Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Планы на Эйфелеву башню? Опасайтесь «Парижского синдрома»

Японские туристы в Париже. Фото – Lantus. CC 2.0

Париж, известный во всем мире как «город огней», в среднем принимает 20 миллионов посетителей в год, что делает его одним из самых популярных туристических назначений во всем мире. Помимо прочего, город обладает особой атмосферой с его туристами, которые считают Париж территорией культуры и романтики, и последующими ожиданиями, которые влечет за собой подобный ярлык. Однако как только новизна огромного города исчезает, на замену ей приходит реальность. А реальность зачастую кусается. За великолепными памятниками и достопримечательностями скрываются менее чарующие аспекты городской жизни: затрудненное уличное движение, загрязнения, мелкие преступления и языковые барьеры. Спуск с первоначальной высоты носит название «Парижский синдром».

Eiffel tower at dawn, taken from place du trocadero by Nitot CC BY-SA 3.0

Эйфелева башня на рассвете, вид с площади Трокадеро. Фото – Nitot. CC 3.0.

Парижский синдром был описан профессором Хироаки Ота, японским психиатром, работающим во Франции. Он характеризует его [анг.] следующим образом:

Japanese travelers often held idealistic views of Paris, mostly concerning culturally specific expectations of service industry customs, societal manners, and urban hygiene. When Paris did not live up to these expectations, a small group of travelers would descend into depression. Often, depression turned into psychosis, and lead to medical treatment.

Японские путешественники часто имели идеалистическое представление о Париже, в основном по отношению к специфическим культурным особенностям индустрии обслуживания, социального поведения и городской чистоты. Если Париж не соответствовал этим ожиданиям, небольшая группа туристов погружалась в депрессию. Зачастую депрессия перерастала в психоз, который требовал медицинского лечения.

Культурный шок был настолько обычным, что японское посольство создало круглосуточную горячую линию для тех, кто страдает от синдрома. Джон Меник даже исследовал концепцию этого синдрома в видео, которое теперь доступно в YouTube:

Эрико Тиберг-Насу, японский психоаналитик, объясняет французскому репортеру
возможные причины распространения культурного шока [фр.]:

Il y a pas mal de grèves, les gens peuvent être un peu agressifs verbalement, on peut se faire voler son porte-feuille dans le métro, le taxi peut arriver avec un quart d'heure de retard. C'est quelque chose d'inconcevable au Japon

Многие рабочие бастуют, люди могут быть грубыми, также ваш кошелек может быть украден на улице, а такси приедет 15 минут позже заказанного. Все это непонятно и непривычно для Японии.

Катада Тамами, японский ученый, описал в Journal of Nissei Hospital один чрезвычайный случай японского профессора, который переехал в Париж и столкнулся с некоторыми психологическими трудностями [анг.]:

It was a case of manic-depressive disorder who presented his symptoms, insomnia, fluctuation of mood, aggression, irritation and rise in sex drive. Separated from his family, living alone in Paris, he has lost his identity when he worked as professor and fulfilled his duties as father and husband at home is Japan. Moreover, his fantasy and idealization of Paris, characteristic of Paris syndrome, played a great part in his abnormal behaviors searching for his lost youth and love affair.

Это был случай маниакально-депрессивного расстройства, которое проявилось в следующих симптомах: бессонница, перепады настроения, агрессия, раздражительность и  повышение полового влечения. Отделенный от своей семьи и живя один в Париже, он утратил свою личность, которую он имел, работая профессором и выполняя свои обязанности отца и мужа дома в Японии.

В то время как культурный шок является наиболее часто встречаемым синдромом среди японских туристов (чуть менее чем 1 миллион японских граждан посещают Париж каждый год с в среднем 12-ю японскими туристами [анг.], страдающими от синдрома), остальные приезжие также испытывают депрессию после посещения города. В видео американский путешественник Марк Волтерс перечисляет несколько вещей, которые поразили его во время поездки в Париж. Некоторые из них были позитивными, другие не очень, например, следующие замечания:

-The Amount of People Who Smoke
-Dog Poop… Lots of Dog Poop…
-How Restaurants Close in the afternoon
-The Amount of Beggars You See (and pickpockets)

- Количество курящих людей
– Собачьи какашки… Много собачьих какашек…
– То, что рестораны закрываются днем
– Количество нищих (и карманных воров)

Профессор Марк Гриффитс — психолог и профессор в университете Ноттингем Трент. Он провел небольшое исследование Парижского синдрома и  проанализировал научные публикации [анг.] в этой сфере. Гриффитс выделяет тот факт, что существует два основных типа синдрома:

  • Type 1 [Classic]: These individuals typically have a problematic psychiatric history and may travel to Paris for idiosyncratic “strange” or delusional reasons. However, the onset of the symptoms is immediate upon arrival in Paris (and may even begin in the airport).

    Type 2 [Delayed Expression]: These individuals do not usually have a personal and/or familial psychiatric history. The reasons for visiting Paris are typically for ‘normal’ travelling reasons but the onset of the symptoms is much later than the ‘classic’ type (i.e., three months or longer after arriving in Paris).

    Тип 1 [Классический]: Эти люди обычно имели психиатрические проблемы в прошлом и путешествуют в Париж по своеобразным «странным» или бредовым причинам. Сами же симптомы проявляются сразу по приезду в Париж (могут даже начаться в аэропорту).

    Тип 2 [Запоздавшее проявление]: Эти люди обычно не имеют личных и/или семейных случаев психиатрических заболеваний. Причины посещения Парижа чаще всего связаны с «привычными» причинами путешественников, но симптомы появляются намного позже нежели при «классическом» типе (т.е., 3 месяца или больше после приезда в Париж).

Кристоф Суллез, житель Парижа и криминолог, объясняет это тем, что местные воры зачастую специально нацелены на азиатских туристов, что усиливает вероятность Парижского синдрома. Тем не менее, теперь принимаются специальные меры для их защиты [фр.]:

On sait que les touristes sont particulièrement visés par les voleurs à la tire ou à l’arraché. Ce phénomène, qui touche surtout Paris, est tellement problématique que nous avons dû demander aux groupes de police judiciaire de se concentrer l’été principalement sur la prévention. Au Japon les vols à la tire n’existent quasiment pas. Les touristes ne vont donc pas se méfier de délinquants organisés.

Мы знаем, что карманники и воры сумок специально нацелены на туристов. Это явление, которое затрагивает в основном Париж, настолько запущено, что полиции приходится просить помощь у судебного отдела для предотвращения преступлений. В Японии воры-карманники практически не существуют. По этой причине туристы не осведомлены об организованных преступлениях, происходящих вокруг них.

Тем не менее, не стоит бояться за свой следующий визит в Париж, он далеко не так ужасен. Большая часть парижан знают, что приспособление к городской жизни может быть сложной задачей. Но как только первоначальные препятствия адаптации позади, что происходит в любом большом городе, где местные жители говорят на иностранном языке, тогда можно начинать получать удовольствие от привилегий. Здесь перечислено несколько менее известных советов [фр.], чтобы насладиться спокойным Парижем, любезно предоставленных нашим французским редактором Клэр:

Cet été, sans hésitation, nous leur conseillons le quartier du Jardin des plantes.  Le plus ancien des grands parcs de Paris, qui fut d'abord le jardin des plantes médicinales du roi, doit beaucoup à la Révolution française qui en fit un temple de la science mais il a maintenant un charme ‘bourgeois’ et ‘province. Dans une tête parisienne, Jardin des Plantes rime presque automatiquement avec ‘thé à la mosquée’, juste en face. Dans cette très jolie mosquée de Paris inaugurée en 1926, les moineaux très familiers se serviraient presque dans votre assiette quand vous prenez un thé

Этим летом мы советуем Вам пройтись по «Jardin des Plantes». Это один из самых старинных парков в Париже, который изначально был королевским садом медицинских растений.  После французской революции власти решили сделать из парка научный музей, однако он сохранил свою буржуазную и провинциальную атмосферу. Для парижан Jardin des Plantes практически мгновенно ассоциируется с чашечкой чая в мечети, которая расположена сразу у входа. В этой великолепной мечети, открытой в 1926 году, дружелюбные воробьи едва не едят с вашей тарелки, в то время как Вы наслаждаетесь чаем.

В конце концов, возможно этот синдром вовсе не особенность путешественников в Париже, а всего лишь обыкновенная тоска по дому.И все же, очевидно, что многое можно было бы сделать, чтобы обеспечить лучший опыт для посетителей. Филлипе Адам, парижский писатель, который написал множество статей об отношениях между Францией и Японией, наверное, подводит итог лучше всего [фр.]:

On rend assez mal aux Japonais l'affection qu'ils portent à la France

Мы поступаем плохо по отношению к любви, которая есть у японских посетителей к Франции.

Переводчик: Анна Чубаева

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо