Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Надежда на правосудие исчезает для женщин Никарагуа

Эксания Обрегон. Фотография: Сара Ван Нот. Используется с разрешения PRI.

Эксания Обрегон. Фотография: Сара Ван Ноут. Используется с разрешения PRI.

Эта статья и радиорепортаж Сары Ван Ноут (Sara Van Note) для The World были впервые выложены на сайт PRI.org 10 сентября 2015 год, и опубликованы здесь в рамках соглашения об обмене контентом [все ссылки на английском языке].

Около трети женщин Никарагуа страдают от домашнего насилия, более 15% из них подвергались сексуальному насилию, согласно данным Панамериканской организации здравоохранения. Поэтому в 2012 году никарагуанские государственные деятели приняли закон, направленный на укрепление правовой защиты женщин от гендерных преступлений. Правовой акт известен под названием Закон 779 и получил позитивные отзывы со стороны международного сообщества.

Listen to this story on PRI.org »

Однако защитники прав женщин утверждают, что за прошедшее время закон был заметно ослаблен, что подтверждает опыт многочисленных женщин, попытавшихся с его помощью отстоять свои права.

25-летняя Эксания Обрегон (Exania Obregón) пыталась апеллировать к Закону 779. Она проживала в сельском северном департаменте Матагальпа, покинула дом со своим партнером, старше нее на 10 лет, и родила дочку, когда ей было всего 14. Позже они с мужем развелись.

Однажды вечером в прошлом году Обрегон с дочерью вернулись домой и обнаружили, что электричество не работает. Эксания объяснила, что она только собралась ложиться спать, когда кто-то прыгнул на нее сверху и начал душить. Она отчаянно боролась с нападавшим, когда внезапно узнала в нем своего бывшего мужа.

Эксания Обрегон — одинокая мама, ожидающая помощи от Закона 779, после того, как на нее напал бывший муж. Она рассказала, что полиция не приняла ее жалобы всерьез, бывший муж остался на свободе и никаких обвинений ему не предъявили. Фотография: Сара Ван Нот. Используется с разрешения PRI.

Эксания Обрегон — одинокая мама, ожидающая помощи от Закона 779, после того, как на нее напал бывший муж. Она рассказала, что полиция не приняла ее жалобы всерьез, бывший муж остался на свободе и никаких обвинений ему не предъявили. Фотография: Сара Ван Ноут. Используется с разрешения PRI.

«Он запихнул кулак мне в рот, и чем больше я пыталась кричать — тем глубже он заталкивал руку», — призналась Эксания.

Насильника помогла оттолкнуть десятилетняя дочка, и вместе с мамой они побежали к соседям. На рассвете Эксания Обрегон отправилась в полицию. Там она прождала несколько часов, чтобы заполнить жалобу.

«Я все время повторяла, что он вернулся убить меня, — рассказывает она. — И полицейский просто взял формуляр, заполнил его и заявил: ″посредничество″».

Многие дела в Никарагуа, даже уголовные, решаются путем посредничества. Изначально Закон 779 был разработан, чтобы исключить посредничество в подобных чувствительных категориях дел, однако впоследствии закон был изменен. По мнению защитников прав женщин, это значительно усугубило и без того сложное положение женщин, вынужденных находиться в нездоровых, насильственных отношениях.

Люсия Родригес (Lucia Rodriguez) — глава полицейской комиссии по делам женщин и детей в Матагальпе, государственного агентства, куда женщины приходят сообщить о насилии. Родригес подчеркивает, что «это задача женщины» — решать конфликты. Правительство инициировало новую кампанию под названием «Дом, построенный с любовью».

«Я считаю, что крайне важно для укрепления семьи: чтобы как можно меньше дел доходило до суда и как можно больше вопросов решалось в недрах самой семьи», — считает Ядер Моразан (Yader Morazan), адвокат и секретарь специализированного суда Матагальпы по делам о насилии, суда, который был создан в соответствии с положениями Закона 779.

Юная активистка участвует в митинге в Международный женский день в 2012 году с плакатом: «Это тело не будет тронуто, не будет подвергнуто насилию, не будет убито». Закон 779 был принят в 2012, а позже изменен, чтобы снова разрешить посредничество. Фотография: Сара Ван Нот. Используется с разрешения PRI.

Юная активистка участвует в митинге в Международный женский день в 2012 году с плакатом: «Это тело не будет тронуто, не будет подвергнуто насилию, не будет убито». Закон 779 был принят в 2012, а позже изменен, чтобы снова разрешить посредничество. Фотография: Сара Ван Нот. Используется с разрешения PRI.

Но защитница прав женщин Рут Матаморос (Ruth Matamoros) подтверждает, что девушки чаще всего подвергаются насилию со стороны членов семьи или других лиц, которых они хорошо знают. По словам Матаморос: «Преступления совершаются в доме из-за доверия к защите семьи».

Эксания Обрегон говорит, что бывший муж угрожал ей неоднократно в течение нескольких дней до нападения. Но после разговора с полицией она была абсолютно опустошена и согласилась на посредничество, потому что даже не знала, что это такое.

«Теперь я знаю, что то, что случилось со мной, не может разрешить никакое посредничество, — заявляет она. — Как я могу вести переговоры о моей жизни, если еще всего несколько секунд — и он бы убил меня?».

Проблему усугубляет и критическая нехватка ресурсов для обеспечения работоспособности закона. После подачи жалобы, в соответствии с положениями Закона 779, женщины должны самостоятельно собрать большую часть доказательств. Комиссар Родригес говорит, что они обрабатывают около 150 дел в месяц, и еще 200 решается через посредничество. Весь персонал — всего лишь 6 человек и, по мнению Родригес, «было бы идеально увеличить число сотрудников вдвое».

В Никарагуа полиция обычно держит в заключении тех, кто обвиняется в совершении особо тяжких преступлений, либо преступлений, связанных с наркотиками, все остальные часто остаются на свободе, пока суд не примет окончательное решение по их делу. Эксания Обрегон подтверждает, что ее бывший муж продолжает звонить и угрожать ей, в последнее время она и дочь даже на ночь не выключают свет в доме.

В марте 2012 года, к Международному женскому дню, активисты обратили внимание на растущее число убийств женщин. Со времени принятия Закона 779 в 2012 году, правовой акт был переписан таким образом, что все меньше убийств попадают под эту категорию. Фотография: Сара Ван Нот. Используется с разрешения PRI.

В марте 2012 года, к Международному женскому дню, активисты обратили внимание на растущее число убийств женщин. Со времени принятия Закона 779 в 2012 году, правовой акт был переписан таким образом, что все меньше убийств попадают под эту категорию. Фотография: Сара Ван Ноут. Используется с разрешения PRI.

«Я подала жалобу, почему они мне до сих пор не помогли?— задается вопросом женщина. — Чувствую, что они не приняли мое дело всерьез».

Хотя дело Обрегон оказалось в одном из новых специальных судов Никарагуа, государственный адвокат Моразан считает, что оно может быть не доведено до конца: «Ни для кого не секрет, что процесс часто останавливают из-за ордеров на арест ответчика».

Сегодня трудно делать выводы о реальных достоинствах закона: правительство не предоставило сводные данные по стране о поданных жалобах и судебных процессах по Закону 779. И прокуратура Матагальпы не ответила на нашу просьбу об интервью.

Адвокат Матаморос считает незаконным внесение правительством поправок в Закон 779: «Нам кажется, что вопросы о правах женщин на самом деле решаются на переговорах между политиками и церковью».

Матамарос добавляет, что она и другие адвокаты будут бороться, чтобы защитить Закон 779. Она уточнила: «Но мы не собираемся обманывать женщин. Многие из них предпочтут выбрать другой путь, чтобы избежать насилия».

Это то, что решила сделать Эксания Обрегон, — она бросила работу и переехала с дочерью в другой город. На настоящий момент она отказалась от судебного преследования по Закону 779. Вместо этого она пытается закончить старшую школу  и сделать всё необходимое, чтобы добиться лучшей жизни.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо