Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Если вы темнокожий приезжий в Бразилии: студент медицинского колледжа из Африки делится своей историей

Флери Джонсон (Fleury Johnson) из Того, путешествуя по "Сахарной вершине" (the Sugarloaf) в Рио-де-Жанейро, Бразилия. Опубликовано по разрешению.

Флери Джонсон (Fleury Johnson) из Того на «Сахарной голове» в Рио-де-Жанейро, Бразилия. Опубликовано с разрешения.

В 2011 году, когда Флери Джонсон (Fleury Johnson) решил переехать для изучения медицины из своего родного города Ломе (Того) в Рио-де-Жанейро, у него были те же представления о Бразилии, что и у многих иностранцев. Он воображал бразильцев жизнерадостными и позитивными людьми. Джонсон знал об экономическом росте страны, а так же о том, что население до сих пор сталкивается с проблемами, аналогичными проблемам в Африке. Но больше всего он был уверен в том, что в Бразилии нет расизма и белые люди живут там с темнокожими людьми в гармонии.

24-летний студент не ожидал настолько горького разочарования, особенно когда дело в Бразилии дошло до расизма.

«Я был шокирован, как только оказался в аэропорту Гуарульюс в Сан-Паулу. Вокруг меня были только белые. Я поинтересовался, действительно ли я в Бразилии», — рассказал он Global Voices.

В 2016 году, находясь на полпути к получению степени бакалавра медицины в Федеральном университете Рио-де-Жанейро (одного из наиболее престижных в стране), Джонсон решил вести блог [порт] о своей жизни в Бразилии на португальском языке, на котором он теперь бегло говорит. Он использует одну из свободных форм ведения блога, которая вышла из моды десятилетие назад, рассказывая абсолютно обо всем: от походных троп в окрестностях Рио до значения африканских имен. И особенно он заинтересован в повышении осведомленности бразильцев о своём родном континенте и, в частности, о своей родине — Того.

Но тема, которая, вероятно, наиболее захватила его читателей — это его шок относительно столкновения с расизмом по другую сторону Атлантики.

В июле его пост под заголовком «Бразилия против Реальности» распространился как вирус — он был сразу же опубликован несколькими средствами массовой информации и получил немыслимое количество отзывов. «Несколько человек обратились ко мне с просьбой использовать мою статью в своих дипломных и кандидатских диссертациях, что сделало меня очень счастливым».

В посте Джонсон описал свое личное столкновение с расизмом в Бразилии, например, при попытке устроиться в больницу для прохождения интернатуры — когда служащий усомнился в том, что он может быть студентом медицинского ВУЗа. В другой раз пациент отказался принять лечение из-за того, что Джонсон — черный. И эти случаи далеко не редкость для темнокожих студентов, изучающих медицину в Бразилии, говорит Джонсон.

«После того как этот пост стал популярным, многие молодые темнокожие бразильцы, пожелавшие изучать медицину, связались со мной, рассказав, что я воодушевил их».

Блог Джонсона также примечателен тем, что показывает читателям, насколько выматывающей может быть обыкновенная повседневная жизнь приезжего темнокожего человека. Наследие более чем 300-летней трансатлантической работорговли примешивается здесь к месту Бразилии в развивающемся мире, где бразильцы известны своей открытостью и любопытством к иностранцам.

В своем блоге Джонсон описал следующий случай:

Aqui em casa meus amigos(todos pretos) falaram para a gente ir até para o mercado arrumado. A primeira vez que fui desarrumado, uma mulher que estava na minha frente atravessou a rua rapidamente. Depois que ela percebeu que entrei no mercado, ela também entrou e foi puxar assunto comigo porque percebeu que eu estava indo só comprar. Ela percebeu então pelo meu sotaque que eu sou estrangeiro e se animou em conversar mais. Imagina o que passa o negro pobre da favela.

Здесь, у себя дома, друзья (все темнокожие) говорили нам, что нужно ходить в магазин хорошо одетым. Когда я впервые был плохо одет, женщина, которая шла мне навстречу, быстро перешла на другую сторону улицы. Позже, когда она увидела, что я вошел в супермаркет, она вошла следом за мной и подошла поговорить, так как поняла, что я просто шел за покупками. По моему акценту она вскоре сообразила, что я приезжий, и еще больше заинтересовалась разговором. Представьте, как бы могли здесь обойтись с темнокожим человеком из фавелы.

В дополнение к этой истории Джонсон сказал Global Voices:

Eu acho que o negro estrangeiro já é visto diferente do negro brasileiro, porque tem sotaque, fala outra língua, e o brasileiro gosta disso. A gente sofre preconceito até abrir a boca. […] Quando sabem que somos estrangeiros, esquecem da nossa cor, e são interessados mas histórias e experiências que temos para contar.

Я думаю, приезжих темнокожих воспринимают не так, как местных, потому что мы говорим с акцентом и говорим на другом языке, и бразильцам нравится это. К нам относятся с предубеждением до тех пор, пока мы не начинаем говорить. Когда они понимают, что мы иностранцы, они забывают о цвете кожи и заинтересовываются историями и опытом, которыми мы можем поделиться.

Джонсон также описывает эпизод, когда его бразильская подруга предположила, что бразильские стандарты красоты (которые обычно предполагают такие качества, как светлая кожа и прямые волосы) являются мировыми стандартами:

Em 2012 uma amiga me perguntou se eu sabia qual o estado padrão de beleza no Brasil. Eu pensei: a Bahia tem mais negros, logicamente é a Bahia. Ela disse “não”, e então chutei o Rio de Janeiro, pois após a Bahia é o estado com maior número de negros. Ela respondeu “não. É o Rio grande do Sul e Florianópolis SC”, e ela emendou ainda : é padrão de beleza no mundo inteiro. Fiz-me uns questionamentos como: será que é mesmo? Em que mundo eu vivia e não sabia disso? […]. Eu já visitei 7 países da África e tenho certeza que na África negra, o padrão de beleza é outro. É bonito ter cabelo crespo, enrolado, lábios e nariz grande.

В 2012 году моя подруга спросила меня: знаю ли я, какой штат Бразилии наилучшим образом представляет «стандарты красоты» страны. Я предположил: «В Баии больше темнокожих, значит, это, должно быть, Баия». Она ответила: «нет». Тогда я подумал, что это Рио-де-Жанейро, который после Баии является наиболее «темнокожим» штатом. Она сказала: «Нет, это Риу-Гранди-ду-Сул и Санта-Катарина» [два южных штата Бразилии, которые получили большой приток миграции из Германии в начале 20 века, что сделало популяцию в этих штатах заметно более «светлой» чем в среднем в Бразилии]. Она также сказала, что «эти стандарты являются стандартами красоты всего мира». Я продолжал размышлять: «Неужели? В каком же мире я жил, если до сих пор не знал этого? […] Я бывал в семи странах Африки и могу сказать с уверенностью, что в “темнокожей” Африке стандарты красоты совершенно другие. Быть красивым — значит иметь вьющиеся волосы, полные губы и широкий нос».

Хотя бразильцы и проявляют любопытство к иностранцам, но, по мнению Джонсона, совершенно равнодушны по отношению к Африке. Для него важно, чтобы бразильцы получали информацию об Африке от африканцев, а не от европейцев, от которых они получают сведения обо всем мире.

Он сказал Global Voices:

Muitos brasileiros não conhecem o Togo. É triste, porque o Brasil tem muita ligação com o Togo historicamente. Muitos negros brasileiros vieram do Togo, e teve outros que voltaram pro Togo depois da escravidão. O primeiro presidente do Togo era descendente de Brasileiro. O Brasileiro acha que vivemos numa pobreza imensa, uns não sabem nem que tem aeroporto lá. Muita gente acha que na África só tem miséria, guerra, e acham que é só um país. Ou que a África é um país da Angola ou o Togo é um país da Angola. É verdade que tem guerra, problemas na África, mas não em todos os países, e cada país tem sua organização, seu sistema que é diferente do outro, como aqui na América do Sul que a Argentina é diferente do Brasil, da Bolívia, etc…

Многие бразильцы ничего не знают о Того. Это грустно, потому что Бразилия имеет множество исторических связей с Того. Предки многих темнокожих бразильцев приехали из Того, и многие вернулись в Того после отмены рабства [в 1889 году]. Первый президент Того был родом из Бразилии. Бразильцы считают, что мы живем в абсолютной бедности, и не знают, что у нас там есть аэропорт. Многие думают, что в Африке есть только нищета и война, и что все это одна страна. Или что Африка — это страна на территории Анголы, или что Того — это страна внутри Анголы. Это правда, что есть война и есть проблемы, но далеко не во всех странах. Каждая из них по-своему организована и имеет свою структуру, и все они друг от друга отличаются, как и здесь, в Южной Америке, где Аргентина отличается от Бразилии или Боливии.

Джонсон указывает на то, что причиной, по которой его пост стал популярным, является то, что он чужой, иностранец. «Мне бы хотелось, чтобы точки зрения темнокожих бразильцев о подобных проблемах были бы так же хорошо восприняты», — говорит он.

Что же ждет Джонсона впереди? Он планирует вернуться в Того после окончания учебы, и в то же время ему симпатичны многие особенности жизни в Бразилии: люди, их жизнерадостность, разнообразная культура и великолепная природа. Но он переживает о том, какое будущее может быть у его детей в Бразилии. «Я не хочу, чтобы их волосы и внешность были поводом для шуток в школе», — говорит он.

Переводчик: Оксана Таранова

Присоединиться к обсуждению

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо