Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Российские активисты атакуют начальника колонии, который, по заявлениям, приказывал пытать заключённых

Photo taken in Shlissel'burg, Leningrad Oblast. Flickr: CC 2.0

Фото снято в Шлиссельбурге, Ленинградская область. Flickr: CC 2.0

Заключённый политический активист Ильдар Дадин на этой неделе сообщил, что подвергся пыткам и жестоким условиям в исправительной колонии №7 в городе Сегежа (Республика Карелия).

По сообщениям, Дадин, приговорённый в прошлом декабре к трём годам заключения по новой статье УК о «неоднократных нарушениях правил проведения публичных мероприятий», продиктовал письмо своему адвокату и адресовал его жене. Письмо было опубликовано [предупреждение: по ссылке содержатся описания сцен насилия] 1 ноября 2016 года независимым новостным сайтом «Медуза».

В письме описываются систематические пытки и издевательства над заключёнными под руководством начальника колонии, майора Сергея Коссиева. В первую неделю в ИК-7 (там же некогда содержался Михаил Ходорковский), по словам Дадина, его избили одновременно 12 человек, на полчаса подвесили в наручниках, ему угрожали изнасилованием и сказали, что он будет убит, если попробует рассказать о чём-либо внешнему миру.

Такое обращение с заключёнными знакомо каждому, кто читал канон литературы о ГУЛАГе советских времён — включая такие классические произведения, как «Архипелаг ГУЛАГ» Александра Солженицына, «Колымские рассказы» Варлама Шаламова и «Всё течёт» Василия Гроссмана, которые рассказывают о жизни в советских лагерях. Гражданам СССР приходилось полагаться на самиздат, чтобы читать об этих историях, но современные российские активисты для распространения подобной информации используют социальные сети.

А некоторые даже используют технологии, чтобы, в некотором смысле, взять дело в собственные руки. Российский политический активист Владислав Здольников, связанный с оппозиционной «Партией Прогресса» и протестным Newscaster.TV, с помощью социальных сетей организовал атаку на самого начальника колонии.

После обнародования письма Дадина Здольников начал публиковать в Twitter информацию о майоре Коссиеве, которого Дадин называет одним из соучастников пыток. Он также отправляет других на страницу Коссиева во «ВКонтакте»:

Российский оппозиционный лидер Алексей Навальный также поделился ссылкой на профиль Коссиева во «ВКонтакте», приложив несколько его фотографий в обычных ситуациях — на отдыхе и с семьёй на пляже — вместе с моментом из письма Дадина, в котором рассказывается, как Коссиев приказывает пытать заключённого.

Злодников публично идентифицировал членов семьи Коссиева, включая его жену и детей, и указал на их страницы в социальных сетях. Он призвал сторонников связаться с ними и рассказать о том, что Коссиев — «ублюдок».

Эрик Толер из «Эха Рунета» поговорил с Владиславом Злодниковым и спросил его о том, чего он надеется достичь, раскрывая личную информацию Сергея Коссиева.

Эхо Рунета: Почему вы решили привлечь внимание к Коссиеву и его семье в социальных сетях?

Владислав Здольников: В ситуации, когда речь идёт о массовом насилии над заключенными, которое, очевидно, организовано администрацией колонии, одним из немногих способов повлиять на это, является как можно более широкая огласка происходящего.

Я считаю, что в рамках этой огласки, очень важно донести эту информацию до близких кругов тех, под чьим руководством совершается беззаконие: среди их друзей и родственников. Они должны знать, чем занимается на работе человек, с которым они живут или общаются.

Таким образом, мы переводим то, чем занимаются эти люди, из разряда исключительно рабочего в разряд личного. Я уверен, что этот человек, приходя домой, не говорит: “я сегодня пытал заключенного, подвешивая его наручниками за решетку”, он никогда не скажет своей жене “я сегодня угрожал изнасилованием заключённому”, потому что понимания, очевидно, он не найдёт.

Считаю, что такое моральное давление должно положительно повлиять на ситуацию с Дадиным.

При этом, я должен уточнить, что не считаю, что родные должны отвечать за действия этого человека или как-то от них страдать. Я ни в коем случае не призываю “травить” их, или любым другим способом выражать негатив в их сторону.

Эхо Рунета: Чтение ваших твитов и просмотр страниц Коссиева в социальных сетях и их сопоставление с письмом Дадина напомнили мне о «банальности зла». Какое влияние на среднего россиянина, на общественное мнение и на ситуацию в исправительных колониях может оказать такое сопоставление?

Владислав Здольников: Я думаю, что это безусловно влияет на отношение аудитории к этому человеку. Они осознают, что человек, который пытает людей на работе, может отдыхать рядом с ними на пляже. Это, как минимум, заставляет задуматься.

Соцсети дают возможности для действий в ситуациях, когда, казалось бы, мы сделать нчиего не можем. У нас нет никакой надежды на реальную проверку со стороны прокуратуры с увольнениями и наказанием виновных. Когда испытываешь эмпатию к происходящему, когда очень сильно переживаешь, это заставляет придумывать действия, которые могут как-то помочь человеку. Я знаю Дадина лично, и я особенно остро переживаю всё то, о чём он написал в своём письме. Поэтому приходится придумывать что-то, в результате получилась такая акция, не знаю, как лучше это назвать.

Эхо Рунета: На Западе о советских лагерях знают благодаря литературе той эпохи. Теперь о них почти ничего не известно, кроме того, что мы видели в случае Pussy Riot. Что бы вы сказали западной аудитории о современной ситуации в российских колониях и через какие каналы мы (на Западе) можем узнать о них больше?

Владислав Здольников: Ситуация, о которой сегодня узнали из письма Дадина, абсолютно привычна для большинства российских исправительных учреждений. К заключенным не относятся, как к людям, их держат в постоянном страхе, чтобы подчинить и подавить силу воли.

Мы узнали о ситуации с Ильдаром Дадиным только благодаря тому, что он и его жена имеют некую известность в оппозиционных кругах. Это позволило быстро распространить текст письма.

Несложное гугление выдаёт нам сотни подобных историй, как происходит с Ильдаром. Вот, например, письмо заключённого от 2012 года из той же ИК-7.. Там описываются ровно те же пытки, что в письме Ильдара.

Менее чем через 24 часа после публикации «Медузой» письма Дадина уже появились некоторые знаки того, что шаг оказал определённое влияние. Активисты и демонстранты собрались около здания Федеральной службы исполнения наказаний в Москве на акцию в поддержку Дадина и тюремной реформы.

Также 1 ноября телеканал «РЕН-ТВ» опубликовал фотографию Дадина, якобы снятую в тот же день, на которой нет видимых синяков или признаков применения насилия. Жена Дадина Анастасия Зотова утверждает, что её мужу были нанесены травмы в середине сентября, и к настоящему времени они должны были уже излечиться.

ФСИН пообещала допустить к заключённому «независимых медицинских специалистов», чтобы подтвердить заявления правительства о том, что он не подвергался каким-либо формам незаконного физического насилия.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо