Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Я доктор-мусульманин, и границы или запреты этому не помешают

Граффити от «Бэнкси»: Доктор «мирных сердец». Сан-Франциско, апрель 2010 года. Фото пользователя Flickr Kanaka Rastamon. CC BY-NC 2.0

[Все ссылки ведут на страницы на английском языке].

Эта заметка Джалаля Баига изначально появилась на PRI.org на английском языке 30 января 2017 года. Она публикуется здесь как часть партнёрства между PRI и Global Voices.

Практика медицины никогда не ограничивалась границами или стенами. А способность врача исцелять никогда не определялась цветом его или её паспорта.

Но теперь указ президента Дональда Трампа, запрещающий въезд иммигрантам из семи стран, большинство жителей которых — мусульмане, представляет собой беспрецедентную угрозу докторам-иммигрантам и пациентам и системе здравоохранения нашей нации. Его сохранение и расширение может иметь губительные последствия.

Мусульмане составляют 5 процентов от общего числа врачей в США. Хотя некоторые родились за рубежом, другие, как моя жена и я, являются сыновьями и дочерьми иммигрантов. Мои родители — из Пакистана.

Иммигранты составляют 28 процентов докторов и хирургов Америки. Многие из них приехали из таких стран, как Мексика, Пакистан, Египет, Иран и Сирия, чтобы исполнить всеобщую Клятву Гиппократа.

Препятствия, которые они преодолели, чтобы служить пациентам, многочисленны. Они не только оставили позади семью, но и бежали от других сложностей и преследований. Эти люди потратили годы, сдавая экзамены на получение лицензии и работая, чтобы обрести возможность претендовать хотя бы на место в ординатуре, конкурс куда невероятно высок. В 2016 году только 51,9 процентов международных выпускников медицинских школ успешно нашли себе место.

Несмотря на процесс, полный сложностей и неизвестности, ими движет исключительно американское обещание равных возможностей и бескорыстное желание поддерживать жизни тех, кто страдает от болезней.

Их отточенные навыки и сострадание будут необходимы для поддержки системы здравоохранения страны, ведь всё больше врачей требуется для предоставления первой помощи на территориях, где их не хватает, а число людей старше 65 лет, по предсказаниям, удвоится к 2030 году. Меняющемуся населению Америки также принесёт пользу разнообразие докторов, чувствительных к культурным и лингвистическим потребностям пациентов.

Кроме того, медицина не может продвигаться без вклада иммигрантов в исследования. Сорок два процента исследователей в семи главных центрах по исследованию рака — иммигранты. Мои усилия как онколога излечить рак пациента были бы куда менее успешны без лекарств, существование которых возможно благодаря их усердной работе. И все шесть американцев, выигравших Нобелевские премии по различным наукам в 2016 году были иммигрантами.

Со всем этим нужно считаться, когда ошибочный запрет на иммиграцию президента Трампа может причинить вред тем, кто приезжает в Соединённые Штаты Америки только со своими стетоскопами и искренним желанием принести процветание американским жизням.

Здесь нет террористов. Есть только человечность.

Джалаль Баиг — доктор из Чикаго и сотрудник департамента гематологии и онкологии больницы при Иллинойсском университете в Чикаго.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо