэрто-Касадо сильно вырос. Электричество появилось там даже раньше, чем в столице, Асунсьоне, при помощи системы собственного производства: опилки переработанного квербрахо питали огонь, кипятящий воду, и таким образом добывалась энергия, требуемая на производстве. Её избыток поставлялся в дома работников высокого ранга и иностранцам из Аргентины, Германии, Венгрии и других стран.

Весь город, или как минимум большая его часть, работала на производстве, в иерархии которого самые низкие кадры принадлежали парагвайцам, которые, хотя и не занимали управляющие посты, получали административные и счётные навыки. В категории ниже находились разнорабочие и десятники. Эти места обычно занимали аборигены разных народов других частей Чако [анг], поселившиеся в Касадо. Так говорит Валентина Бонифачо [анг], итальянский антрополог, который уже много лет изучает историю Пуэрто-Касадо.

Сейчас население Пуэрто-Касадо составляет чуть больше семи тысяч жителей. Большинство из них — потомки работников производства. Дом с белыми стенами и просторным двором, который Кристиан Киньонес покидает каждый раз, когда часы показывают три часа дня, держится на широких колоннах. Это стволы квебрахо, дерева столь твёрдого, что о него ломаются топоры, откуда и произошло его название на испанском: quebracho, что дословно означает «топоролом».

Крыша дома, в котором вырос Кристиан и где он сейчас живёт со своей семьёй — работа его отца, наследие эпохи изобилия в этой земле. Однако в отличие от отца, работавшего кузнецом на старую компанию, Кристиан не видел танина и поездов на железной дороге, построенной предприятием в 1927 году для перевоза дерева из леса до фабрики.

Дорога в университет

Сегодня в Пуэрто-Касадо нет ни частных, ни государственных университетов. Поэтому у Кристиана Киньонеса, работника городского мирового суда, студента третьего курса на кафедре права, единственная надежда получить диплом о высшем образовании находится на другом берегу реки, в городе Вальеми провинции Консепсьон. Он направляется туда каждый день с понедельника по четверг в компании своего старого друга, Эвера Перейры, с которым он сидел за одной партой в старших классах. Они вместе посещают филиал Университета Марии Серраны, частного учреждения, созданного в 2009 году. Университет, однако, пока не получил аккредитацию Национального агенства по оценке и аккредитации высшего образования.

Если бы Киньонес мог выбирать, то он бы пошёл в государственный университет. «Мечта любого, желающего стать профессионалом, это поступить в Национальный университет Асунсьона». Он говорит об этом как об очевидной вещи. Ближайший государственный университет — Национальный университет Консепсьона, расположенный в городе с тем же названием, в 200 километрах от Пуэрто-Касадо.

Предложение высшего образования в Парагвае ограничено. По всей стране есть семь государственных университетов с филиалами в некоторых городах, тогда как существует ещё 47 частных учреждений высшего образования с огромным количеством филиалов по всей стране. Кроме того, большая часть населения в общем не может учиться в государственных учреждениях по многим причинам. Стоимость учёбы высока, а расписание некоторых направлений не позволяют совмещать работу с учёбой, что очень важно для тех, кто нуждается в деньгах для проживания.

Переправа на собственной лодке обходится Кристиану Киньонесу в 1 доллар. Можно также воспользоваться услугами частной компании, которая берёт за них в 15 раз больше стоимости общественного транспорта в Асунсьоне. Фотография Николаса Саенса, взята с официального сайта Kurtural с разрешением.

Солнце ярко светит. Нет ни ветерка, ни облачка, предвещающих непогоду. В такой день путешествие в Вальеми длится полтора часа. Даже при прекрасной погоде это путешествие по необъятной, окружённой великолепными холмами реке Парагвай, куда впадает река Апа, не всегда приятно. Оглушающий рёв мотора лодки погружает пассажиров в уединённое созерцание природы, которая покажется удивительной тому, кто видит её впервые, но, превращаясь в рутину, оно начинает надоедать. «Мы садимся и с tovasy (серьёзные лица) jagua canóaisha (как собаки в лодке) мы направляемся к Вальеми», — шутит Кристиан на гуаранийском.

Эверу Перейре, студенту кафедры бухгалтерского дела, всегда нравилась математика. Он отец двух маленьких детей, которых он содержит, рубя деревья, которые потом станут столбами. Он занимается этой утомительной работой в гуще леса.

Однажды, в 2015 году, наслаждаясь работой в этом офисе под открытым небом, он решил вернуться к учёбе.

Кораблекрушение

До среды, 8 июня 2016 года, ни Кристиан Киньонес, ни Эвер Перейра не терпели кораблекрушения. В тот день не дул ни южный, ни северный ветер, но было очень холодно. По привычке, Киньонес, Перейра и его младший девятнадцатилетний брат Луис, который на тот момент учился вместе с ними, пересекли реку по направлению к университету, как они делали с марта. Тогда их сопровождали Рамон Парэдес и его сын Бласидо, их соседи. Они попросили подбросить их до Вальеми, где они хотели купить запасные детали для мотоцикла. Механик Парэдес многократно плавал с ними. Никто и не подозревал, что этот раз станет последним.

В тот холодный осенний вечер первый заплыв прошёл нормально. Но возвращение, возможно, из-за дополнительного веса коробок с купленными деталями, стало всесокрушающим. Через двадцать минут после отплыва от берега страх поглотил мужчин. Около 10 часов вечера маленькая лодка начала идти ко дну, находясь в более чем шести километрах от порта Вальеми. С одним только фонариком на руках, пятеро пассажиров пытались вычерпать воду, которая беспрестанно наполняла лодку, но безрезультатно. Не сработала и попытка столкновения, которое пытался создать Кристиан по просьбе кого-то, кого он уже не помнит, это был один из тех отчаянно кричавших голосов. Когда мотор полностью погрузился под воду, единственным выходом оставалось прыгнуть в темноту. Ни у кого не было спасательного жилета.

«Я ничего не видел, но прыгнул. Я немного проплыл, ухватился за гиацинт и потихоньку начал выходить из воды», — говорит Киньонес, вспоминая о тех ужасных мгновениях. Но земля, на которую он ступил, не принадлежала ни Вальеми, ни Пуэрто-Касадо. Он попал на маленький остров между селениями. Братья Перэйра, из семьи рыбаков — отличные пловцы, также добрались до него. Но от Рамона и Бласидо Парэдесов не осталось и следа.

Киньонес и братья Перейра кричали их имена на протяжении нескольких минут, но никто не ответил. Мокрые, на грани переохлаждения, они проложили себе путь в глубь острова в поисках помощи, и только через полчаса они нашли группу рыбаков, которые их спасли и помогли им в поисках пропавших друзей. Несколько часов спустя было найдено бездыханное тело Басилио Парэдеса. Тело его отца было найдено три дня спустя во время поисков, организованных вооружёнными силами.

«Мы понимали, что такое может произойти, но мы не представляли, что последствия будут такими тяжёлыми. Понимая, что рискуем, мы ежедневно садились на лодку. Быть на воде — риск, такова жизнь, только вода чуть более опасна», — говорит Киньонес об аварии той июньской ночи, унёсшей жизни его друзей. Однако это был не первый раз, когда учёба приносила в его жизнь трагедию.

Во второй части статьи мы рассмотрим более детально все трудности и риски, с которыми сталкиваются Киньонес и другие студенты, желающих получить высшее образование.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо