Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Господин бюрократ, молодые «сморщенные» женщины России просят слово

A selection of #WrinkledWomen flashmob participants. Instagram screenshot.

Подборка фотографий участниц флэшмоба #сморщеннаяженщина. Скриншот из Instagram.

Павел Астахов, уполномоченный по правам ребёнка при президенте РФ, вдохновил женщин России на создание флэшмоба в Instagram.  Акция началась после выступления Астахова по радио, где он назвал «ханжеством» беспокойства вокруг нашумевшего брака [анг] 17-летней чеченской девушки и значительно старшего её начальника РОВД.

В интервью «Русской службе новостей» Астахов отметил: «На Кавказе раньше [чем в других регионах России] происходит эмансипация и половое созревание, давайте не будем ханжами. Есть места, где женщины уже в 27 лет сморщенные, и по нашим меркам им под 50».

В ответ на это многие молодые девушки начали публиковать в Instagram селфи с тегом #сморщеннаяженщина. На фотографиях девушки морщатся, пытаясь добиться того самого эффекта. Многие посты также включают саркастические приветствия Астахову.

Начало кампании положила Белла Рапопорт, известная российская феминистка и журналистка. Не так давно Рапопорт была в центре ещё одного развернувшегося в СМИ спора вокруг написанной ею редакторской статьи в Colta.ru. В статье Белла критиковала невежество ещё одного российского издания, «Медузы», в гендерных вопросах (для полноты понимания — ваш покорный слуга пишет для английской версии «Медузы»).

По статистике Instagram, Рапопорт была первой среди участниц флэшмоба, использовавших хэштег «сморщенная женщина». Второй участницей стала Тоня Самсонова, популярная журналистка Эха Москвы, чьи посты в соцсетях отслеживают огромное количество подписчиков. В течение 12 часов хэштегом «сморщенная женщина» поделились почти 120 интернет-пользователей.

#сморщеннаяженщина 35 лет передает привет детскому омбундсмену

A photo posted by Евгеньевна (@belkitz) on

#сморщеннаяженщина может и порчу навести, аккуратнее там.

A photo posted by Ekaterina Sultanova (@katerinasf84) on

#астаховавотставку #сморщеннаяженщина

A photo posted by Elijah (@iosav) on

#сморщеннаяженщина

A photo posted by Anna (@marmousetttt) on

#Сморщеннаяженщина а мне как раз #27лет :)

A photo posted by Alice Shpiller (@aliceshpiller) on

История о свадьбе 17-ти летней Хеды Гойлабиевой и Нажуда Гучигова, гораздо более старшего и уже женатого полицейского, получила известность благодаря Елене Милашиной, журналистке «Новой Газеты». Статья Милашиной, опубликованная 30 апреля, вызвала серьёзный резонанс среди общественности, так как в статье журналистка заявляла, что Гучиков собирался жениться на Гойлабиевой против её воли, дойдя до того, что он расставил вокруг деревни Хеды блокпосты, не давая её семье эвакуировать девушку. Милашина писала, что сестра Хеды даже обращалась за помощью к Рамзану Кадырову, главе Чеченской Республики.

Вскоре Рамзан Кадыров вмешался в историю, позже опровергнув версию Милашиной. По мнению главы республики, Гойлабиева была согласна на брак и имела на то благославление родителей. Перед свадьбой Кадыров пригласил всех желающих на свадьбу в Грозный, которая состоялась 16 мая. Кадыров пошутил, что бракосочетание этой чеченской пары, по-видимому, привлекает даже больше внимания, чем свадебная церемония Принца Уильяма и Кэтрин Миддлтон.

12 мая проправительственный канал LifeNews опубликовал интервью с Хедой Гойлабиевой и её матерью, в котором 17-ти летняя девушка выразила свою радость по поводу будущей свадьбы с Гучиковым, которому, как оказалось, 46 лет, а не 57, как говорила Милашина.

По словам Хеды Саратовой, уполномоченной по правам человека Чеченской республики, первый брак Гучикова может признаваться только в рамках исламских традиций, но в соответствии с российским законодательством Гучиков не женат. По сообщениям, первая супруга Гучикова ничуть не обеспокоена возможным появлением второй, более молодой жены. «Она [первая жена] даже помогала покупать подарки этой девочке [Гойлабиевой]», — сообщила Саратова BBC.

Милашиной, по некоторым данным, поступали угрозы из Чеченской полиции, поэтому журналистка покинула [анг] республику 14 мая. По её мнению, на Гойлабиеву и её семью оказывалось давление с целью силой выдать девушку замуж. Милашина отмечает, насколько подозрительно то, что отец девушки избегает контакта с журналистами, и то, что Гучиков изначально отрицал даже знакомство с женщиной, которую взял в жены 16 мая.

Переводчик: Екатерина Кудрина

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо