Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

«Протестующая с помадой» Ясмина Голубовская: македонцы хотят «начать с нуля»

The image of protester Jasmina Golubovska taken by Reuters photographer Ognen Teofilovski quickly went viral on the Internet and remains one of the symbols of the on-going anti-government protests in Macedonia.

Фото участницы протестов Ясмины Голубовской, сделанное фотографом Reuters Огненом Теофиловским, быстро распространилось по интернету и остаётся одним из символов продолжающихся антиправительственных протестов в Македонии.

Массовые протесты вспыхнули в столице Македонии 5 мая 2015 года, после того как лидеры оппозиции опубликовали изобличающие аудиозаписи разговоров между высокопоставленными чиновниками страны. На них премьер-министра Македонии Никола Груевский и министр внутренних дел Гордана Янкулоская якобы обсуждают способы сокрытия смерти 22-летнего мужчины, умершего в 2011 году в результате травм, полученных в стычке с полицией. Вовлечённый полицейский позже был осуждён, в решении по делу использовались свидетельства чрезмерного применения силы.

В ответ 5000 человек собрались на улицах столичного города Скопье. Через пять часов демонстрации, которая, по словам многих свидетелей и международным сообщениям, была мирной, полиция начала разгон, выведя на улицы водяные пушки в качестве предупреждения и применяя чрезмерную силу и дубинки.

Пока массовые собрания с требованиями отставки и уголовного преследования нескольких чиновников, вовлечённых в дело Мартина Нешковского, продолжались по всей стране, по интернету и в международных новостях начали ходить фотографии протестующих. Некоторые из них особенно выделяются.

В самый первый день протестов полицейский кордон охранял главное правительственное здание в центре Скопье. Пока сотни человек текли рекой, фотограф Reuters встал на возвышение рядом со зданием для лучшего вида на толпу. Под ним молодая женщина приблизилась к полицейскому кордону, и, пока толпа протестующих вокруг кричала, она подкрасила губы красной помадой, используя один из полицейских щитов как зеркало. Пока фотограф нацеливал на неё камеру и делал снимки, она оставила яркий красный отпечаток на щите полицейского, поцеловав его.

Эта женщина — это всё

Её зовут Ясмина Голубовская, а фотография, на которой она подкрашивает губи посреди антиправительственного протеста, несколько раз облетела вокруг света, получив внимание от таких «вирусных» сайтов, как Daily Dot и BuzzFeed, а также от некоторых крупных международных СМИ. Для некоторых она — «задира», для других — «икона» протестов в Македонии.

Но Голубовская не была просто случайной женщиной, решившей подправить макияж на передовой линии гражданского сопротивления: она правозащитница и представитель Хельсинкского комитета по правам человека в Македонии.

Вместе с другими людьми Голубовская энергично лоббировала поправки в некоторые из наиболее сомнительных законов Македонии и публично высказывалась против нарушения прав человека в стране на протяжении нескольких лет.

Global Voices связались с Голубовской и поговорили с ней о истории и будущем продолжающихся протестов в одной из беднейших стран Европы.

Global Voices (GV): Мы знаем, что последней каплей, вызвавшей нынешние массовые протесты, стали слитые разговоры премьер-министра Груевского и министра внутренних дел Янкулоской, связанные со смертью в 2011 году 22-летнего Нешковского. Но как вы думаете, что в долгосрочной перспективе привело к этим протестам, требующим отставки действующего правительства? И верите ли вы, что, сливая эти аудиозаписи, оппозиция пытается вызвать «народные волнения», как заявляет премьер-министр Груевский?

Jasmina Golubovska (JG): There are more than a few reasons the revolt has spilled onto the streets which the so-called government and ruling parties did not take into consideration since they were too busy with their need for profit and establishment of full control over society.

First, the aggressive propaganda over the nine years of [Gruevski's] rule to divide civil society by labeling, creating mistrust among citizens, and forcing the idea of internal and external threats to the security of the nation has failed and backfired. Overwhelming exposure to nationalistic and religious propaganda through editorial control over national media, [intended to] present the executive branch as devoted patriots did not correspond with the real life of the citizens.

Second, the parties in power leaned too much on commercialization and marketing of their ideals and presented their “successes” as grandiose and perfect, while poverty took its toll on the citizens.

Third, aggressive tax policies that gradually increased obligation while limiting [citizen's] rights to social and health security, enormous fines, and penalties not corresponding with the living standard of people working for minimum wage. Nine percent of the population lives under the poverty line at two dollars per day, which increased the revolt of citizens.

Finally, open oppression and attempts to establish full control over society by reforming the educational system, especially attempting to override the autonomy of the State University was the final drop. In January of this year, students renounced the autonomy of the University, challenging the Ministry of Education and Science to back off the idea to examine the knowledge of students and diminish the role of the professors. The same ministry also applied its authority to elementary and middle schools which backfired with protests and boycotting of the new testing in high schools throughout the country.

As we speak, the kids are in tents in front of the Ministry's building. There were many issues throughout these nine years worth mentioning, so I will reflect on just a few non-formal movements: Prva Arhi Brigade and Ploshtad Sloboda in 2009, Stop Police Brutality following the Martin Neshkovski incident in 2011, Sloboden Index [protesting new university-related legislature] in 2009, Aman [protesting new utility price hikes] in 2013 and 2014, Parkobrani [to save the city parks from government construction projects] in 2013, eco-movements in many cities demanding clear air and improvement of ecological standards, women-driven movements against misogyny, the rise of workers’ rights movements, independent syndicates creating a social front, the case of little Tamara Dimovska who died due to limited [public] access to the state health insurance fund, people falling victim to police brutality, cases of torture in closed institutions, lack of transparent court proceedings, crime rates increased by up to 50% despite huge investments in the Ministry for Interior, lack of respect for voters rights in the election process, and so on.

These and many other events are the reason for the unrest, while the wiretapped conversations just confirmed our suspicions in regards to the ruling parties.

Ясмина Голубовская (ЯГ): Есть больше чем немного причин тому, что восстание вышло на улицы, которые так называемые правительственные и правящие партии не приняли во внимание, так как были слишком заняты необходимостью получения выгоды и установления полного контроля над обществом.

Во-первых, агрессивная пропаганда все девять лет правления [Груевского] с целью разделить гражданское общество путём навешивания ярлыков, создания недоверия среди граждан и продвижения идеи внешних и внутренних угроз безопасности нации провалилась и возымела обратное действие. Подавляющее воздействие националистической и религиозной пропаганды через редакторский контроль над национальными СМИ, [которое должно было] представить исполнительную ветвь как преданных патриотов, не соотносилось с реальной жизнью граждан.

Во-вторых, партии во власти слишком сильно полагались на коммерциализацию и маркетинг их идей и представляли свои «успехи» грандиозными и идеальными, пока бедность брала своё у граждан.

В-третьих, агрессивная налоговая политика, которая постепенно увеличивала обязательства, при этом ограничивая права [граждан] на социальную и медицинскую безопасность, огромные штрафы и взыскания, не соотносящиеся с уровнем жизни людей, работающих на минимальную зарплату. Девять процентов населения живёт ниже уровня бедности на два доллара в день, что увеличило восстание граждан.

Наконец, открытые репрессии и попытки установить полный контроль над обществом, реформировав образовательную систему, особенно пытаясь отменить автономию государственного университета, стали последней каплей. В январе прошлого года студенты напомнили об автономии университета, призвав министерство образования и науки [анг] отказаться от идеи проверять знания студентов [установленными государственными экзаменами] и уменьшить роль профессоров. То же министерство также воспользовалось своей властью в отношении начальных и средних школ, что вызвало протесты и бойкот нового тестирования в старшей школе по всей стране.

Пока мы говорим, эти дети находятся в палатках перед зданием министерства. За эти девять лет было множество проблем, которые стоит упомянуть, так что я просто напомню о лишь некоторых из неформальных движений: «Прва Архи Бригада» и «Плоштад Слобода» в 2009 году, «Остановите полицейскую жесткость»после случая с Мартином Нешковским в 2011 году, «Слободен индекс» [протесты против нового закона, связанного с университетами] в 2009 году, «Аман» [протесты против нового роста коммунальных тарифов] в 2013 и 2014 годах, «Паркобрани» [за спасение городских парков от правительственных проектов по строительству] в 2013 году, экологические движения во многих городах с требованиями чистого воздуха и улучшения экологических стандартов, женские движения против женоненавистничества, подъём движений за права рабочих, создание социального фронта независимыми синдикатами, случай маленькой Тамары Димовской, которая умерла из-за ограниченного [общественного] доступа к государственному фонду медицинского страхования, люди, становящиеся жертвами полицейской жестокости, случаи пыток в закрытых учреждениях, нехватка прозрачности в судебных разбирательствах, рост преступности до 50%, несмотря на огромные инвестиции в министерство внутренних дел, неуважение к правам избирателей в избирательном процессе и так далее.

Эти и многие другие события являются причиной волнений, а перехваченные разговоры лишь подтвердили наши подозрения касательно правящих партий.

GV: Давайте перейдём прямо к вопросу, которым задавался каждый с тех пор, как увидел вирусное изображение, на котором вы подкрашиваете губы перед щитом полицейского во время протестов: что заставило вас сделать это? Было ли это запланировано заранее или просто пришло вам в голову? Говорили ли вы с полицейским?

JG: As we stood there, face to face for around two hours before we were dispersed on the streets, all of us tried to appeal to them to drop their shields and join us by disobeying their orders due to the fact that their obligation is to protect citizens. In other words, citing the Constitution as the highest legal act and the contract between the state and the people. We will continue to ask police to join us and not to forget that when they go home [after the protests], they are also civilians with families and a life that matters.

The red color is not an accident. It represents the people's struggle in poverty and a lack of workers’ rights. It just so happened at that moment that I had red lipstick in my bag, while the idea came up in conversation with a friend of mine, Biljana Ginova. I tried to draw a heart, but the police officer was reluctant, so he got a kiss instead, in remembrance of the lost lives of victims to the regime, including Martin Neshkovski's.

ЯГ: Пока мы стояли там лицо к лицу около двух часов, до того, как мы были рассеяны по улицам, все из нас пытались призвать из бросить щиты и присоединиться к нам, перестав повиноваться приказам, поскольку их обязанность — защищать граждан. Другими словами, мы приводили Конституцию как высший правовой акт и контракт между государством и людьми. Мы будем продолжать просить полицию присоединиться к нам и не забывать, что когда они идут домой [после протестов], они также являются гражданскими лицами, чьи жизни имеют значение.

Красный цвет не случайность. Он представляет борьбу людей в бедности и недостаток прав рабочих. Просто так случилось, что у меня была красная помада в моей сумке в тот момент, когда идея возникла в разговоре с моей подругой Биляной Джиновой. Я попыталась нарисовать сердце, но полицейский сопротивлялся, так что вместо него он получил поцелуй в память о погибших жертвах режима, включая Мартина Нешковского.

jasmina golubovska kiss

Стоя на передовой линии протеста 5 мая 2014 года, друг Голубовской сфотографировал красный отпечаток её поцелуя, оставленный на щите полицейского. Фото Кире Васильева, любезно предоставлено Ясминой Голубовской, используется с разрешения.

GV: Протесты часто выглядят со стороны совсем не так, как когда вы стоите в море других протестующих. Большая часть людей младше 45 на Балканах, скорее всего, была хотя бы на одном крупном протесте, но другие не знакомы с этим чувством. Можете ли вы рассказать немного об атмосфере и чувствах, которые вы лично испытывали во время этих протестов?

JG: The protests allow us to meet with each other and exchange opinions, even grieve for lives lost in vain. For example, collective grieving for the lost lives of eight police officers and many injured [in the incidents in Kumanovo due to the breach of security of the State, helped many people to release [themselves from] the tension and fear of far darker scenarios that were presented in the pro-government media outlets.

People need to understand that by staying at home they cannot express their revolt and will only affect their health [negatively]. By coming to the protests they can feel empathy and solidarity with their problems, from people who actually care and understand them since they are in the same or similar situations as well.

ЯГ: Протесты позволяют нам встречаться друг с другом и обмениваться мнениями, даже скорбью по напрасно ушедшим. К примеру, коллективная скорбь о погибших восьми полицейских и многих получивших травмы во время событий в Куманово [анг] из-за нарушения безопасности государства помогла многим людям освободить [себя от] напряжения и страха намного более мрачных сценариев, которые были представлены в проправительственных СМИ.

Людям нужно понимать, что, оставаясь дома, они не смогут выразить своё восстание и только повлияют на своё благосостояние [негативно]. Придя на протест, они могут почувствовать симпатию и солидарность с их проблемами от людей, которые действительно заботятся и понимают, так как они тоже находятся в такой же или похожей ситуации.

GV: Есть ли у вас мысли о том, как могут развиваться события в дальнейшем? Социальные сети говорят нам, что планируется, что протесты будут продолжаться весь май и, возможно, летом. Что вы думаете: всё будет только обостряться или эти протесты приведут к некоторому виду длительных изменений?

JG: There is too much speculation via media outlets building on the political crisis. However, what civil society is demanding is a new beginning, a start from scratch. I like to associate that start with the formatting of our computers. You press “format disk” and start all over again, this time including the demands of the movements and interest of the citizens mentioned in the first question. Our people deserve a country based on the principles of peace, justice, and social solidarity. They need a new chance to live freely and in prosperity. In regards to escalation of the protests, no one can know for sure due to the fast development of the political and security crisis. Things are changing as we speak, but the people need to stand behind their demands for government resignation and accountability of all.

ЯГ: В СМИ слишком много спекуляций, строящихся на политическом кризисе. Однако, то, чего требует гражданское общество, это новое начало, начало с нуля. Мне нравится сравнивать это начало с форматированием наших компьютеров. Вы наживаете «форматировать диск» и начинаете всё сначала, на этот раз включая требования движений и интересы граждан, упомянутые в первом вопросе. Наш народ заслуживает страны, основанной на принципах мира, справедливости и социальной солидарности. Ему нужен новый шанс жить свободно и в процветании. Что касается эскалации протестов, никто не может знать наверняка из-за быстрого развития политического кризиса и кризиса безопасности. Вещи меняются, пока мы говорим, но люди должны придерживаться своих требований об отставке правительства и всеобщей подотчётности.

Протесты продолжаются в крупных городах Македонии каждый день, с 18:00 по местному времени. В воскресенье, 17 мая 2015 года, политическая оппозиция Македонии, которая бойкотировала парламент [анг] с мая 2014 года, заявляя, что к победе на выборах партии Груевского привело мошенничество, возглавила крупную массовую демонстрацию [анг]. По оценкам различных источников от 60 до 80 тысяч человек присутствовали на объединённой демонстрации оппозиции и гражданских групп в Скопье в воскресенье, требуя отставки и уголовных расследований высших государственных чиновников.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо