Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Взаимный интерес: Бахрейн отмечает 200-летие «дружбы» с Великобританией

Карта Персидского залива в 1851 году. (Wikimedia Commons)

Бахрейн уже давно дружит со своими западными союзниками.  В знак этой дружбы [анг] реактивные самолеты «Тайфун» [анг] производства британской оборонной компании BAE Systems, которые Великобритания стремится продать всем диктаторским режимам в Персидском заливе, устроили воздушный парад на Международном авиасалоне в Бахрейне (BIAS) 21 января.

Авиасалон BIAS стал первым событием года [анг], посвященного празднованию 200-летних взаимоотношений Бахрейна и Великобритании и рекламирующего преимущества этой «дружбы». Любопытно, что на празднование 200-летней годовщины намекали еще с момента проведения «Великой британской недели» [анг] в 2013 году. Похоже, что правительства обеих стран хотят уменьшить количество [анг] критики в свой адрес, излишне демонстрируя, как прекрасны их отношения для обеих стран.

Говорить о праздновании 200-летия англо-бахрейнских  [анг] отношений в некотором роде сложно, т.к. ранее в истории эти скорее колониальные отношения, которые включали в себя измены, предательство, пиратство и работорговлю, сложно было назвать «дружбой».

Правящая семья Бахрейна Аль-Халифа происходит из племени бани утба, которое входило в состав конфедерации в Кувейте до ее распада, после чего они ушли жить на побережье недалеко от Бахрейна в Зубарахе (современный Катар) в XVIII веке. Здесь на Аравийском полуострове они начали конфликтовать с соседними племенами, включая правителей Маската, Абу Даби и с семьей Аль-Сауд.

Тем временем, Британия продолжала расширять границы своей торговой империи, особенно в Индии, и британское правительство все больше волновали межплеменные распри в Бомбее и пиратство в Персидском заливе. В начале XIX века британский резидент, старшее британское должностное лицо в районе залива, находился на побережье в Бушире. В 1805 году шейхи семьи Аль-Халифа обратились к резиденту с просьбой защитить их от семьи Аль-Сауд и ее фанатичных последователей ваххабитов, которые заставляли их присоединиться к «пиратскому плаванию в Индию». У ваххабитов не было своего флота, и они хотели грабить торговые суда, идущие из Индии в Персидский залив.

Согласно истории [анг] племени бани утба, записанной английскими чиновниками позже в XIX веке, англичане захотели проверить «эту новую разрушительную систему, возникающую из алчности и фанатизма отчаявшегося племени в центре Неджд». Но правительство Бомбея, неуверенное в реакции арабов на английское вмешательство в дела местных племен в Персидском заливе, отказало им в покровительстве.

В 1810 году ваххабиты назначили своего правителя в Бахрейне и соседствующих с ним регионах аравийского побережья, которому семья Аль-Халифа были вынуждены платить дань. В 1811-1812 годах османы отправили египетскую армию под предводительством сына Мухаммеда Али-паши, чтобы захватить Аравийский полуостров, в результате чего утба смогли свергнуть правление ваххабитов и начать сотрудничать с имамом Маската.

Несмотря на то, что «Исторические записи Бахрейна», записанные британскими колониальными служащими, не дают точных ответов по данному вопросу, похоже, что правительство Маската попыталось подчинить клан Аль-Халифы, и отвергнув идею, представители Аль-Халифы попытался играть на два лагеря, обратившись к ваххабитам. Когда резидент Бушира лейтенант Уильям Брюс прибыл [анг] в Бахрейн 19 июля 1816 года, он обнаружил, что шейх Абдула Аль-Халифа сильно обеспокоен тем, что Британия собирается поддержать атаку Маската на Бахрейн, как сообщил ему имам Маската. Брюс убедил шейха, что это было неправдой, и в доказательство он предложил шейху «составить небольшое соглашение», полагая, что правительство в Бомбее не будет возражать. Но на самом деле правительство Бомбея было против, и отклонило несанкционированное соглашение, составленное Брюсом, выбрав пока нейтральную позицию по отношению к Бахрейну. Чтобы там ни было написано, это неофициальное соглашение посчитали слишком малозначимым, чтобы его сохранить.

Вероятно, это было мудрое решение со стороны правительства Бомбея, т.к. Аль-Халифа после того, как они пообещали Брюсу, что не будут помогать пиратам в заливе, продолжили помогать соседнему племени джавасим в организации пиратских нападений и продажи украденных товаров в Бахрейне. «”В таких условиях невозможно было считать Бахрейн чем-то большим, чем просто пиратским портом», — написал младший резидент Персидского залива в истории правителей утби.

К 1819 году правительство британской Индии устало от межплеменных войн и пиратсва. Капитан Лок прибыл  [анг] с шестью кораблями, чтобы расследовать сообщение о случаях продажи индийских женщин в рабство на базаре Бахрейна. Шейх убедил капитана, что история не имела правдивых оснований и согласился запретить продажу «захваченного британского имущества», обещание, которому шейх «придал мало значения».

Очередное игнорирование договоренности заставило англичан отправить еще больше кораблей в Персидский залив под командованием сэра У. Г. Кейра, которые разгромили [анг] пиратский флот племени джавасим и захватили базу в Рас-Аль-Хайме, сейчас один из семи эмиратов ОАЭ.

Screen Shot 2016-02-26 at 18.00.48

Отрывок из книги Чарльза Рэтбоуна Лоу «История морского флота в Индийском океане», том I, 1613-1863.

8 января 1820 года в Рас-Аль-Хаиме был заключено общее мирное соглашение между генерал-майором сэром Уильямом Грантом Кейром, со стороны правительства Великобритании, и почти всеми правителями арабских племен, имеющих корабли в Персидском заливе, которые подписали его впоследствии в разных местах и в разное время. Единственная цель данного соглашения — полное искоренение пиратства…

После этого шейх Бахрейна передал англичанам все пиратские корабли, которые были в гавани. Однако эти меры не до конца искоренили пиратство, и стычки между племенами продолжились, т.к. Аль-Халифа продолжали отстаивать свою независимость и от Маската, и от ваххабитов. 

Сложно назвать соглашение 1816 года «соглашением о дружбе», т.к. на деле оно являлось обещанием того, что британский флот сохранит нейтралитет в Персидском заливе в конфликте между Бахрейном и Маскатом.

Также понятно, почему правительства двух стран — Великобритании и Бахрейна — не хотят отмечать годовщину отношений в 2020 году, что было бы точной годовщиной подписания соглашения, частично потому что в Соединенном Королевстве в 2020 году пройдут выборы, а также, возможно, по причине того, что это будет годовщиной даты, когда Великобритания заставила шейхов залива завязать с пиратством и работорговлей. Еще, похоже, что правительство Бахрейна пытается повысить свою значимость, намекая на то, что они на самом деле всегда были независимы от англичан, которые якобы были только друзьями и меценатами для правителей династии Аль-Халифа, а не колониальными завоевателями. 

Сложно назвать какое-либо из перечисленных событий началом «дружбы» между Бахрейном и Великобританией. На самом деле эти отношения не двусторонняя дружба, а скорее пример невозмутимого политического цинизма. 

Возможно, именно это и означает эвфемизм «дружба». Патрон-клиентские отношения между Великобританией и Бахрейном уже длятся 200 лет и, похоже, не собирают на этом заканчиваться. Это удобные отношения с точки зрения власти и торговли, и, возможно, не стоит ждать, что они будут работать в интересах простых граждан.   

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо