Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Как много пишут о войне в Сирии — и как мало мы о ней знаем

Syria liveuamap of Aleppo depicting verified events on December 7, 2016, as Aleppo was falling. Liveuamap is an "opendata-driven media platform" that tracks events in conflict by time, location and type. http://syria.liveuamap.com/en/time/07.12.2016

Военная карта подтверждённых событий в Алеппо, Сирия, от 7 декабря 2016 года с сайта Liveuamap, показывающая поражение города. Liveuamap является “медиа-платформой открытой информации”, отслеживающей развитие конфликтов по типу, времени и месту. http://syria.liveuamap.com/en/time/07.12.2016

Аудио-версия этой истории находится на PRI.org

[Все ссылки ведут на страницы на английском языке].

Мы следим за сообщениями семилетней девочки Баны Алабед и ее матери в Twitter; читаем последние сообщения активистов и бойцов, ожидающих плена или смерти, одновременно пытаясь проверить достоверность информации о химических атаках и противоречащие друг другу рассказы о бомбежках больниц. И в то же время мы с огромным трудом понимаем, что же на самом деле происходит и соответствует ли вся эта информация реальности и нашему восприятию происходящих событий.

Гражданская война в Сирии, возможно, является самым документированным конфликтом в истории человечества. Об этой войне и жизни, которая продолжается несмотря на войну, о кризисе беженцев, порожденном ею, уже есть миллионы фотографий, аудиофайлов, видео, блогов и сообщений в Twitter. Эти средства — созданные журналистами, гражданами, активистами, сражающимися и жертвами — все это продукт нашей буржуазной культуры медиа-участия, наложения цифровой документации и отображения, являющегося неизменной характеристикой современной жизни.

До войны в Сирии достаточно широко и уверенно развивались коммуникационные технологии, был доступ к средствам массовой информации, спутниковому телевидению, интернету и сетевой связи. Всё это давало сирийцам возможность общения между собой и с внешним миром. Используя то, что осталось от технологий с мирного времени, люди в зонах конфликта продолжают делиться информацией. Несмотря на войну (или, возможно, именно из-за нее), средства гражданской информации Сирии, постоянно оттачивая свои навыки и опыт, являются важнейшим каналом документирования этого вооруженного конфликта.

И тем не менее доступ к огромным архивам информации в интернете о войне еще не гарантирует, что организация этой информации находится в соответствии с тем, что мы ожидаем от военных репортажей. Всё это потому, что информация о современных конфликтах – это не просто беспристрастный отчет о фактах в хронологическом порядке. Скорее наоборот, информация стала частью битвы мнений о войне и о сражающихся. В свою очередь это формирует позицию о том, кто справедлив и морален, кого стоит поддержать политически или выделив средства, а кого следует сделать мишенью для атаки.

Владение и манипуляция информацией стали неотъемлемым стратегическим элементом этого конфликта, а контроль над ней превратился в мощное оружие. Сирийская электронная армия, полугосударственная сила, поддерживающая режим Асада, на ранней стадии конфликта держала на прицеле активистов используя  атаки типа “распределённый отказ в обслуживании” (DDoS), взломы и вредоносные программы. В то же время как режим Асада, так и ИГИЛ [организация, запрещенная в России – прим. переводчика] занимались преследованием журналистов за их работу.

ИГИЛ [организация, запрещенная в России – прим. переводчика] удалось изменить ход войны с помощью точно спланированного порочного круга насилия, в частности, документируя казни западных журналистов и распространяя видеозаписи через средства массовой информации.

Туман войны не появляется на пустом месте; стороны стратегически способствуют его созданию с целью запутать и мистифицировать противница.

Противостоять силам дезинформации, находить и выстраивать разборчивые повествования о войне – всё это огромный и тяжелый труд. Теперь, когда мы знаем принципы и порядок определения приоритетов и проверки информации, поступающей из Сирии, мы можем разбираться с фактами и выявить доказательства путем тщательного анализа. С помощью методов медиа-экспертизы, таких как обратный поиск изображений, метаданные и геолокация, мы можем строить и поддерживать отношения с друзьями, которым мы доверяем, коллегами и источниками, которые действительно близки к зоне конфликта.

Мы многое можем знать о войне, но просто знать факты далеко не достаточно, чтобы повлиять на события. Демонстрируемые факты не обязательно влияют на исход ситуации. В этом и заключается суть понимания власти и ее пределов.

Оригинал этой истории был опубликован партнером Global Voices, Public Radio International.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо